«Кёроглу» и фольклористская деятельность Вели Хулуфлу

Вели Хулуфлу был одним из представителей азербайджанской интеллигенции, которые занимались сбором, публикацией и исследованием отечественного фольклора по линии общества «Исследования и изучения Азербайджана».

Вели Хулуфлу родился 26 мая 1894 года в селе Хулуфлу Шамкирского района Азербайджана. В 1905-1907 годах он получил начальное образование в мусульманском духовном училище, которое затем продолжил в духовном медресе, где некоторое время занимался педагогической деятельностью. В 1917 году в Гяндже В.Хулуфлу окончил курсы учителей и в тот период принимал активное участие в революционном движении.
В 1920 году он был послан депутатом на первый съезд партии от КП(б) Азербайджана, однако вскоре его исключили из членства в связи с чисткой рядов. Тем не менее, за отсутствием преступных действий в 1927 году он был восстановлен в партийных рядах.
В 1922-1927 годы В.Хулуфлу учился на факультете востоковедения Азербайджанского государственного университета, в те же годы был инструктором Всесоюзного комитета нового турецкого алфавита, был редактором издательства «Бакинский рабочий» и «Азернешра».
Ученый-фольклорист в 1928 году принял участие в работе первого съезда азербайджанских ашугов, проходившем в Баку, где познакомился со многими ашугами. В 1929-33 годах он работал ученым секретарем Азербайджанского Государственного научно-исследовательского института, директором отделения «Языка, Литературы и Искусства», в последующие годы был заместителем директора азербайджанского филиала Института истории Академии наук СССР, а также работал на других должностях.
Исключительность заслуги этого выдающегося ученого-фольклориста в области сбора, исследования в публикации азербайджанского фольклора заключается в том, что в 1927 году он опубликовал записанные со слов Ашуга Гусейна Бозалганлы две главы эпоса «Кёроглу», а в 1929 году – четыре главы и шесть сказочных историй в виде отдельной книги. Кроме того, он был составителем книг «Народные ашуги» (1927) и «Загадки» (1928).
Командированный по линии общества «Исследования и изучения Азербайджана» в Шамкирский, Товузский, Казахский районы, он в 1926 г. в серии «Материалы из азербайджанской народной литературы» опубликовал книгу «Народные ашуги».
В этой книге, наряду с биографиями ГурбаниХаста ГасымаАшуга Алескера, Ашуга Гусейна Шамкирли и других ашугов, им были включены записанные из репертуара различных народных певцов более сотни гошма (строфическая форма в тюркской поэзии), герайлы (форма лирической поэзии), теджнисов (стихотворная форма ашугов) и принадлежащий Ашугу Гусейну Шамкирли эпос «Рейхан». Значение этой книги измеряется не только сбором и публикациями ашугского творчества, она в то же время заложила основные принципы сбора и публикации стихотворных произведений ашугов.
В 1927 году В.Хулуфлу издает другую книгу под тем же названием. Здесь он также собрал образцы из творчества ашугов Шамкира и Товуза. В небольшом предисловии к этой книге автор, прежде всего, нарисовал картину отсталости и безграмотности бывшей деревни, выражая негативное отношение муллам.
Говоря об отношении служителей религии к ашугам, он, с одной стороны, отмечает, что «ашуги являются живой книгой народной словесности и народной мысли» и превозносит их на вершину мудрости, а с другой стороны высказывает мысль о том, что «они ублажают вкусы правящих классов и зажиточных сельчан», «ашуги долгое время из уст в уста передают религиозные легенды и суеверия». Таким образом, автор характеризует ублажение вкусов правящих классов, веру в религиозные легенды и суеверия и т.д. как недостатки и пережитки ашугского творчества.
Интересны заметки В.Хулуфлу о происхождении ашугов и их творчества: «Ашуги – это выходцы из сельской среды чабанов и прислуг, научившиеся стихотворчеству и игре на сазе, а затем кочевавшие по родным краям. Они всегда готовы присутствовать на народных празднествах, свадьбах и т.д.».
