Васиф САДЫГЛЫ: «Покушение на литературный язык более тяжкое преступление, чем покушение на государственный суверенитет»

13 сентября 2018 года был принят новый проект правил орфографии, который вызвал немало споров и был одним из самых обсуждаемых тем в обществе. В результате серьезного сопротивления и недовольства общества, представителей интеллигенции, вызвавшие наибольшее недовольство пункты проекта, подготовленного Орфографической комиссией Академии наук Азербайджана и Институтом языкознания имени Насими НАНА не были приняты. Однако в течение года этот вопрос не переставал обсуждаться. Споры между сторонниками и противниками пунктов, вызвавших недовольство, не угасают. Один из инициаторов сопротивления против орфографического хаоса и авторов обращения по поводу спорного проекта к главе государства известный филолог, публицист Васиф Садыглы в интервью Atalar.ru рассказал о событиях годичной давности, затронул проблемы азербайджанского литературного языка и указал пути их решения.  

— 2018 год запомнился невиданными до сих пор жаркими обсуждениями по поводу орфографии. В сентябре прошлого года конфликт между сторонами достиг своего пика. Вы были одним из противников, даже инициатором сопротивления реализации проекта,  подготовленного Орфографической комиссией НАНА и Институтом языкознания. Что происходило?
— Согласно закону страны «О государственном языке в Азербайджанской Республике» орфографический словарь минимум через каждые пять лет должен усовершенствоваться и издаваться. По этому закону словарь должны были издать в 2009 году. Однако этого не произошло. Орфографический словарь, изданный в 2012 году, был отвергнут Администрацией Президента «из-за серьезных недостатков в книге», ответственные лица Института Языкознания  получили предупреждение и было дано указание отменить издание словаря 2012 года и убрать его с продажи. В 2013 году, наконец-то был издан орфографический словарь,  однако и он не оправдал надежды.
В каком смысле?
— После издания словаря стало известно, что туда было добавлено 40 тысяч вымышленных слов.
— Кто добавил?
— По утверждению лиц, ответственных за издание, эти слова были добавлены сотрудниками издательства, где издавалась эта книга.
На данный момент этот словарь в продаже?
— Да. На уровне руководства Орфографической Комиссии отмечено, что этот словарь не имеет юридической силы. Несмотря на это он размещен на электронном ресурсе Института Языкознания. В деятельности Государственной Языковой Комиссии тоже чувствуется отсутствие координации. Один из членов комиссии в интервью прессе пожаловался на малый тираж того самого незаконного словаря. Все это создало орфографический хаос. Даже были случаи, что на правительственных сайтах, одни и те же слова писались по-разному со ссылками на различные источники. Правила орфографии, подготовленные в 2018 году, были последней каплей, переполнившей чашу терпения ученых и интеллигенции. Мы не забыли слова, сказанные известным литературным критиком Ирадой Мусаевой в адрес членов орфографической комиссии: «Мы беспокоимся, когда вы не работаете, но когда вы работаете, беспокоимся еще больше».
— Какие пункты в новом проекте орфографии вызвали большее недовольство?
— 22, 37 и 69 пункты проекта столкнулись с серьезной критикой. Во время обсуждений больше всего недовольства вызвал 37 пункт, который предусматривал сокращение одного «y» в словах с парным «y». Предложения о внесении таких изменений в традиционные и устоявшиеся правила были бы сильным ударом по стилю, глубокому смыслу и эстетической красоте литературного языка, который является духовным богатством азербайджанского народа, и создало бы пропасть между классическим наследием и современным литературным языком. Первый, кто возразил против этих нелепых изменений, был заведующий отделом теоретической лингвистики Института языкознания НАНА, профессор Идрис Аббасов. Он подвергся серьезному административному давлению со стороны руководства этого института. После того, как стало известно намерение комиссии принять проект в авральном режиме, в противоборство с ней в местной печати вступила «Великолепная четверка», чьи имена я не хочу разглашать.
За короткое время в прессе были опубликованы серьезные статьи, критикующие проект. Наконец, в конце августа было направлено обращение главе государства, в Администрацию Президента, Кабинет Министров, Парламент. Тексты обращений были обнародованы в прессе.
— Кто подписал обращение?
