Бакинские тайны Фаины Раневской – эмоциональное потрясение на Девичьей башне, встреча с Маяковским

Фаина Раневская (наст. имя Фанни Фельдман, 15.08.1896-19.07.1984) – одна из величайших советских актрис, которая покорила зрителей своей игрой, самоиронией, философским взглядом на мир и умением формулировать сложные вещи простым языком. Ее актерская карьера растянулась на 60 лет. За это время Раневская сыграла десятки ролей на сцене и около тридцати — в кино.

На киноэкране она легко перевоплощалась в разных персонажей: это Ляля в «Подкидыше», экономка Маргарита Львовна в «Весне» и злая мачеха в «Золушке». Примечательным низким голосом Раневской говорит «домомучительница» Фрекен Бок в мультфильме «Карлсон вернулся». По версии английской энциклопедии «Кто есть кто», она вошла в десятку самых выдающихся актрис ХХ века. Актриса была удостоена звания Народной артистки СССР и трех Сталинских премий, множеством государственных орденов и медалей, но самой главной наградой для нее было признание зрителей.
Один из периодов творческой жизни Фаины Раневской связан со столицей Азербайджана, когда она блистала на сцене Бакинского рабочего театра (ныне Азербайджанский государственный русский драматический театр имени Самеда Вургуна) в 1925-1927 и 1929-1931 годах. Представляем читателям бакинские страницы жизни Фаины Раневской.
В 1925 году Фаину Раневскую пригласили в Бакинский рабочий театр для участия в спектакле «Пугачевщина». Постановка была встречена триумфом, и актриса решила остаться. И это был не только поиск нового зрителя, но и поиск себя. Раневская лучше многих понимала, что актер должен постоянно совершенствоваться, а значит всегда быть там, где создается что-то новое и передовое, чтобы ни в коем случае не отстать от жизни.
Бакинский сезон ей запомнился как достаточно интересный и удачный. Баку не мог ей не понравиться – это был огромный многонациональный город… А Бакинский рабочий театр считался новаторским во всем Союзе. Пьесы, в которых ей приходилось играть были актуальны для того времени, и зрители охотно шли в театр. Раневская играла обычно небольшие характерные роли, но благодаря своему таланту и индивидуальности быстро стала популярной.
«Я работала в двадцатые годы у Михаила Швейцера, в тридцатые — у Сергея Майорова, амбициозного и деятельного режиссера, воспитанника легендарного Мейерхольда. Играла много и, кажется, успешно. Театр в Баку любила, как и город. Публика была ко мне добра», – вспоминала Фаина Георгиевна.
При ее появлении зрители начинали смеяться, но смех становился все горше и горше, и провожали Раневскую со сцены, утирая слезы. Из ролей, сыгранных Фаиной Раневской, можно назвать певицу в спектакле «Наша молодость», сестру генерала Музу Валерьяновну в «Сигнале», уборщицу Федосью Лукинишну в «Урагане» и т.д..
А большой успех актрисы в спектакле «Наша молодость» по роману Виктора Кина даже дошел до Москвы. Известный детский писатель Самуил Маршак даже решил приехать в Баку. Вдова Кина вспоминала: «Никогда не забуду, как уговаривал Виктор Самуила Яковлевича поехать с ним в Баку посмотреть этот спектакль. Маршак сказал: «Очень хочу в Баку, а еще больше посмотреть актрису Раневскую. Я так наслышан о ней…» Он даже просил Виктора взять билет и для него. Не помню уж, почему, но поездка эта не состоялась». Когда же они, наконец, познакомились, они очень быстро подружились, и как это почти всегда было у Раневской – если уж подружились, то на всю жизнь.
В Бакинском рабочем театре Фаина Раневская также познакомилась с известным актером Михаилом Жаровым, который в те годы выступал на этой сцене, и в дальнейшем не раз встречалась на съемочных площадках. Интересно, что в Баку она вновь встретилась с известным поэтом Владимиром Маяковским, которого уже видела однажды в Москве. В тот период Маяковский жил и работал в Баку. В театре проходил его творческий вечер.
«В Баку в 25-м году я увидела его в театре, где играла в то время. Он сидел один в одной актерской гримерной, в театре был вечер, его вечер, сидел он, задумавшись, я вошла и увидела такую печаль у него в глазах, которая бывает у бездомных собак, у брошенных хозяевами собак, такие были его глаза. Я растерялась, сказала — мы познакомились в закрытом клубе у Шоров; он ответил, что был там один раз. В это время кто-то из актрис под дверью пропищала «нигде кроме, как в Моссельпроме». Маяковский печально улыбнулся и сказал: «Это мои стихи». Актриса хихикала за дверью. Хихикали все. Обыватели, сидящие в зале, и многие из актеров весь вечер травили Поэта, а он с вечной своей папиросой, казалось, намертво прилипшей к губе, говорил им гениальные дерзости. Маяковский был он умнейшим из людей моего времени. Умней и талантливей в то время никого не было. Глаза его, тоски в глазах не забуду — пока живу», — вспоминала Раневская.