Далее, говоря о воспитательном значении и касаясь вопроса воздействия на слушателей, В.Хулуфлу отмечает, что «независимо от времени года, если ашуг пришел в деревню, то все от мала до велика должны были собраться вокруг него. Крестьянские дети вместе со взрослыми слушали всю ночь напролет сказки ашуга. Отсюда и начинается вопрос о воспитании масс ашугом».
Главные мысли, высказанные В.Хулуфлу об азербайджанской ашугской поэзии, – это истинные слова человека, любящего, знающего, собирающего ашугскую поэзию: «Ашуги являются живой книгой народной словесности и народной мудрости. Поэтому они могут дать достаточно материала о прошлом народа, о его истории, языке, социальных отношениях и т.д. …». В.Хулуфлу связывает творчество ашугов с жизненными событиями, историей и деятельностью народа.
В 1928 году В.Хулуфлу повторно издает книгу «Загадки» по линии «Общества изучения Азербайджана». Автор написал предисловие к книге, в котором подробно изложил идейно-художественные особенности загадок.
В данном предисловии говорится о важности не изучавшегося до того времени в Азербайджане фольклорного жанра, его места в ряду других видов народной литературы.
Здесь автор отмечает, что «по сравнению с другими видами литературы, загадки имеют свою отличительную особенность. Их материал наиболее реален и естественен. Загадка строится на всем том, что есть в природе и в жизни. Прочитавший эту книгу от начала до конца поймет, что весь материал взят из увиденного в жизни и в природе, и никоим образом не основан на легендах и суевериях». Касаясь воспитательной и художественной значимости загадок в жизни людей, автор называет их народной «математикой».
В.Хулуфлу пытался найти в каждой загадке определенные события, истории, картины, связанные с жизнью людей. По его мнению, загадки по своему содержанию отражают политические, социальные, экономические, культурные и другие фактор той среды, в которой они возникли: «Одна-единственная загадка напоминает многие стороны народной жизни. Существование загадок, сказок, рассказов, бесед и т.д. среди сельских жителей является показателем их социальной жизни и творческой силы. Действительно, даже в зимние вечера при отсутствии света лампы крестьяне, в частности дети, собирались на свет очага и вели беседы. Потому что театр, кино, цирк и тому подобные общественные места в то время еще отсутствовали».
Наряду с происхождением загадок, автор также касается вопроса их своеобразных особенностей, и указывает на то, что они, по сравнению с другими жанрами, более тесно связаны с природой и обществом. Исследователь считал специфической особенностью этого жанра отражение реальности в целостном виде. Приведенные в книге 726 загадок расположены в алфавитном порядке. После каждой загадки указывается название местности, где она была записана.
В.Хулуфлу при сборе и публикации загадок особое значение придавал вариативности, и помещал в книге варианты загадок из разных регионов. Следует отметить, что в книге были сохранены все языковые и диалектные особенности тех местностей, где были записаны загадки.
Одна из фундаментальных заслуг В.Хулуфлу перед азербайджанской фольклористикой связана с эпосом «Кёроглу». В 1925-26 годах, будучи в научной командировке в Товузе, он записал со слов известного народного певца-ашуга Гусейна Бозалганлы несколько дастанов из цикла «Кёроглу», которые затем были опубликованы в 1927 году и 1929 году в двух разных формах издания. Первая книга состоит из двух дастанов: «Тогатский поход» и «Багдадский поход».
В начале книги, в части под названием «Вместо предисловия», говорится о крепостях, связанных с именем Кёроглу, месте их расположения, а о бытующих в народе легендах и преданиях, связанных с именем героя.
В конце книги Вели Хулуфлу поместил биографию Ашуга Гусейна Бозалганлы. Дастаны из цикла «Кёроглу» записаны непосредственно со слов самого ашуга и включены в книгу в порядке, соответствующем записям.
В том же издании, в разделе «Сказки о Кёроглу», В.Хулуфлу отмечал, что первоначально существовало пять сказок: «Тогатский поход», «Багдадский поход», «Эрзурумский поход», «Араб Рейхан» и «Болу бек». Автор обратился с просьбой ко всем, кто слышал о Кёроглу какие-либо не сказочные истории кроме этих названных, сообщить об этом обществу. Эта часть книги, связанная с Ашугом Гусейном, завершается несколькими стихами, записанными со слов самого певца.
