«Общая грамматика тюркско-татарского языка» Мирзы Казымбека — величайший памятник языкознания

Известное произведение выдающегося ученого-востоковеда, филолога, философа, историка, первого декана факультета восточных языков Санкт-Петербургского университета Мирзы Казымбека (Мирза Мухаммед Али Казым бей) «Общая грамматика тюркско-татарского языка» считается величайшим памятником языкознания.

Перевод книги, осуществленный заведующим отделом теоретической лингвистики Института языкознания имени Насими НАНА, доктором филологических наук, профессором Идрисом Аббасовым, большое достижение в языкознании Азербайджана. Наряду с переводом И.Аббасов добавил в книгу свои исследования и комментарии. Идрис Аббасов в интервью ATAlar.Ru рассказал о проделанной работе и отношении к его труду.

 

— Через 178 лет Вы широко исследовали и с комментариями перевели на азербайджанский язык  известную книгу знаменитого азербайджанского ученого-языковеда Мирза Казымбека «Общая грамматика тюркско-татарского языка». Как возникла эта идея?

 

– Идея перевода книги великого Мирзы Казымбека  принадлежит покойному академику Тофику Гаджиеву. В ноябре 2014 года он пригласил меня в Институт Языкознания имени Насими НАНА и поручил перевести книгу М.Казымбека  «Общая грамматика тюркско-татарского языка» на азербайджанский язык. Правда, предложение стало для меня неожиданным. На самом деле у меня были другие планы, то есть я думал о переводе и комментарии известного произведения арабского языковеда Суюти «Мизхар». Однако отказаться от такого предложения было невозможно. Исследовать научное наследие личности, внесшей  большой вклад в мировую науку, верной  общемировым идеям, — дело чести для каждого азербайджанца. Так я взял на себя эту работу.
– С какими трудностями столкнулись во время перевода?
– Отмечу, что язык и терминология книги, первое издание которой было в 1839-ом, второе — в 1846 году, сложное, порой, непонятное. С другой стороны, произведение написано на кириллице, а образцы представлены арабской, монгольской и латинской  графикой, это создавало технические препятствия при наборе на компьютере и требовало дополнительного труда и внимания. Другой трудностью было то, что в институте, где я  работал, не было нормальных условий для работы.  Несмотря на трудности, члены семьи старались создать для меня рабочее условие. Именно в этих условиях я взялся за тяжелую и ответственную работу. Произведения я перевел за шесть месяцев. Однако, перечитывая, стал свидетелем ошибок, неверных терминологических переводов. Термины, используемые М.Казымбеком, не встречались в современных терминологических словарях и энциклопедиях, составленных относительно азербайджанского, даже русского языкознания. Видимо, я тоже, в свою очередь,  поторопился. Так, я не исследовал соответствующие источники на различных языках, и этим остался верен традициям переводов за последние годы на азербайджанский язык произведений, относящихся к языкознанию. В результате трудно было говорить о хорошей переводческой работе. Например, в большинстве случаев из контекста не были ясны некоторые мысли. Я почувствовал необходимость снова вернуться к переводу. После интенсивной работы я понял, что переводить М.Казымбека только в контексте его произведения невозможно.
  Учитывая все это, я обратился к произведениям классиков на арабском, латинском,  французском, русском, тюркском, итальянском, английском и других языках.
 Я привлек к сравнительному анализу произведения Х.Мигизы (1612), Ф.Менинского (1680) на латинском языке, Ж.Голдермана (1970), Ж.Прендла (1789), М.Вигье (1790), А.Жобера (1833), Жан-Шарл до Бесса (1829), В.Лотелье (1838), А.Файзмаера (1847), Л.Дюбо (1856), Шарл Вьёта (1856), М.Нассифа (1862) на французском языке, А.Давидса (1832) на английском языке, К.Комидаса (1794) на итальянском языке и др. о грамматике тюркского-азербайджанского языка. Во многих случаях обратился к мнениям и положениям французских ученых А.Арно и К.Лансло, Н.Бозе, востоковеда Силвестра до Саси, к традиционной вавилонской, китайско-японской и арабской грамматике, к древне- индийскому, римскому языкознанию, обучениям модистов, гуманистов, французских энциклопедистов, к древне-греческой и латинской грамматике, с помощью языков, которые я знаю, изучил нужные языковые факты из санскрита и англо-саксонских языков. Не раз останавливался над моментами, которые нуждались в усовершенствовании. Нашел объяснение нескольких терминов, используемых М.Казымбеком о тюркском языке, и диалекте в произведении М.В.Ломоносова «Российская грамматика» (1755). С целью разрешения подобных терминологических проблем просмотрел произведение А.АБобровникова  «Грамматика монгольского-калмыцкого языка » (1855) и несколько диссертаций, авторефератов и монографий на русском языке, касающихся языков других тюркоязычных народов, живущих на территории России. Несомненно, все это имеет важное значение для понимания специфических грамматических явлений в тюркских акцентах в «Грамматике М.Казымбека». Таким образом, с целью создания ясной картины в «Общей грамматике  М.Казымбека» я 2 года 9 месяцев, работая в интенсивном режиме (10-14 часов в сутки),  постарался по возможности удачно завершить перевод, исследование и комментарии.
– Что Вы можете сказать о роли М.Казымбека в науке востоковедения России?
