В Академии наук Италии пройдет сессия о Низами Гянджеви

Два года назад вышел видеоролик «История преемственности: от Низами до Пуччини» (в оригинале — The Story of Continuity: from Nizami to Puccini), где говорится о том, что знаменитая опера «Турандот» имеет азербайджано-славянские корни.

По словам автора видеоролика, инициатора культурных проектов Асли Самедовой, опера «Турандот» — это поворотный момент в музыкальной истории по ряду своих технических и стилистических новшеств и считается сильнейшей из написанных Пуччини, хоть он ее и не успел окончить, а премьера состоялась после его смерти 25 апреля 1926 года. Но остается почти неизвестным то, что сюжет оперы базируется на поэме «Семь красавиц», написанной в 1197 году поэтом и философом Низами Гянджеви (1141-1209).

Фото: Асли Самедова

Далее в свет вышла серия статей о том, как история о красном цвете из поэмы «Семь красавиц» перекочевала в европейскую культуру. Как отметила в беседе с Day.Az Асли Самедова, в них суммировались давно известные в научных кругах факты и указывалась необходимость развить исследования в данной области.

«Тогда же меня привлекли к организации 5-го Международного Симпозиума по Азербайджанским Коврам. Проект Министерства культуры и туризма Азербайджана, в котором я была проект-лидером и отвечала за общую концепцию, налаживание международных связей, привлечение партнеров и международный пиар, включал в себя ряд культурных мероприятий. Самым значимым из них была выставка «Шелковые Сокровища: азербайджанские вышивки 16-18 веков» и первая международная академическая публикация по этим редким вышивкам. К слову, это единственные предметы декоративно-прикладного искусства Азербайджана, которые в иностранной литературе, в отличие от ковров, указывают как «азербайджанские», а не как «кавказские»! В мире их около 350 и только 2 сохранились на территории Азербайджана в Азербайджанском Национальном Музее Искусств! В международной академической среде их называют «ранними азербайджанскими вышивками» (Early Azerbaijan Embroideries). В последнее время все чаще встречались попытки арменизации данных вышивок. Выставка и книга, если не пресекли на корню эти притязания, то сделали их голословными: сложно противостоять мнению ведущих экспертов и музейных кураторов.

Симпозиум я привела как пример неспроста. Именно благодаря крупному академическому проекту произошли очень важные события в мировой академической и музейной практике. У подобных инициатив есть немедленный и долгосрочный эффект. Немедленный — факт свершившегося мероприятия или выпущенной книги. Но именно долгосрочный эффект — то, что изменилось в культурном ландшафте и какие промежуточные/конечные цели были достигнуты — основа любой политики культурной дипломатии и мягкой силы.

Похожая ситуация вырисовывается с наследием Низами Гянджеви. Некоторое время назад я получила официальное письмо от организаторов ежегодной международной конференции в Академии Наук Италии. Предложенная моей знакомой профессором сравнительной литературы Марией-Терезой Джиавери сессия о Низами включена в программу этой престижной конференции в Риме и назначена на 15:00 28 февраля! В ней участвуют ведущие специалисты европейских университетов, в том числе низамивед Кристина ван Руймбеке, профессор Кембриджского Университета. Данная сессия будет первой, которая исследует вклад Низами в европейскую культуру через призму литературных и музыкальных произведений, основанных на сюжете из «Семи красавиц»», — рассказывает А.Самедова.

Фото: Palazzo Corsini в Риме — место проведения февральской конференции

Наша соотечественница из Милана Асли Самедова рассказала о работе профессора Джиавери и ее коллег.

«С профессорами Джиавери и ван Руймбеке я познакомилась ещё в 2015 году, написав им имейлы с кучей вопросов о Низами и их прошлых и нынешних исследованиях, далее — познакомила их друг с другом и переключилась на ковры. Ученые общались дистанционно и сплотили вокруг себя всех, кому интересна тема вклада Низами в мировую культуру. Сессия в Риме — лишь начало. Проект междисплинарен и многогранен.  Академические конференции и публикации позволяют аппелировать к фактам в научных дискуссиях и становятся источником информации и вдохновения для культурных инициатив. Именно общение с Джиавери и ван Руймбеке стало толчком в работе над новыми формами донесения информации о Низами. Первый такой проект — звуковая инсталляция Vertigo, открытая до 31 марта 2018 года во Дворце Ширваншахов при поддержке Goethe Institut и Администрации Ичеришехер», — добавила Самедова.

Проведение подобных международных мероприятий, может помочь привлечь к теме изучения и популяризации наследия Низами внимание еще большего числа иностранных и азербайджанских специалистов.

Желающие принять участие в конференции, узнать больше о проекте и поддержать работу иностранных ученых могут обращаться напрямую к Асли Самедовой — aslisamadova@gmail.com.

Добавить комментарий