Мугам как фактор национального своеобразия азербайджанской оперы

«Мугам как фактор национального своеобразия азербайджанской оперы» — научная статья кандидата искусствоведения Везировой Гюляры Хасай кызы (работает в Институте архитектуры и искусства Академии нayк Азербайджана). 

Можно упомянуть газетные рецензии Л.Мехмандаровой, в которых находим проницательные и интересные суждения, касательно стиля и драматургии опер 70-80-х годов, а также статью Ю.Габая «Обманутые звезды», посвященную опере Р.Л.Кулиева «Обманутые звезды».

Но несмотря на известную степень разработанности ряда проблем, за редким исключением, значение мугама как одного из существеннейших определителей национального своеобразия азербайджанской оперы исследователями  все еще не раскрыта. Как правило, наблюдения сводятся к общей констатации национальных истоков азербайджанских опер, т.е. к упоминанию примет фольклорных и устно-традиционных профессиональных жанров (реже — конкретизация связана со сравнением тех или других оперных форм и эпизодов с образцами мугамного и ашугского искусства).

При этом главной сферой наблюдения оказывается эмоциональное содержание, выраженное через стилистику (чаще всего, это аппеляция к конкретному ладу, в котором звучит тот или другой эпизод оперы).

На общем фоне литературы об азербайджанской опере, где еще раз отметим, традиционным является, как правило, подход к анализу оперного произведения с позиций классических оперных норм, что несомненно, не дает в полной мере стимула к раскрытию национально-своеобразной сути достижения азербайджанских композиторов, весьма выделяются некоторые исследования. Они немногочисленны. В них содержатся расширенное понимание драматургической и композиционной роли мугама в некоторых оперных произведениях азербайджанских композиторов.

По отношению к опере «Лейли и Мейджун», а также к ранним операм У.Гаджибекова к этой задаче вплотную подошла В.Сафарова  («Музыкально-эстетические взгляды Уз.Гаджибекова»), подчеркнувшая влияние на композицию оперы традиции мистерии — шабеха, а также важную роль мугама в драматургии отдельных сцен, в частности, в отборе мугамов.

Эти мугамы использованы как переходная форма от устного народного творчества к оперному, и выделяет ее как самостоятельную линию развития национального оперного жанра, которая может быть продолжена в современных условиях с учетом современных требований.

Важным ориентиром осознания роли мугама в операх Узеира Гаджибекова явились фундаментальные исследования О.Абасовой, посвященные творчеству композитора. Касательно оперы «Лейли и Меджнун» автор отмечает одну из существенных функций мугама в общей драматургической концепции оперы — замену мугамными импровизациями основных традиционных музыкально сценических форм, объединенных единым драматургическим каркасом.

Интересные наблюдения — перенесение принципа дастгях на композиции некоторых эпизодов оперы «Кероглу» прослеживаются в работах Т.И.Исмайлова.

С позиций проблематики нашего исследования вакно также отметить две работы 80-х годов, одна из которых принадлежит — П.В.Абезгауз, другая — Л.В.Карагичевой.

Научная новизна настоящей диссертации — заключается в том, что тема, являющаяся предметом данного исследования, раскрывается во всей ее многогранной значимости: предлагаемая работа является первым исследованием, специально посвященным обозначенной в его заголовке*…

В работе впервые рассматривается роль мугама в качестве одного из важнейшего фактора в композиции и драматургии оперы, в формировании ее языковой стилистики.

  1. 1. Абасова 3. «Узеир Гадабеков. Путь жизни и творчества. Баку, Эям, 1989.  «Лейли и Меджнун» Уз.Гаджибекова. Баку: Азцувгиз, 1960, «Оперы и музыкальные комедии Уз.Гаджибекова», Баку, Изд-во АК Аз.ССР, 1961.

2. Исмайлов Т. «Влияние мугама-дастгях на формообразование некоторых эпизодов оперы «Кероглу». Лакомы, адугаыы и современное композиторское творчество.-Ташкент, ГИЛИ им.Г.Гуляма, 1978, с.162-172.

3. Абезгауз И. «Опера «Кероглы» Уз.Гаджибекова. О художественных открытиях композитора. М.: Сов.композитор,1987.

4. Карагичева Л. «Мугамная опера в Азербайджане». «Советская музыка», 2, 1988г.

Впервые в диссертации анализируется опера Ф.Али-заде «Легенда о Белом Всаднике», не получившая освещения в национальном музыковедении.

Научная значимость диссертации заключена в многоплановом и индивидуальном подходе к особенностям стиля каждой из азербайджанских опер с позиций воздействия на нее мугама, а также в определении конкретных результатов взаимодействия принципов мугама и европейского оперного искусства в каждом отдельном случае.