– М.Казымбек, чьей личностью мы гордимся, был заведующим кафедрой восточных языков, первым деканом факультета восточных языков Санкт-Петербургского университета, азербайджанским мыслителем, знающим восемь языков. Он считается одним из основоположников русского востоковедения. Всемирно известный тюрколог, ирановед, арабист и исламовед, выдающийся ученый с энциклопедическим знанием,  М.Казымбек является незабываемой личностью, известной в научных кругах России, Европы и Востока, оставившей незабываемый след в мировом востоковедении. В Казанском и Санкт-Петербургском университетах источники и развитие востоковедения связаны с феноменом Мирзы Казымбека. Его произведения в сфере языка, истории, философии, литературы мусульманского Востока  представляют самые совершенные образцы востоковедения в России и Европе. Вышло в свет немало произведений о многосторонней научной деятельности этого выдающегося ученого. В то же время в исследованиях Густава Дюго, И.Ю.Крачковского, М.С. Иванова, В.В.Бартольда, А.Рзаева, а также в десятке других исследований  можно встретить   информацию о его жизни и творчестве. Все биографы выдающегося ученого отмечают, что уважаемый тюрколог объединяет в себе языковые и грамматические традиции Европы и Востока. Эта сложная сеть научных традиций и методов исследования больше всего отразилась в его «Общей грамматике». В «Общей грамматике», объединяющей в себе схемы и терминологии грамматики латинского и традиционного арабского языков «Грамматики» А.Жобера, можно увидеть влияние идей языковедения М.В.Ломоносова. М.Казымбек внес в русскую тюркологию термины «изафе» (izafə) и «изафет» (izafət), присущие грамматике арабского языка.
Много говорится о роли М.Казымбека в западном востоковедении. Можете внести в это ясность?
– Имя М.Казымбека, можно сказать, занимает достойное место в энциклопедиях, научных книгах и журналах США и Западной Европы, особенно Франции, Англии и Германии. В журналах этих стран напечатаны произведения М.Казымбека. В Париже, в «Journal Asia-tique» на французском языке напечатан ряд его статей. Из востоковедов того времени Гарсен До Тасси поблагодарил М.Казымбека за то, что он с критикой отнесся к его произведениям и откорректировал ошибки. Научная деятельность Казымбека широко освещена в английской прессе. В 1841 году английский ученый и путешественник Э.Турнарелли в книге «Казань и его жители» не смог скрыть восхищение личностью, врожденной одаренностью М.Казымбека, его знаниями множества языков.
Известный финский ученый Кастрен высоко оценил педагогическую деятельность Казымбека. В книге знаменитого французского востоковеда Густава Дюга «История европейского востоковедения XII-XIX веков» автор, говоря о пятнадцати  востоковедах XIX века, посвятил Казымбеку статью на восемнадцать страниц. Автор дает краткую информацию о жизненном пути М.Казымбека, его произведениях, о его роли и месте в европейском востоковедении, перечислил  напечатанные им произведения и рукописи. Французский востоковед Густав Дюга писал, что в сфере науки востоковедения Россия должна гордиться такими продвигающими вперед науку учеными, как М.Казымбек. М.Казымбек был членом многих научных обществ. Он был избран ординарным профессором филологических наук Востока Казанского университета, членом-корреспондентом Императорской Академии наук Санкт-Петербурга, был избран членом Королевского общества Великобритании, общества Ирландии, Королевского общества северных антикваров в Копенгагене и т.д. Профессор Виргинского университета доктор Роберт Гераси в своей книге «Окно в Восток» назвал М.Казымбека  первым тюркологом Европы с тюркскими корнями.
– «Грамматика» еще в XIX веке была переведена на немецкий язык и долгое время преподавалась в западных вузах как учебное пособие. Почему такое величайшее произведение за два века не было переведено на азербайджанский язык?  
– В 1846 году в Казани повторное издание «Общей грамматики тюркско-татарского языка» М.Казымбека послужило большим стимулом для изучения тюркских языков в странах Западной Европы. Впервые к этой грамматике обратились немецкие востоковеды. В 1848 году немецкий востоковед  Ю.Сенкер написал подробное предисловие, перевел и издал «Грамматику». Да, «Общая грамматика тюркско-татарского языка» до издания в 1921 году произведения француза Жана  Денина «Грамматика тюркского языка» преподавалась в высших школах Европы. К  сожалению, этот величайший памятник языка, отражающий в себе первую научную грамматику родного языка, до сих пор не был переведен на азербайджанский язык и не был подробно исследован. Несмотря на озвучивание мнений о высоком преимуществе произведения, в общем, никаких конкретных шагов предпринято не было, не было попыток вникнуть в детали «Общей грамматики». Видимо, специфический научный стиль книги, её многосторонность, сложность терминов и трудность  восприятия заставили исследователей воздержаться от его изучения.
– Какие качества и умения требовались от ученых и переводчиков для перевода величайшего произведения первой научной грамматики родного языка?
– Для перевода, исследования, комментария,  проникновения в глубокие слои этого произведения  М.Казымбека ученый-исследователь должен знать русский,  арабский, французский, английский языки, даже должен разбираться в грамматике латинского, итальянского и испанского языков, владеть общими знаниями языкознания, кроме этого, демонстрируя терпение, выдержку и силу воли, примириться с тяжелым трудом. Исследователь, не знающий грамматики  перечисленных языков, не сможет понять сущность «Общей грамматики» М.Казымбека и достигнуть совершенного результата.
– В данный момент, говоря о сравнительной грамматике,  вспоминается имя Ф.Боппа. Не является ли это несправедливостью  по отношению к Мирзе  Казымбеку?
– Надо отметить, что в научной истории произведение Ф.Боппа «Сравнительная грамматика санскрита, зенда, греческого, латинского, литовского, готского и немецкого  языков», напечатанная в 1833-1849 годах, считалась первой практикой в сравнительном описании и словоизменении индоевропейских языков. Как он отмечал в предисловии своего произведения, ученого больше всего интересовало происхождение флексии имен и глаголов: «Хочу показать сравнительное описание всех языков, указанных в заголовке этого произведения, исследование их физических и механических законов, происхождение форм, выражающих их грамматические связи». В этом произведении Ф.Боппа вызывает удивление отсутствие нежесткого метода  фонетической корреспонденции — единственной гарантии морфемного сопоставления. Несмотря на все недостатки, позиция Ф.Боппа и место его произведения в сравнительной грамматике описаны в достаточно выраженной форме.
Э.Макаев, ссылаясь на ученого-языковеда Мейе, писал: «Как Христофор Колумб искал дорогу в Индию и открыл Америку, так и Бопп искал толкование индоевропейских языков и открыл сравнительную грамматику».

