Васиф Садыглы: «Мы столкнулись с попытками языковой экспансии»

Одним из вопросов, привлекших внимание азербайджанской общественности в последние годы, является азербайджанский литературный язык и правила его использования. 2018 год запомнился жаркими и беспрецедентными спорами на тему орфографии. Дискуссия, длившаяся почти год, привела к провалу проекта, представленного Орфографической комиссией. В настоящее время ошибки, допускаемые при использовании азербайджанского языка на телевидении, радио, в рекламах, объявлениях и т.д. вызывают серьезные недовольства.
Известный филолог Васиф Садыглы в интервью Atalar.ru затронул эту тему и указал на пути их решения.

—  На днях состоялось учредительное собрание общественного объединения «Центр филологических исследований и языкового мониторинга». Какова была необходимость создания этого учреждения?
— Азербайджанский литературный язык является одним из важных атрибутов государства и государственности. Каждый связанный с ним процесс должен находиться под контролем государства. Практика показывает, что ряд соответствующих государственных органов не принимает необходимых мер против нарушений норм литературного языка. Особенно в условиях глобализации деятельность по защите азербайджанского языка от внешних воздействий неудовлетворительна. Поэтому мы посчитали необходимым  создание такого общественного объединения. Это требование времени.
— В соответствии с указом, подписанным президентом 1 ноября 2018 года, с целью защиты чистоты азербайджанского языка и дальнейшего улучшения использования государственного языка было создано публичное юридическое лицо Мониторинговый Центр при Государственной Языковой Комиссии. Была ли необходимость в такой структуре? До сих пор не было механизмов предотвращения нарушений норм литературного языка и ответственных за это структур?
— Конечно, были. Но их деятельность была неудовлетворительной. В президентском указе прямо говорится, что «грубые нарушения норм литературного языка, несоблюдение лексических и грамматических правил, использование повседневной речи и ненадлежащее использование иностранных слов и выражений стали почти обычным явлением».
Были и механизмы. В соответствии с Законом о государственном языке в Азербайджанской Республике государственный язык используется во всех сферах обслуживания, рекламных объявлениях и объявлениях на территории нашей страны. В соответствующих сферах обслуживания, связанных с предоставлением услуг иностранцам, помимо государственного языка, могут использоваться другие языки. При необходимости в объявлениях (на вывесках, щитах, плакатах и т.д.) наряду с государственным языком могут использоваться другие языки. Однако занятое ими место не должно быть больше, чем у текста на азербайджанском языке и должно следовать после текста на азербайджанском языке. Таким образом, согласно действующему законодательству, если эти правила нарушаются, соответствующий орган исполнительной власти обязан сделать предупреждение собственнику объекта.
Если в течение указанного периода не будут предприняты никакие действия, указанная вывеска, щит, плакат и т.д должны демонтироваться. Но закон остался на бумаге, и возникла необходимость в создании такой структуры.
— В каком состоянии находится выполнение указа?
— Интересно, что Кабинету Министров было поручено утвердить структуру Мониторингового Центра, численность работников, фонд заработной платы и устав течение двух месяцев, однако для утверждения структуры, численности работников и фонда заработной платы им понадобилось 4 месяца и 17 дней, а для утверждения устава девять месяцев.
— Есть ли какие-либо позитивные действия созданного органа, связанные с защитой литературных норм языка?
К сожалению, нет. В настоящее время на телевидении и радио, а также на вывесках, информирующих потребителей о названии, принадлежности, типе деятельности и режиме работы объектов услуги, торговых и прочих объектов в столице, нет никаких изменений, указывающих на существование Мониторингового Центра при Государственной Языковой Комиссии.
— Какую работу Вы проделали в течение месяца после создания центра?
—  Во-первых, обобществляем проблему. В течение полутора месяцев на различных сайтах было опубликовано около 30 статей о нарушениях норм литературного языка. В ходе мониторинга было сделано около 300 фотографий, указывающие на факт нарушения закона «О государственном языке в Азербайджанской Республике», а также был проведен мониторинг телевизионных программ. Мы были свидетелями того, что только на одном из 42 коммерческих объектов, объектов общественного питания и т.д. на улице Расулзаде, которая простирается от «Сада фонтанов» до Кукольного театра, название и тип услуг написаны на азербайджанском языке. Это был маленький киоск, где продавали каштаны. Мы столкнулись с аналогичной ситуацией и на других улицах города.
