«Великий благотворитель»: один день в доме Гаджи Зейналабдина Тагиева

atalar.ru знакомит читателей с проектом 1news.az, посвященном мемориальным музеям выдающихся личностей Азербайджана, внесших неоценимый вклад в наследие Азербайджана.

О Гаджи Зейналабдине Тагиеве (1838-1924) можно говорить долго – будучи миллионером, который нажил состояние в период нефтяного бума, он завоевал сердца своих соотечественников благодаря бесконечному состраданию и желанию помочь. «Отец нации» — так его называли люди, ибо каждый шаг этого удивительного человека был сопряжен с благотворительными целями и стремлением улучшить качество жизни своего любимого народа.

Признаюсь, прогулка по дому-музею, где раньше проживал Тагиев вместе со своей семьей, показалась мне прогулкой по дворцу, внутреннее убранство которого впечатляло своим великолепием. Пока экскурсовод водила нас по девяти залам, рассказывая истории из повседневной жизни его обывателей, в голове постепенно складывалось представление, как протекали будни в стенах этих роскошных апартаментов.

А начало его биографии было совсем иным, ибо родился Тагиев в семье простого башмачника. Согласно одной из легенд, которые окутывали имя Гаджи Зейналабдина, однажды, в период работы каменщиком его привезли в неизвестный дом с повязкой на глазах, дабы скрыть местоположение, и приказали соорудить секретный сейф в стене. Много лет спустя он случайно набрел на это здание, узнал полуразрушенную стену и обнаружил сейф, наполненный драгоценностями.

Ходят слухи, что именно эта находка послужила Тагиеву начальным капиталом, когда вместе со своими друзьями он приобрел участок земли в Биби-Эйбате в надежде, что в один прекрасный день добудет в ее недрах «черное золото».

Оборудование было куплено, рабочие бурили скважину, расходы с каждым днем росли, но, к сожалению, нефть никак не хотела показываться, вследствие чего разочарованные компаньоны решили продать свои доли Гаджи Зейналабдину, интуиция которого подсказывала не отчаиваться и довести столь рискованное предприятие до конца. Наконец, из скважины забил фонтан, ознаменовав переломный момент не только в жизни самого Тагиева, но и всего азербайджанского народа.

Первым делом мы осмотрели рабочий кабинет Тагиева, в котором некоторые предметы мебели были сохранены, а остальные создавались азербайджанскими и итальянскими мастерами по семейному альбому хозяев. Также здесь можно увидеть огромный портрет мецената, написанный в 1912 году, который, по словам экскурсовода, долгое время находился в подвале в сложенном состоянии и был с трудом восстановлен несколько лет назад.

«Так как Тагиев был сторонником просветительства, одним из важнейших его дел навсегда останется возведение первой на Кавказе мусульманской школы для девочек, – говорит экскурсовод. – При правлении Александра III он не раз отправлял ему письма, в которых просил дать разрешение на строительство школы, однако постоянно получал отказ.

И только когда власть перешла к Николаю II, в этом деле появился просвет. Тагиев послал дорогой подарок его супруге, оповестив царя, что, если ему позволят построить школу, она будет носить гордое имя его жены – Александры Федоровны. В результате Николай из уважения и любви к своей супруге дал разрешение на строительство этой школы, хотя впоследствии в народе ее все равно именовали «тагиевской».

По словам сотрудницы музея, главной отличительной чертой данной школы являлось бесплатное образование, вследствие чего девушки из бедных семей получили уникальную в те времена возможность – оставив позади невежество, идти по пути просвещения. Занятия проводились 6 дней в неделю, и на протяжении этого времени девушки оставались в павильоне на полном содержании Гаджи Зейналабдина, который одевал, обувал и обеспечивал их пропитанием. Это был закрытый пансион, куда не пускали мужчин, и чтобы население доверилось Тагиеву, он отправил туда учиться собственную дочь.

Затем мы прошли в потрясающе красивое помещение, которое называется «восточным залом». По словам сотрудницы музея, только на отделку этого зала Гаджи Зейналабдин потратил 9 килограммов сусального золота. От потолка просто невозможно было отвести взгляд – при внимательном рассмотрении здесь можно увидеть изречение из Корана «нет Бога кроме Аллаха», восхитила и хрустальная люстра.

Также здесь находятся восстановленные музыкальные инструменты детей Тагиева, которые в смутные времена не подошли советским реалиям и подверглись уничтожению. Кроме того, внимание привлекают паркет, при укладке которого было использовано 28 пород дерева для достижения эффекта витиеватых орнаментов, и многочисленные зеркала, увеличивающие и без того огромное пространство.

«А сейчас мы пройдем в библиотеку, — сказала экскурсовод, приглашая нас в следующую комнату. – Учитывая, что Тагиев родился в бедной семье, в семье башмачника, он до конца своих дней не умел читать и писать, поэтому каждое утро его помощники сидели здесь и читали ему различные книги, а также своды законов. Кстати говоря, он с большим трудом умел выводить заглавную букву «Т», которая служила ему подписью…»

Затем мы побывали в бильярдной – излюбленном месте отдыха мецената. Объясняя отсутствие лузы на столе, работница музея сказала, что Тагиев традиционному бильярду предпочитал «карамболь с фишками», который имел достаточно сложные правила – бордовый шар, не касаясь кубиков и фишек, должен был сбить два желтых шара. Гаджи Зейналабдин мог проводить много времени в этой комнате, погружаясь в данную игру.