Методологической основой представляемой работы является комплексный подход к исследуемому вопросу, соединяющий специфический музыковедческий, эстетический, семиотический и структурный методы, отчасти историко-социалогический, включая различную общественную ситуацию в период создания тех или других азербайджанских опер.

Аспект исследования предусматривает объединение методики трудов. Уз.Гаджибекова в ряде других исследователей, касающейся закономерностей мугамного жанра с методами исследований законов жанра оперы, в частности, оперной драматургии.

Практическая ценность работы. Материалы диссертации могут быть использованы в курсах истории азербайджанской музыки, оперной драматургии, изучении мугама в консерватории, а также на музыкальных факультетах театральных вузов, Проблематика исследования и анализ азербайджанских опер могут привлечь внимание режиссеров, дирижеров, певцов-исполнителей оперных театров. прежде всего восточных республик — СНГ и зарубежных.

Апробация работы. Диссертация обсуждена на заседании отдела музыкального искусства Института архитектуры и искусства Академии наук Азербайджана.

Основные положения работы отражены в опубликованных статьях по теме исследования, а также неоднократно были освещены на научно-теоретических конференциях.

Структура работы. Из-задач анализа в оценки азербайджанских опер, эволюции жанра автор исходит в организации материала и структуры настоящего исследования. В диссертации на преследуется цель какой-либо классификации анализируемых произведений по жанрово-стилистическим признакам (опера «лирическая», «бытовая драма, опера-легенда и т.д.), хотя фонд азербайджанского оперного искусства мог бы располагать к второму.

Работа состоит из введения, трех глав и заключения.

Во введении установлена: цель и задача и хронологические рамки исследования, обзор литературы.

Исходя из хронологического порядка появления азербайджанских опер, в работе оценивается своеобразие развития композиционно-драматургических средств каждого оперного произведения от возможностей и принципов мугама.

I глава — «Становление национальной оперы в Азербайджане».

Поскольку цель работы — раскрытие мугама как фактора национального своеобразия азербайджанской оперы, мы сочли необходимым несколько страниц этой главы посвятить раскрытию сущности мугама, определенных традиций и особенностей, развиваемых на протяжении многовековой истории и реализованных в азербайджанских операх, в разнообразнейших конкретных формах, в индивидуальном преломлении, при которых возможна и разнообразная трансформация, не приводящая к изменении его коренных свойств и многозначной сущности.

Далее содержанием главы является рассмотрение двух опер  «Лейли и Меджнуна»  Узеира Гаджибекова, где мугам представлен главной структурно-организующей моделью композиции всей оперы и «Шах Исмаил» М.Магомаева, в которой отмечаются одновременно признаки расширения стилевых границ жанра.

Прослеживая в работе роль мугама как важнейшего компонента стилистики оперы и ее структурно-композиционной модели, одновременно отмечается и расширение стилевых границ жанра.

Привлекая в процессе анализа опер высказанные исследователями точки зрения с позиций взаимодействия в них двух типов мышления (восточного и европейского), в работе делается попытка собственной исторической и эстетической оценки этого явления.

Опера «Лейли и Меджнун», как отмечается в работе, означала «встречу» двух культур, двух типов музыкального мышления — народного, устно-профессионального и композиторского, восточного и европейского. Этот эстетический феномен, получивший столь глубокое претворение в «Кероглы», впервые заявил о себе  опере «Лейли к Меджнун», хотя еще не в форме органичного синтеза двух начал, а в форме их «примирения», что соответствовало раннему этапу азербайджанского музыкального профессионализма.

В данной главе отмечается важнейшая роль мугама в раскрытии внутреннего психологического облика действующих лиц, ладового содержания мугамов в характеристике образов действующих лиц, а также особенности музыкально-сценической драматургии, развивающейся на основе смеси контрастных пластов. Здесь указывается на огромный спектр выразительности, присущей мугаму, широте его образного диапазона, влияющего на музыкальную драматургию оперы и на его интонационно-образное развитие. Это особый синтез повествовательности и внутренней эмоциональной напряженности, насыщенности, столь характерный и для идейно-философского содержания поэмы Физули — обстоятельство, дающее право рассматривать мугам как наиболее адекватную форму выражения художественной структуры поэмы. Мугамы были той связкой жанра с высокой поэзией, к которой стремился Узеир Гаджибеков, поставив задачу создания оперы.

Одновременно отмечаются и признаки расширения стилевых границ жанра, способствующие включению азербайджанской оперы в русло опер общеевропейского типа. Итогом наблюдения в опере «Лейли и Меджнун»

соединения национальных выразительных средств — (в частности, мугама) ,с классическими закономерностями оперного жанра является следующее: наметив возможности синтеза мугама с классическими закономерностями оперы «Лейла и Меджнун» сохранила переориентацию на жанр мугама, определив тем самым одну из ветвей азербайджанской оперы. Как показало время, эта ветвь не осталась без «побегов» в творчестве более позднего поколения азербайджанских авторов.