— Обращение подписали 165 человек. Среди них были десятки профессоров, доцентов, писателей, других представителей интеллигенции, в том числе преподавателей азербайджанского языка и литературы. Перед последним заседанием Орфографической Комиссии заместитель председателя комиссии заявил, что «Вопрос будет рассмотрен в рамках идеологии азербайджанства», а это говорило о том, что комиссия вынесет решение под влиянием верхов. Протест общества дал свои результаты. На заседании, прошедшем 13 сентября, эти три пункта были убраны из проекта.
Опасность полностью миновала?
— Нельзя сказать. Порой анонсируется сокращение парных «m», «s» и других согласных из заимствованных слов.
В чем причина этого?
— В последние годы на усмотрение общественности подброшена идея общего тюркского языка. Даже для этого пытаются убрать 3 буквы (ə, q, x) из алфавита. Среди тех, кто выдвигает такие предложения, есть члены Государственной Языковой Комиссии, ученые, один народный поэт, те, кто живут за пределами страны. Одним из тех, кто считает, что получил карт-бланш для изменения алфавита, является профессор Камил Вели. Неужели какие-то влиятельные круги убедили уважаемого профессора, что он занимается большим, исторически важным делом? Или же он в это поверил добровольно? Не от того ли он стал с отвращением и иронией называть противников внесения изменений в алфавит и создания общего тюркского языка «буквенными националистами» (“hərf millətçiləri”). К.Вели свое намерение выразил очень смешно и спесиво: «Без сожаления убрал бы… Ненавижу буквенный национализм. В своей книге «Общий тюркский язык» я остановился на этих бессмыслицах. Проблема букв, апострофа — это проблема стран третьего мира… Не более, чем словесная игра в просветительство, ложная модернизация…» («Uf, demeden ataram… Herf milletciliyine nifret edirem. Hazirladigim «Ortag Türkçe» kitabında bu menasizliglar üzerinde durmusam. Herf, apastrof derdi üçüncü dünya olkelerinin derdidir… Sözde maarifcilik oyunudur, yalancı modernlesmedir…»)
— Идея общего языка и алфавита не новая…
— Да, на первом тюркологическом съезде (Баку, 1926 год)  был поднят этот вопрос. На самом деле организация такого съезда Москвой исходила не из доброго намерения. Целью  было углубление пропасти между прошлым письменным наследием и современным поколением, отчуждение народа от древнего исторического наследия.
— На какие политические дивиденды рассчитывают те, кто говорит, что на этот вопрос надо смотреть с политической точки зрения?
— Якобы будет укреплено единство тюркских стран благодаря так называемому общетюркскому языку. Как соблазнительным бы это не выглядело, абсурд наяву. Можем привести множество примеров стратегического партнерства стран с языками разных типологических групп, даже генеалогических семейств. В то же время мы еще не сталкивались с фактом единства в политических вопросах членов Лиги арабских государств — 23 арабских стран с единым языком. Также Северная и Южная Кореи имеют одинаковый письменный язык (обе Кореи используют хангыльский алфавит) и являются носителями одинакового языка, и на данный момент самой большой риск войны существует именно между этими странами.
Конвергенция является не причиной политических объединений, супергосударств, а его результатом. То есть сближение языков народов, близких с генеалогической точки зрения неизбежно. Лексический обмен при этом неизбежен, однако процесс в своей эволюционной перспективе неминуемо приводит к суперстату (язык-победитель) одного языка (в большинстве случаев языка большинства, или же политического, интеллектуального большинства) и субстрату (проигравший язык) другого (других) языка. При объединении двух языков в эклектической форме фонетическое, орфографическое, орфоэпическое, стилистическое, грамматическое равновесие одного из них должно нарушиться. В конкретном случае если будет создан общий язык между азербайджанским и турецким языками, стать языком субстратом обязательно суждено азербайджанскому языку. Первый шаг начинается с пожертвования алфавита. Известный этнолог, философ Клод Леви-Строс писал, что «Язык является одновременно и плодом культуры, и его важной частью, и условием наличия культуры. Язык даже является специфическим методом существования культуры, фактором формирования культурных кодов».
Не общее средство общения, а спекуляции относительно общего литературного языка носят также элементы не только культурной, но и политической угрозы. Этого нельзя допускать. Покушение на литературный язык более тяжкое преступление, чем покушение на государственный суверенитет.
Раньше были возражающие против этого?