Когда мы перешли в столовую, экскурсовод обратила наше внимание на посуду, которая дошла до наших дней и была отмечена вензелем Тагиева. Здесь можно увидеть большой буфет с резными створками, а также стулья, два из которых сохранились со времен его обывателей, а остальные были воссозданы по внешнему облику несколько лет назад.

Далее мы увидели фотографии членов его семьи. Первой супругой Тагиева была его двоюродная сестра Зейнаб ханум, которая родила ему троих детей. А после ее смерти, спустя определенное время, миллионер, уже в довольно преклонном возрасте, вновь испытал прекрасное чувство влюбленности и женился во второй раз на золовке собственного сына – Соне Араблинской, которая была моложе него на 45 лет. В этом браке у него родились три девочки и два мальчика.

«Здесь вы можете видеть «зеркальную» комнату, которая служила гостиной для Соны ханум, — сказала сотрудница музея, увлекая нас в помещение со сверкающим потолком, выполненным из многочисленных зеркальных плиток, похожих на рыбью чешую, и создающим впечатление уходящего вдаль пространства. – Известно, что граненые и разбитые зеркала приносят несчастье, и многие считают, что именно по этой причине семья Тагиева имела такой трагический конец…»

В период революции, когда у миллионеров конфисковали личное имущество, Гаджи Зейналабдин был изгнан из своего дворца и переехал с родными на дачу в Мардакяне. На 101 году жизни он умер от воспаления легких, и Сона Араблинская, будучи не в силах справиться с кончиной мужа, потеряла разум.

Она неоднократно обивала пороги своего бывшего дома, стучалась, говорила, что живет здесь, однако ей не разрешали войти. Однажды зимой, в один из морозных дней женщина вновь показалась на горизонте, но охрана не пустила ее даже погреться, и присевшая на тротуар рядом с дворцом, в котором некогда проживала самые светлые моменты своей жизни, Сона ханум замерзла, воссоединившись с мужем.

«В этой комнате она принимала своих подруг, и здесь даже сохранился шахматный столик, за которым они любили играть, — говорит экскурсовод. – Обратите внимание на стены, расписанные художественным образом, – в свое время они тоже не подошли советским реалиям и были замазаны серой краской. А когда перед открытием мемориального музея их начали отмывать различными средствами, обнаружили такие интересные узоры, фрески. Только ремонтом этой комнаты мастера занимались три года, восстанавливали орнамент, приводили стены в первозданное состояние».

И в завершение прогулки по столь удивительному дворцу мы посетили спальню, облик которой также воссоздавали по фотографиям из семейного альбома. Как рассказали в музее, каждое утро Тагиев просыпался в 6 часов, отправлялся по своим делам, а Сона ханум выпивала чашечку кофе и одевалась в примыкающей комнате, которая служила уборной. Учитывая, что гардеробная находилась на верхнем этаже, слуги приносили ей одежду сюда.

А еще поговаривают, что у Гаджи Зейналабдина был старинный топор, который служил ему верой и правдой еще во времена работы каменщиком. Уже будучи миллионером, он подвесил этот топор в одном из своих огромных сейфов, чтобы всякий раз, открывая его, вспоминать о превратностях судьбы и никогда не кичиться нажитым богатством…

Существует мнение, что богатые люди зачастую остаются слепы к нуждам окружающих, ибо большую часть времени они посвящают удовлетворению собственных капризов. Однако столь выдающийся представитель азербайджанского народа как Гаджи Зейналабдин Тагиев, которым мы будем гордиться всегда, опровергнул данный стереотип, показав, что можно совместить две стороны человеческого бытия, и олицетворив собой пример бесконечной доброты и милосердия.

Помимо открытия первой бесплатной школы для девочек, он также создал много заводов и фабрик, обеспечивая своих работников «социальным пакетом». Учитывая, что сам Тагиев происходил из бедной семьи, он хорошо понимал положение простых людей и проявлял о них всестороннюю заботу. Помимо достаточно приличного по тем временам жалованья, для работников были открыты медицинские пункты, в которых они проходили обследование и лечение, а также библиотеки и учебные заведения для их детей.

Первое театральное и оперное здание в Баку, первые банки, первая конно-железная дорога, пожарное депо, мечети и огромное количество других объектов также открывались и развивались благодаря вложениям Тагиева. И, конечно же, шолларская питьевая вода, которую мы до сих пор используем, была проведена именно им – Человеком с большой буквы, чье имя золотыми буквами вписано в историю нашей страны.

Отметим, что здание, в котором находится дом-музей первого азербайджанского нефтяного магната и одного из крупнейших меценатов, было построено в 1895-1901 годах главным архитектором города Баку Йозефом Гославским по просьбе самого Тагиева.

В этом огромном здании, состоящем из трех этажей, насчитывается 101 комната – на первом этаже располагались конторы и офисы Гаджи Зейналабдина, на втором он проживал вместе со своей семьей, а третий этаж был отведен прислуге. В данный момент, наряду с мемориальным музеем Тагиева, здесь находится Музей истории Азербайджана.

Посетить музей можно по следующему адресу: Сабаильский район, улица Гаджи Зейналабдина Тагиева, 4.

График работы: понедельник – суббота (10:00 – 17:00).

 

Добавить комментарий