В данной главе отмечаются основные тенденции дальнейших творческих исканий Узеира Гадкибекова в развитии путей синтеза национального общеевропейского, в значимости мугамов в последуюцих операх, среди которых определенное внимание уделяется опере «Асли и Керем».

Традиции, заложенные Узеиром Гаджибековым, были продолжены и по-своему развиты М.Магомаевым в опере «Шах Исмаил».

Эта опера представляет собой более целенаправленный поиск синтеза национального и общеевропейского начал при заметной активизации влияния европейских оперных жанровых форм. Широко используя мугамный голос в партии Шаха Исмаила и Араб Зенги (мугамные интонации-голоса в речитативах), М.Магомаев использует мугам также и в оркестровых эпизодах, впервые создавая в азербайджанской опере инструментальные оперные формы национального склада (вступление и заключение вокальных партий, интермедии-связки к вокальным номерам, а также развернутая увертюра на темы оперы).

II глава«Мугам в азербайджанской опере в условиях расширяющихся стилистических контактов» анализирует переход к методу многоуровневого использования в опере потенциальных возможностей мугама. Содержание главы связано с рассмотрением роли мугама в условиях расширяющихся стилистических контактов в азербайджанской опере.

В центре внимания главы оперы: «Кероглы», «Севиль», «Нэргиз», «Вэтэн», «Азад», «Вагиф». Заметно выделен раздел главы, посвященный опере М.Кулиева «Обманутые звезды», как новый этап в использовании мугама в синтезе с современной технологией. Отмечается различие авторов в подходе к мугаму, углубление характера развития его использования, соответствующие творческому стилю композитора.

Анализ оперы Узеира Гаджибекова «Кероглы» подтверждает гениальность композитора, его индивидуально-творческий метод разработки национально-народных музыкальных особенностей, включая искусство мугама. Творчески пересоздав в опере «жанры и формы традиционной национальной музыки, Узеир Гаджибеков сделал художественное открытие, внеся в искусство то принципиально новое, что отныне стало традицией.

Одно из важнейших новаций Узеира Гаджибекова — это создание на основе мугамного мелоса тематизма структурно-организованного типа, а также органичный синтез мугамно-мелосного развертывания и некоторых конструктивных закономерностей дэстгяха с сонатностью — как формой, так и принципом формообразования.

Новые формы народно-жанрового материала находит Узеир Гаджибеков в Увертюре и Антракте к 111-му действию оперы, доказывая возможность существования этого материала в логическом движении, управляемом законами сонатной формы. «Продвижение» материала здесь демонстрирует подлинно национальную форму мугамного генезиса в развитии, т.е. вариантное развертывание как основа нового типа сонатной формы. (Близки по принципу построения и развития материал Увертюры и Антракта к-му действию оперы. Своеобразие претворения мугамного мелоса и типа развертывания в сцене Ханенде с хором.

Анализ ряда крупных эпизодов оперы позволяет сделать вывод об удивительной черте музыкального сочинения Узеира Гаджибекова мугамного лада одновременно как средства типизации музыкальных тем и разделов формы и как предельной их индивидуализации.

Мугамный принцип в его музыке сочетается с гармоническим модулированием в строй не подвластный какой-либо отдельной мугамной композиции. Это позволяет композитору, сохраняя интонационную основу связать разделы формы при помощи тональной антитезы в рамках сонатности.

Синтез национального и общеевропейского, а именно, двух типов профессионального музыкального мышления — изначального,национального и универсального сонатного, осуществляется на основе своеобразной мугамно-мелосной процессуальности.

Значительное место во второй главе занимает анализ оперы Фикрета Амирова «Севиль».

Широко использованные мугамные интонации обрели в опере Ф.Амирова особую красочность, обусловленные его ориентацией на музыкальный романтизм, т.е. на общие тенденции, свойственные различным национальным школам эпохи романтизма в сфере гармонии, оркестрового мышления и т.д. Они органично слиты у Амирова со стилистическими приметами азербайджанской музыки. Особое значение в его музыке приобретает фонизм, сколь ярко проявившийся в искусстве мугама.

Отмечается в работе многоплановость воздействия мугама на музыкальный язык оперы, позволяющая классифицировать мугамные по генезису мелодии на типы, определяя тот или иной аспект связи авторской музыки с закономерностями мугамного формообразования. Рассматривается творчески-индивидуальное прочтение Ф.Амировым свойств мугамного мелоса, приемы лирической субъективизации объективного мугамного материала, синтеза импровизационности мугамного мелоса со структурно-композиционного принципа песенности и принципа суммирования, столь характерного для гематизма гомофонного склада.

Именно в этой зачастую проявляется то индивидуально-амировское использование мугама, что отличает его от Узеира Гаджибекова.