Мониторинг показал, что законы Азербайджанской Республики об азербайджанском языке не работают и указ президента игнорируется. Нормы литературного языка грубо нарушаются в телевизионных программах, широко используются диалектизм и варваризм.
Если мы сделаем снимки с улицы Расулзаде и сохраним их для будущего, никто не сможет сказать не только в каком городе, но и в какой стране находится эта место.
Уличные музыканты (мы встретили их в трех местах) также пели на английском, русском и турецком языках. Вот такая плачевная ситуация.
— Вы однажды сказали, что в советское время с точки зрения языка рекламных щитов лик Баку был более «азербайджанским»…
— Да. Я остаюсь при своем мнении. Недавно один из членов «Центра филологических исследований и языкового мониторинга» очень хорошо отметил: «В советское время, чтобы не тратить много денег, было решено снимать фильм «Человек-амфибия» в Баку, а не в Италии. Чтобы Баку выглядел как иностранный город, названия объектов и предприятий были написаны на иностранном языке. Но сегодня, если в Баку нужно будет снять какой-нибудь иностранный фильм, для этого не надо тратить деньги. Напротив, если в Баку будет снят фильм об азербайджанском городе, эти доски должны быть обновлены».
— Но почему не предпринимаются никакие действия?
— Как-то сотрудники Института Языкознания в Баку в  центре города провели мониторинг соблюдения норм литературного языка. Один из участников мониторинга сказал, что на улице «Торговой» обнаружено много серьезных нарушений при использовании азербайджанского языка в рекламах. Об этом было сообщено соответствующим структурам. Ответственный сотрудник исполнительной власти города Баку сказал, что эти объекты принадлежат таким лицам, на которых Исполнительная власть не может оказать давление.
— В чем причина оккупации центра города иностранными языками?
— На первый взгляд, это престижные иностранные бренды, и цель — привлечь больше покупателей. На самом деле, более серьезные цели скрываются на заднем плане … Основная цель – языковая экспансия. Неспособность предотвратить массовые нарушения норм литературного языка приводит сначала к разочарованию общественности, а затем к диссоциации.
 — То есть…
 — Диссоциация — психический процесс, относимый к механизмам психологической защиты. В результате работы этого механизма человек начинает воспринимать происходящее с ним так, будто оно происходит не с ним, а с кем-то посторонним.
На самом деле в этом вопросе общество делится на три части: те, кто активно сопротивляется (меньшинство), те, кто равнодушен (большинство) и те, кто служит другой стороне — тем, кто хочет уничтожить азербайджанский язык (меньшинство).
Языковая экспансия направлена на ослабление механизмов идентификации людей со своей страной.
Это очень серьезный вопрос, и службы безопасности не должны его игнорировать.
— На каких иностранных языках чаще всего пишут рекламу?
— Естественно, на английском. Речь идет не только о вывесках, рекламах и объявлениях. Некоторые издательства пишут имена иностранных авторов в книгах без транслитерации, на языке оригинала.
Кроме того, некоторые сайты даже не транслитерируют географические названия, названия компаний и собственные имена. Есть много записей на турецком языке. Ряд предпринимателей из братской страны не уважают законы Азербайджана. Во время мониторинга мы выявили много фактов.
— Это тоже попытка языковой экспансии?
— Естественно. Около двадцати лет назад турецкие фильмы транслировались без дубляжа. Позже это было справедливо предотвращено. В то время некоторые круги в братской стране расценили это как удар по братству и так далее … Нет сомнений, что некоторые круги в Турции хотят вытеснить азербайджанский язык. Интересно, что в нашей стране достаточно людей, которые им служат. Идея общего языка и алфавита, выдвинутая несколько лет назад, также служит этому коварному плану. Независимо от того, за какой привлекательной, головокружительной идеей они скрываются, цель состоит в том, чтобы превратить азербайджанский язык в субстратный язык.
В этом нет никакого сомнения. Среди сторонников и активных исполнителей этой идеи есть члены Государственной языковой комиссии.
— Как они обосновывают важность общего языка и алфавита?
— Это имперские грезы. Ссылаются на общее прошлое.
Как и в случае с этническим фундаментализмом, существует пропаганда возврата в прошлые времена.