Эпос «Кёроглу» в 1929 году повторно был издан В.Хулуфлу по линии «общества» под редакцией Ганифы Зейналлы (на латинской графике). Это издание начинается «Примечанием ко второму изданию». Здесь Вели Хулуфлу говорит о подготовке армянами к изданию в те годы эпоса «Кёроглу».
Он писал: «Согласно последним сведениям, на армянском языке давно уже написана книга о Кёроглу. И в настоящее время со стороны некоторых армянских писателей коллективно готовится пьеса об иранской жизни, связанная с именем Кёроглу…»
Отсюда вывод, что те самые годы армяне проявляли последовательную инициативу для публикации «Кёроглу», и такое положение дел не могло не тревожить автора как представителя азербайджанской интеллигенции. В издании эпоса «Кёроглу» 1927 года, напечатанном арабским алфавитом автор заявляет о сохранении записей со слов ашуга, но в варианте 1929 года, напечатанном латинской графикой, он отказывается от этого и объяснял это причиной непонимания текста в некоторых уездах.
При записи эпоса «Кёроглу» ученый-фольклорист, следуя традициям сбора фольклорного материала, оставил без изменения текст и диалекты.
С этой точки зрения интересна мысль, высказанная В.Хулуфлу в издании 1929 года: «В книжном издании арабской графикой мы сохранили выражения ашуга, однако несколько видоизменили произношение. Мы отказались от этого и в новом (втором) издании. Ввиду того что ашуг Сёюн (Гусейн – прим. автора) и ашуг Асад оба из Газаха, то в их произношении есть некоторые особенности. Если бы мы оставили все сказанное ими без изменении, то такой текст создал бы определенные трудности для его понимания читателями других уездов».
Хорошо зная принципы сбора фольклорного материала, В.Хулуфлу лишь в редких случаях делал поправки текстов, чтобы облегчить его беспрепятственное понимание со стороны читателей. В.Хулуфлу в «Примечаниях ко второму изданию» касается сказки «Кёроглу» у ахызских (грузинских) тюрков.
В качестве слабых сторон этого произведения фольклора он указывает на краткость изложения частей, их смешение, а также на прозаическую форму записи. Приводя некоторую часть записей этого варианта, автор преследовал цель помочь исследователям-компаративистам.
Вступительная часть этой книги, названная «Вместо предисловия», является повторением издания 1927 года. Здесь В.Хулуфлу доводит до читателей четыре дастана из эпоса – «Тогатский поход», «Багдадский поход», «Дербентский поход» и «Дели Кёроглу и Болу бек». Новые дастаны в данной книге принадлежат записям Ашуга Асада. В первой части книги В.Хулуфлу приводит ранние дастаны, находившиеся на стадии эпизации в издании 1927 года. Во второй части издания нашли свое отражение истории о Кёроглу у грузинских тюрков.
На самом же деле это было начальной частью наиболее раннего варианта эпоса или одним из запомнившихся более ранних изустных вариантов, бытовавшим у ахызкских тюрков. Грузинский вариант «Кёроглу» был передан В.Хулуфлу выпускником бакинского педагогического техникума Мухаммедом Ибрагимом Бедзиновым. М.Бедзинов, в свою очередь, записал этот вариант эпоса со слов жителя села Полатэ Ахызского уезда, народного ашуга Мухаммеда Юсифзаде Гошаева.
В этой части под названием «Приложение» даются также сведения и образцы, не имеющие прямого отношения к эпосу. В этой же части приводятся со слов ашуга Гусейна первые пять дастанов из цикла «Сказок о Кёроглу», правда в несколько отличающемся от издания 1927 года порядке: 1) Тогатский поход; 2) Багдадский поход; 3) Болу бек; 4) Араб Рейхан; 5) Эрзурумский поход.
В третьем «Приложении» приведены три стихотворных отрывка из СМОМПКа, связанные с именем Кёроглу, в седьмом и восьмом «Приложениях» даны соответственно биографии Гусейна Бозалганлы и Ашуга Асада.