В двух ипостасях предстает традиция мугама в опере Р.Мустафаева «Вагиф». Здесь мугам предстает в соответствии с природой жанра и служит раскрытию лирико-трагедийного образа Вагифа. Отмечая имеющее место синтез мугамности и песенности рассматривается обработка мугама «сегях» и зерби-мугама «Карабах-шикестеси».

В опере «Обманутые звезда» Н.Кулиева,’ мугамнне традиции синтезированы со многими видами современной музыкальной технологии.

Образы действующих лиц обобщены здесь через разные национальные жанры, среди которых особенно заметна роль мугама. М.Кулиев связывает звуковую (мугамную по своему существу) организацию с опорой на принципы додекафонии. Это первый опыт подобного рода в азербайджанской опере. Композитор опирается насонористические свойства мугамной имровизационности.а не на отчетливые ладовые признаки. При широком использовании сложнейшей технологии и опоре на мугамный мелос,опера «Обманутые звезда» находится в русле традиционной оперы, содержит оперные формы и принципы драматургии жанра.

III глава «Мугамнне оперы на новом этапе».

Данная глава посвящена рассмотрению организующей роли мугама в интонационном процессе композиции и драматургии опер 70-80-х годов, при стремлении к восстановлению модели мугама средствами новой технологии.

«Скала невесты» Ш.Ахундовой и «Судьба певца» Дж.Дкангирова, «Легенда о Белом всаднике» Али-заде — эти произведения, отразившие тенденцию возврата модели мугама в интонационном процессе и драматургии, с одной стороны, с другой стороны, продолжение разработки этой модели средствами новой технологии (опера Ф. Али-заде). Продолжая на новом уровне традиции «мугамных» опер, эти оперы отмечены не только индивидуальностью стилистического почерка композиторов, выраженных, прежде всего, в разной степени использования современных средств, но и индивидуальной трактовкой мугама. Виток в сторону более прямолинейной трактовки жанра мугама являет собой опера «Скала невеста» Ш.Ахундовой.

Следуя за Узеиром Гаджибековым Ш.Ахундова в «Легенде о Белом Всаднике», где реминисценция мугамов «Щур» и «Баяты-Шираз» образуют своего рода семантико-драматургические «арки» в целостной композиции оперы.

Разные периоды развития национальной оперы в Азербайджане свидетельствуют об интересе композиторов к различным аспектам мугамности — к ладовой системе азербайджанского мугама, мугаму-жанру, мугаму-композиции, связанной со специфическими закономерностями интонационного развития. Более того, правильнее было бы сказать, что каждое новое время помогало композиторам все глубко проникать в многозначную сущность мугама. Динамика освоения мугама в качестве источника национально-самобытного признака оперной драматургии имеет закономерность, подобную маятнику. Сначала — максимальное внимание к самому высокому проявлению мутамности, так сказать, к жанру мугама в его глобальном значении, т.е. неразрывному соединению лада и композиции (опера «Лейли й Меджнун», не случайно получившая определение «оперы-мугама»). Затем, на протяжении почти пяти десятилетий, последовательный отход в сторону использования «составных» компонентов (лада, типовых интонаций и поневок, общих закономерностей формообразования, отдельных импровизационных вкраплений и т.п.). И, таким образом, практическое осознание многоуровневых возможностей мугама.

Наконец, с конца 70-х годов XX века отчетливо обозначен возврат к всеобъемлющей роли мугама как основы интонационного содержания и драматургии целостной оперной композиции. При этом, в одном случае композиция отражена в известном приближении к особенностям оперного первенца Уз. Гаджибекова («Скала невесты» Ш.Ахундовой), в другом — сохранившая от «Лейли и Меджнун», но соединившей в новом качестве все три ипостаси мугама (лад, жанр, комлозиция) с жанровыми признаками рок-искусства («Легенда о Белом Всаднике» О.Али-зада).

В современном музыкальном творчестве, наряду со многими значительными проблемами, в центре внимания находится проблема национального своеобразия музыки и ее созвучность современной эпохе. Как показывает жизнь, наиболее ценными являются произведения, в которых композитору при использовании современных средств удалось сохранить национальную специфику. Однако еще испытывается большой недостаток в области теоретического обобщения путей раскрытия этой специфики.

Следует обратить внимание на то обстоятельство, что музыкальные истоки нашей культуры еще далеко не исчерпаны. Творческий и глубоко профессиональный интерес к народным истокам, в частности, к такому богатейшему, как устно-профессиональное — мугам, в высшей степени перспективен.

Самобытная специфичность музыкальной семантики его в системе культур мира свидетельствует о бесконечном множестве интонаций, истоки, которых уходят в древние века. Познание этих явлений, раскрытие их диалектики и их научное объяснение может стать тем ключом, который помог бы композитору найти дорогу к более действенному раскрытию своей индивидуальности.

Добавить комментарий