По мнению исследователей, культурно-лингвистическая экспансия в некоторых случаях представляет идею общего исторического прошлого, языков и культур этнических групп, которые являются предметом и объектом экспансии в общественное сознание на ранней стадии. То есть все продумано и спланировано …
Создана правовая основа для реализации идеи общего языка. «Государственная программа по использованию азербайджанского языка в соответствии с требованиями времени в условиях глобализации и развития языкознания в стране (2013-2020 годы)» содержит статью «Разработка совместных проектов по общему алфавиту … и литературному языку» (6.3.3).
Сторонниками этой идеи являются члены Государственной языковой комиссии, известные профессора и народный поэт. Наряду с общим языком они вели серьезную пропаганду, чтобы удалить три буквы из нашего алфавита.
— 2020 год достиг середины. Но госпрограмма вроде не состоялась …
— Одним из решающих шагов в этом направлении было сокращение одного «y» в словах с парным «y». В этом вопросе был сильный протест общества. Делегация из 165 человек, включая десятки профессоров, писателей и других представителей интеллигенции, обратилась к президенту и предотвратила этот неверный шаг. За день до принятия решения заместитель председателя Орфографической Комиссии заявил, что «вопрос будет рассмотрен в рамках идеологии азербайджанства», а это показало, что «верхушки» не поддерживают идею общего тюркского языка. Иначе и быть не могло. По словам академика Тофика Гаджиева, общий тюркский язык означает отказ от официальной идеологии азербайджанства.
— После этого попытки замедлились?
— Нельзя так сказать. Несколько дней назад я наткнулся на статью. В статье о Тофиге Гаджиеве четко цитируется, что покойный академик был против общего языка и считал общие средства общения приемлемыми.
Однако во введении к статье наш великий ученый, который говорил, что «как создание империи — это просто мечта, так и создание общего языка — ничто», «создание нового тюркского языка считаю донкихотством», был представлен как сторонник общего тюркского языка. Это сложно считать случайностью. Интересно, что эта статья с соответствующим введением была напечатана в газетах «Республика», «Халк Газеты», «Ени Азербайджан». Наше письмо руководителям указанных СМИ относительно искажения взглядов покойного академика пока остается без ответа.
Кроме того, известно, что субъекты экспансии, как правило, начинают конкурировать с культурно-лингвистическими моделями других стран. В конкретном случае сейчас в Азербайджане продолжается война со словами с арабо-персидским происхождением, автором этой идеи в Турции является Акоп Дилачар. Другая цель – попытка под предлогом  русского наследия убрать из языка некоторые слова. Определенные круги уже выступают в поддержку этой идеи и работают в этом направлении не только в нашей стране, но и за рубежом, подрывая наши корни и ценности.
Известный этнолог, философ Клод Леви-Строс писал, что «Язык является одновременно и плодом культуры, и его важной частью, и условием наличия культуры. Язык даже является специфическим методом существования культуры, фактором формирования культурных кодов».
Хотели бы еще раз подчеркнуть, что попытки лингвистической экспансии содержат элементы не только культурной, но и политической угрозы. Хотя это может показаться немного жестко, мы называем поддержку этой идеи лингвистическим коллаборационизмом.
— Что должно быть целью?
— Говорят, что в мире около 50 миллионов азербайджанцев. Наша цель – добиться, чтобы они использовали общую лексику, грамматику, орфографию, пунктуацию.
— Обращались ли вы в соответствующие органы по поводу результатов вашего мониторинга?
— Пока нет. Из-за особого карантинного режима в стране в связи с пандемией эти объекты не работают, и поэтому практически невозможно предупредить владельцев объектов и изменить вывески.
— Вы верите, что можете чего-то добиться?
— Конечно. В центре Баку человек чувствует себя чужаком. Не чувствуется дух и колорит Азербайджана. Никто не может добиться успеха, поставив свои деловые интересы или коварные намерения против воли азербайджанского народа. Если в законодательстве есть пробелы, мы обратимся к депутатам и попытаемся использовать их право инициировать законодательство. Недавно на пленарном заседании Милли Меджлиса была обсуждена и в первом чтении принята поправка к статье 533-1 Кодекса об административных правонарушениях, которая предусматривает штрафы для нарушителей государственного языка. Это также создает определенные надежды. Параллельно мы можем использовать другие средства воздействия.
— Например?
— Бойкотировать объекты торговли, общественного питание и обслуживания, не соблюдающие законы и язык Азербайджана, ничего у них не покупать, не пользоваться их услугами, призывать отказаться от просмотра телеканалов, где широко распространены нарушения норм литературного языка.
Подготовила Физза ГЕЙДАРОВА

Добавить комментарий