 

Было бы справедливым поводом без колебания дать такую же высокую, даже большую оценку М.Казымбеку.
М.Казымбек в 1839 году выполнил именно такую огромную миссию. На самом деле он написал оригинальное произведение, полезное не только для  тюркологии, но и в общем для языкознания.

 

М.Казымбек привлек к исследованию не только русский и различные тюркские языки, но и такие имеющие различные системы, как монгольский, арабский, персидский, французский языки, благодаря своей глубокой интуиции смог представить ряд ярких и убедительных сравнений, служащих классическим качествам компаративного и контрастивного языкознания.

 

  Языковеды мира без какой-либо ревности должны говорить о реальной роли этой достойной уважения  личности, правильно оценить вклад  великого азербайджанского ученого в мировую науку языкознания.
Надо признать, что в подходе ко многим вопросам языкознания М.Казымбек стоит выше Ф.Боппа. Эту истину можно с легкостью  доказать путем  привлечения к серьезному исследованию лингвистическое наследие  М.Казымбека. К сожалению, лингвистическое наследие этой великой личности до сих пор не было объектом серьезного исследования.
– Какова ситуация с изданием Вашего произведения, названного «Примером самоотверженности»? Удовлетворит ли тираж книги потребность научного общества Азербайджана?
– Естественно, ситуация с изданием монографии «Перевод, исследование и комментарий общей грамматики тюркско-татарского языка Мирзы  Казымбека» не отрадна. В сентябре 2017 года с трудом смог договориться с издательством «Zərdabi LTD ООО» и за свой счет издать книгу в ограниченном количестве (всего 100 штук). Только нескольким структурам смог подарить книгу. Тираж в 100 штук не только не в силах удовлетворить спрос научной общественности Азербайджана, но и небольшого контингента одного института.

 

Несмотря на то, что 7 февраля 2018 года произведение хоть и формально внесено в годовой отчет НАНА как важное научное достижение отдела Гуманитарных наук, руководство Гуманитарного отдела и Института Языкознания совершенно безразлично отнеслись к изданию книги. Ответственные лица, допуская издание произведений-плагиатов за государственный счет, продемонстрировали и продолжают демонстрировать чуждое отношение к национальному наследию.

 

В величайшем  памятнике  языка в 1007 страниц с глубоким научно-исследовательским содержанием была потребность не только в Азербайджане, но и за пределами страны. Только в Баку ко мне было много обращений по поводу книги. Книгу также просят из Турции, России, Татарстана,  Казахстана,  Германии и других стран. К сожалению, невозможно исполнить мечту всех, у кого есть потребность в  книге.

 

А в это время пираты не упустили возможность, и мое авторское право было грубо нарушено. Книга, каким-то образом незаконно размноженная Службой Ист Вью (East View Information Services), с  центральным офисом в городе Миннеаполис США, с большими офисами в России и Украине, была выставлена на продажу по высокой цене (71$). Я узнал об этом только в июле 2018 года. Естественно, у меня не оказалось ни сил, ни времени для борьбы с пиратами, смог только добиться того, чтобы убрали с сайта незаконную рекламу продажи.

 

Физза ГЕЙДАРОВА, собкор в Баку

Добавить комментарий