Эпос «Кёроглу», изданный В.Хулуфлу в 1929 году, был вновь переиздан в 1999 году: автор примечания, комментариев, вступления – проф. А.М.Набиев, составитель – Е.Исмайлова. В этом издании некоторые разделы были приведены в соответствие с новыми принципами составления книг, были изъяты тексты, не имеющие отношения к эпосу, разрозненные приложения последовательно были приведены в систему. Новое издание в целом охватывает десять дастанов из эпического цикла о Кёроглу. Все шесть сказочных историй, находящихся на стадии эпизации, были записаны из репертуара ашугов.
Во всех этих изданиях Кёроглу обрисован как эпический герой, мечом и словом заслуживший уважение народа. «Кёроглу», изданный В.Хулуфлу, еще раз показывает, что сюжет этот с давних пор существовал в репертуаре ашугов, а сказки и легенды о герое создавались и жили в народной среде.
К сожалению, реакционные круги периода репрессий не позволили В.Хулуфлу довести до конца начатые им публикации и исследования эпоса «Кёроглу». Но, тем не менее, историческая миссия и труды этого видного представителя азербайджанской интеллигенции и сегодня не потеряли своей научной значимости, а подготовленные им в 1927 и 1929 годах издания этого памятника являются ценным источником для будущих исследований.
В исследованиях профессора Азада Набиева указывается, что в 30- е годы В.Хулуфлу готовил более усовершенствованное третье издание эпоса. Как известно, 25 декабря 1936 года данная рукопись была послана для рецензирования в Матенадаран с целью «выявления текстов дастанов, заимствованных у армян». Вскоре после расстрела В.Хулуфлу, в 1941 году вышел из печати армянский вариант «Кёроглу».
Стоит отметить, что армянские исследователи того периода К.Гостанянц, Г.Таривердян, указывали на тот факт, что нет эпосов на армянском языке, сопровождающихся стихотворными отрывками, что такая форма присуща только для тюркских языков.
Исследователь Х.Гасанов пишет, что в 1930-е годы армянский ученый Канонян дважды обращался с просьбой к Вели Хулуфлу: «У вас есть подробные сведения обо всех вариантах и истории эпоса «Кёроглу. Для армян тоже необходимо создать эпос, связанный с героическим именем Кёроглу. Власть в Азербайджане находится в руках армян, так что помоги в создании эпоса, в противном случае вам несдобровать» (здесь имеются в виду сотрудники госбезопасности, большинство которых составляли армяне. – М.М.).
В.Хулуфлу в ответном письме открыто пишет Каноняну: «Ученый-историк Величко в своей книге отмечает: «Чистокровный армянин боится даже зайца». Кроме этого, словами героя А.С.Пушкина, он говорит: «Ты трус, ты раб, ты армянин». Может ли трусливый народ взрастить такого героя, как Кёроглу? Если у вас и есть какой-нибудь мало-мальски национальный герой, к примеру, Давид Сасунский, да и тот не чистокровный армянин».
Хулуфлу доводит этот разговор до сведения друзей. Через четыре дня после этого его арестовали и объявили врагом народа. Его богатый архив конфисковали работники Комитета государственной безопасности.
Позже армяне, хотя и в очень слабой форме, создали свой эпос «Кёроглу». Согласно мнению многих исследователей, и как выясняется из следственных материалов, одной из главных причин ареста В.Хулуфлу было приписываемое ему воровство армянского «Кёроглу».
Основная черта, отличающая В.Хулуфлу от других исследователей, состоит в том, что он придавал особое значение поливариативности фольклора, фольклорной среде и паспортизации фольклора, местным диалектам и говорам. Последовательно занимаясь сбором, изданием и изучением народной литературы, В Хулуфлу публиковал книги, связанные с фольклором, на основании научных принципов, высказывал теоретические мысли об эпосе, ашугском творчестве, загадках, которые и сегодня не потеряли своего значения.
Таким образом, Вели Хулуфлу был одним из первых фольклористов, непосредственно участвовавшим в создании современной азербайджанской фольклористики.
Кровавый 1937 год, оставшийся в истории как период истребления передовой интеллигенции, не прошел мимо этого ученого. В.Хулуфлу был арестован 28 января 1937 года как член националистической антиреволюционной организации и расстрелян 13 октября того же года. Он был реабилитирован только 17 ноября 1956 года.
М.Мамедов
По материалам журнала “Азербайджанская археология”.
 Источник: Аzerhistory.com

Добавить комментарий