Ислам в восприятии Гейдара Алиева

10 мая 2020 г. Гейдару Алиеву исполнилось бы 97 лет

«Азербайджанский народ, пройдя через все трудности,
беды, лишения, гнет, всегда был верен своей религии,
своим духовным ценностям, и никакая власть, никакой
властелин не могли уничтожить это. Исламская
религия является для нашего народа носителем
духовных ценностей и источником духовной пищи,
одним из самых замечательных достижений» (из
речи Г. Алиева на церемонии открытия комплекса
Биби-Эйбатской мечети 1998 г., (1)

Гейдар Алиев – масштабнейшая личность! Всеохватывающая! Не случайно, на церемонии прощания с ним президент России Владимир Путин назвал его «политической глыбой» (2).

О Г. Алиеве написаны тома исследований, в которых он предстает мудрым стратегом и тактиком, глубокой личностью.

А каково было отношение Г. Алиева к вере? Возможно, этот вопрос для него являлся слишком сокровенным, потому он практически не распространялся на сей счет. Однако, благодаря отдельным высказываниям Г. Алиева в исламском направлении, в какой-то степени все же можно попытаться «дотронуться» до той части его внутреннего мира, которую он не афишировал. Благо, общеизвестно, что любую затрагиваемую им тематику, будь то политико-экономическая или социально-культурная сфера, он пропускал через себя.

Лейтмотив отношения Г. Алиева к религии в целом можно уловить из его следующего заключения: «Основные причины войн, схваток между отдельными государствами, борьбы друг с другом различных общественно-политических групп, несомненно, носят политический, этнический характер», преследуя цель «силой отобрать у другого землю», что «конечно, не может иметь религиозный характер».

Оценка ислама. Приоритеты морально-нравственных ценностей через призму религии

 «Отличие всех нравственных ценностей людей от религии состоит в том, что они, независимо от религиозной принадлежности, всегда призывали людей к дружбе, солидарности, единству» — писал Г. Алиев. В 1994 г. в Книге почетных гостей Мечети Пророка Мухаммада (мир ему) в городе Медина (Саудовская Аравия) он зафиксировал: «Я вновь осознал то, насколько истоки ислама опираются на общечеловеческие, философские, научные основы. Я осознал величие Всемогущего Аллаха».

Тем самым, фактически продекларировав единство мировых религий в аспекте соблюдения морально-нравственных норм, Г. Алиев подчеркнул прочувствование заботы исламского вероустава о человеке. Несколько позднее свое понимание этого он выразил следующим образом: переданные посредством Пророка слова Всевышнего «играли в жизни положительную роль», предоставляя людям «столько счастья, что эти обычаи и традиции, религиозные правила и порядки жили из поколения в поколение, и никакие ограничения не смогли этому помешать».

В преломление к роли ислама в общецивилизационном масштабе Г. Алиев также говорил, что с момента зарождения мусульманская религия «направила на путь истины, высокой морали большую часть человечества». Имея «неоценимые заслуги в истории человечества», ислам обеспечил «достижение мусульманами высоких духовных ценностей», обладающих «самой высокой сутью, значимостью».

Веление Аллаха в том, добавлял Алиев, чтобы люди воспитывались на них, т. к. это путь, предначертанный Пророком Мухаммадом. «Проведя верующих через все трудности и обеспечив им существование», ислам повел мусульман «по пути жизни, созидания, борьбы, свободы, защиты своей земли», — заключал Г.Алиев. Обосновывая это тем, что исламские постулаты всегда «приобщали к образованию, культуре, к более эффективному использованию всех средств современной жизни для улучшения своей жизни, жизни своей нации, народа, материального и морального состояния».

Ислам и Азербайджан

 Не удивительно стремление Г. Алиева создать реальные условия верующим Азербайджана для следования вероуставу: «Сейчас наша религия свободна. Каждый азербайджанец, каждый мусульманин может свободно исповедовать свою религию. Поклонение, церемонии, проводимые в мечетях, свидетельствуют о возможности выражать веления своей совести каждым».

При этом он связывал складывавшуюся ситуацию с достижением страной государственного суверенитета: «Главным основанием для нас является жизнь нашего народа в таких независимых условиях», где «восстановлена вера в Аллаха и свобода совести». Он называл «историческим событием» тот факт, что «мусульмане Азербайджана после долгих лишений и трудностей имеют возможность пользоваться исламской религией по своему желанию».

Мало того, особое внимание Г. Алиев обращал на то, что в «независимой Азербайджанской Республике исламская религия тесно сплотила наш народ», стремящегося «к укреплению страны», помогая «выбраться из всех трудностей». Но «мы еще раз должны осознать, что все это связано с уважением и почтением, преданностью нашего народа духовным ценностям ислама», возврат к которым является фактором, играющим «неоценимую роль в нравственном и духовном росте общества».

Озвучивая актуальность понимания религиозных ценностей для общества, он говорил о важности веры: «На протяжении веков мы идем путем, указанным нам Пророком Мухаммедом Алейхисаламом, советами Священной книги Коран. Это путь мира, дружбы, любви, благополучия. Мы должны воспитывать молодое поколение, все общество на основе этих высоких ценностей Ислама».