На время оставив столичный театр, она выступала на сценах Архангельска, Смоленска и Сталинграда, но новый зритель оказался не таким отзывчивым, каким его представляла Фаина Георгиевна, и поэтому вновь вернулась в Баку.
Кстати, в Баку жила ее подруга Эсфири Ицкович, с которой дружила с самого детства. У Фаины Раневской было мало близких друзей, но именно в отношениях к ней она была совершенно искренна. Они познакомились еще в 1905 году, когда одиннадцатилетняя Эсфирь вместе с родителями приезжала в Таганрог. Ее отец, нефтепромышленник и коммерсант Соломон Ицкович, был компаньоном отца Фаины Гирша Фельдмана. Девочки подружились, но потом Фаина уехала в Москву, а Эсфирь вернулась в родной Баку. И когда судьба занесла Фаину в Баку, побывав на одном из спектаклей, Эсфирь узнала ее, и их былая дружба возобновилась. Затем судьба вновь их развела, но сохранились письма между ними, которые охватывают период с 1931 по 1974 годы. Читая их, мы словно проживаем вместе с великой актрисой ее такую нелегкую и такую яркую жизнь. Ее мысли и планы, ее достижения и разочарования, отношение к разным людям. Каждое письмо является своеобразным откровением. Эсфирь скончалась в 1986 году в израильском городе Холоне.
Баку — теплый щедрый город, пропитанный древностью. Баку напоминал Раневской родной город Таганрог. Тот же порт, но на Азовском море, те же многонациональные жители города (до 100 национальностей), южный климат, овощи, фрукты, а главное — та же приветливость и доброта.
Она любила ходить по извилистым узким улочкам древней части Баку, рассматривать старинные башни и восточные узоры Ичери шехер. При жизни она славилась своим искрометным юмором и брутальными высказываниями. Многим Раневская запомнилась как философ с сигареткой в зубах: кто-то называл ее скандальной, боялся или избегал, а кто-то боготворил. Однако при всем этом легендарная актриса оставалась глубоко одинокой и ранимой личностью.
Как-то она решила подняться на Девичью башню. Можно предположить, что пережила эмоциональная натура актрисы, когда поднимаясь по узкой лестнице, вспомнила причину прихода сюда дочери местного шаха в последний раз в её жизни. На нее сильно подействовала легенда Девичьей башни, которая гласит, что шах хотел отдать свою дочь за нелюбимого человека. Пытаясь избавить себя от такой участи и отговорить отца, девушка попросила шаха построить башню и подождать, пока строительство не будет завершено. К моменту окончания строительства царь не изменил своего решения, и тогда девушка забралась на башню и оттуда бросилась в Каспийское море, которое тогда находилось у самого подножия Девичьей башни. Она разбилась об камень, который позже назвали «Камнем девственницы», и девушки, будучи невестами, приносили к нему цветы. Существует и другой вариант этой легенды: после того, как она бросилась в море, её возлюбленный отомстил за любимую, убив шаха, но вскоре он узнал, что русалки спасли девушку. Спустя время возлюбленные смогли найти друг друга и скрепить себя узами брака.
Фаина, выйдя на верхнюю площадку Девичьей башни и заглянув вниз, выступившим на лбу холодным потом, ощутила весь ужас девушки перед её последним шагом в никуда…
Завершив театральный сезон 1931 года в Баку, Фаина Раневская уже навсегда возвращается в Москву…

Фаина Георгиевна была удивительной личностью, а ее сложная судьба, не помешали творить и достигать высоких ступеней в карьере. Раневская продолжает жить в своих картинах и цитатах, а ее имя долго еще будет всплывать на просторах современного мира. И в заключении вспомним один из курьёзов, всегда сопровождавших легендарную актрису. По жизни она, конечно же, не была красавицей, и выглядела старше своих лет. Однажды, когда она гуляла в одиночестве в Приморском парке Баку (Бульвар), к ней пристал какой-то мужчина. Пытаясь от него отвязаться, она категорично сказала: «Товарищ, вы, наверное, ошиблись. Я старая и некрасивая женщина». Раневской было 35 лет. Любознательный ухажер, не долго думая, обогнав ее, заглянул ей в лицо и чистосердечно с ней согласился: «Вы правы. Прошу извинить». «Мерзавец!» – так обычно заканчивала рассказывать эту историю Фаина Георгиевна. И тогда родилась фраза «Многие жалуются на свою внешность, и никто — на мозги»…

Добавить комментарий