О мечетях

 Характерным для Г. Алиева являлось трепетное отношение к мечетям. В его бытность президентом была восстановлена (заново отстроена) известная бакинская мечеть в Биби-Эйбате. В своем выступлении в ней перед верующими в 1997 г., в знаменательную для мусульман всего мира дату Мавлида (день рождения Посланника Мухаммада), разрушение мечети «70 лет назад» Г.Алиев назвал «большим преступлением». Подчеркнув мощь «священной исламской религии», которую никто и «ничто не смогли победить», Г. Алиев сделал знаковое дополнение: «Даже несмотря на то, что разрушили мечеть, запретили религию, люди не отказались от нее, от своих идей, убеждений», потому что «никакая сила не сможет разрушить духовные ценности ислама».

Согласимся, что данный шаг в направлении биби-эйбатской мечети Г. Алиев вряд ли предпринял спонтанно. Это было далеко не в его характере. Но, зная его намерения входить вглубь любого важного вопроса, можно не сомневаться в осознании им аятов Корана. В частности, этого: «Только тот оживляет мечети Аллаха, кто уверовал в Аллаха и в Последний день, кто совершает намаз, выплачивает закят и не боится никого, кроме Аллаха» (сура «Покаяние»: 18).

Об отношении Г. Алиева к мечетям говорит и тот факт, что в Медине президент признал: «Меня восхитили комплексы мечетей, созданные вокруг мавзолея Пророка Мухаммеда для того, чтобы распространить ислам в мире». Поэтому он с удовлетворением отмечал, что за короткий срок в Азербайджане появилось более 1000 мечетей: «Значит, в душе всех людей так сильно было ожидание мечети, ведь это Божий храм, место религиозного поклонения, религиозный центр».

О религии, светскости и экстремизме

 В целом, все эти высказывания и деяния однозначно демонстрируют четкое понимание со стороны Г. Алиева роли и места религии в государстве светского типа. Последнее понятие многие, к сожалению, воспринимают исключительно атеистическим по форме, но, как он подчеркивал, строя в Азербайджане светское государство, «мы не должны отдаляться и от национальных моральных ценностей», т. к. обязаны «не допустить в этом процессе распространения безнравственности, бездуховности». Вслед за чем раскрывал: «Мы уважаем религию, общечеловеческие ценности, отражающие высокую культуру, мораль, прошедшие исторические испытания, на основе [чего] нужно воспитывать народ». Посему и констатировал: «Мы не отделены от религии. Религия и государство тесно сотрудничают» т. к. ислам, «прививая свои прекрасные нравственные ценности азербайджанским гражданам, еще больше возвысит азербайджанское общество».

Другое дело, что Г. Алиев фиксировал: «Мы никогда не призывали к фанатизму нашу страну, граждан и не допустим этого». Поэтому важно противостоять «распространению отдельными силами религиозного фанатизма, экстремизма из-за рубежа или изнутри». Безусловно, опирался он Коран, который «никогда не закладывал основу фундаментализма». Если кто-то «создает этот фундаментализм, экстремистские тенденции, используя исламскую религию, и развивает их, считаю, что они в определенной степени отдаляются от основных принципов ислама. Мы принимаем исламскую культуру, исламские духовные ценности как они есть в Коране. Искажать их, если говорить на языке религии, грех».

Имея огромный опыт политического руководства такой страной, как СССР, обладая знаниями форм и методов деятельности спецслужб и феноменальными аналитическими способностями, Г. Алиев прекрасно ориентировался в планетарных геополитических тонкостях. Он отчетливо понимал, что заинтересованные силы могут пытаться обыгрывать в собственных целях искренние чувства людей: «В разных регионах мира делаются попытки представить мусульман экстремистами, попирающими принципы толерантности. Это несправедливо. Конечно, среди каждого народа, в каждой стране есть бандиты, террористы, преступники, экстремисты. Но это никак не относится к религиозным истокам народов или к религиозным принципам этих народов».

Тем самым Г. Алиев проводил важнейшую грань между совершившими преступления людьми, называющих себя (или представляемых обществу) приверженцами религии, и конфессией в целом. Индивидуум «должен быть свободным, делать, что хочет, естественно, не совершая ничего незаконного», — убеждал Г.Алиев. Потому что «если человек верит своей религии, служит ей, то будет чище, принесет больше пользы обществу и государству».

И эта оценка демонстрирует мудрость политика. К тому же предлагающего пути к разрешению вышеизложенных проблем: «Необходимо развивать в Азербайджане науку исламоведения. Академия Наук, Бакгосуниверситет и НИИ должны создавать специальные органы, организации, научные центры по этой области», в которой «Азербайджан может быть центром исследований на Кавказе». Данный нюанс приобретает актуальность в свете необходимости «уделять внимание воспитанию молодежи», которая «должна быть здоровой как физически, так и морально».

Вместо заключения

 Что еще имеет немаловажное значение в контексте темы «Г. Алиев – религия», — это его понимание необходимости единения исламского мира. «Обсуждение мусульманскими учеными и религиозными деятелями важных актуальных проблем нашей религии, наряду с их чисто научно-религиозной значимостью, служит делу дальнейшего расширения отношений братства и сотрудничества между мусульманскими государствами и народами, укреплению исламской солидарности», — констатировал он. Г. Алиев неизменно подчеркивал важность реализации данного фактора «на современном этапе, когда во многих уголках мира наблюдаются тенденциозные нападки на основы исламской религии и мусульманские страны».

Allah rehmet elesin!

Теймур АТАЕВ 

 В тексте цитаты приводятся по ссылкам:

Добавить комментарий