— Естественно. Еще несколько лет тому назад покойный академик Тофиг Гаджиев говорил, что отказ от азербайджанского языка означает отказ государства от официальной идеологии азербайджанства. Он писал, что речь может идти не об общем тюркском языке, а общем средстве общения.
— Вы писали, что в орфографическом словаре,  который будет издан в конце этого года, в правилах орфографии, взятых за основу, есть определенные недостатки. В  любом случае, можно ли считать положительным событием издание орфографического словаря после 15-летнего перерыва?  
— Естественно. В новых правилах учтены и некоторые наши предложения. В любом случае в определенной мере будет положен конец орфографической анархии. В настоящее время около 80%  азербайджанцев живут за пределами Азербайджанской Республики. Большинство их них лишены возможности получать образование на родном языке. К тому же надо учитывать и то, в чужой языковой среде они подвержены давлению других языков. Однако в настоящее время развитие ИКТ создает хорошее условие для изучения родного языка с использованием языковых ресурсов страны. Совершенные правила орфографии, регулирующие правила правописания азербайджанского языка и подготовка орфографического словаря с точки зрения создания единого орфографического режима, также объединения азербайджанцев мира вокруг единой орфографии в контексте государственных интересов Азербайджана могли бы стать важным достижением для пропаганды и нашей языковой культуры.
— Глобализация повлияла и на литературные языки. Сможет ли азербайджанский язык сберечь себя в современных условиях?
— Каждый год в сферах техники, искусства и др. появляются сотни, может и больше неологизмов. Сначала они проходят период графической адаптации в языке. Или вовремя надо создать альтернативы этих слов в языке, или сделать кальку, или же, осуществив транслитерацию, внести их в следующий выпуск орфографического словаря. Работы, проделанные в этой сфере, нельзя считать удовлетворительными. Естественно, немалую роль играют объективные причины. По словам одного из членов Терминологической Комиссии, члены комиссии работают на общественных началах. В Турции в соответствующей структуре работают 30 штатных работников. Недавно в рамках одного проекта мы провели мониторинг соблюдения норм азербайджанского языка в рекламах на улице Низами, именуемой в народе как «Торговая». Из 82 торговых, бытовых и других объектов обслуживания в 65 или не использовался азербайджанский язык вообще, или же в некоторых были использованы только такие слова как “açıqdır”, “endirim” («открыто», «скидки»). Есть положительная сторона глобализации,  интеграции языков. Когда глобализация как элемент культурной угрозы нависает над языком, даже у малых народов срабатывает механизм (не хотел бы сказать инстинкт) самозащиты (читай: защиты языка), и в результате, внешние угрозы усиливают «иммунную систему» языка. То есть угроза, которая может уничтожить язык, еще больше укрепляет его, усиливает его сопротивляемость. С сожалением отмечу, что в советское время с точки зрения языка рекламных щитов лик Баку был более «азербайджанским».
— Согласно указу президента, подписанного 1 ноября прошлого года, создается публичное юридическое лицо «Мониторинговый Центр при Государственной Языковой Комиссии». С 1 ноября нынешнего года будут применены штрафы за нарушение норм литературного языка.  Какие результаты Вы ожидаете?
— То, что новая структура является публичным юридическим лицом, создает определенные надежды. То есть, сотрудники центра будут получать зарплату, увеличение штрафов должно непосредственно  повлиять на их зарплату. Все будет зависеть от профессионализма и решительности сотрудников. Есть такое выражение: «Закон как паутина, душит слабых, а сильные разрывают паутину». Если в Азербайджане сталкиваются финансовые интересы высокопоставленных чиновников и общественные интересы, то однозначно побеждают первые.
Как-то сотрудники Института Языкознания в Баку в  центре города провели провели мониторинг соблюдения норм литературного языка. Один из участников мониторинга сказал, что на улице «Торговой» обнаружено много серьезных нарушений при использовании азербайджанского языка в рекламах. Об этом было сообщено соответствующим структурам. Ответственный сотрудник исполнительной власти города Баку сказал, что эти объекты принадлежат таким лицам, на которых Исполнительная власть не может оказать давление. Надеемся, что Мониторинговый Центр при Государственной Языковой Комиссии серьезно отнесется к своим обязанностям.
Физза ГЕЙДАРОВА, собкор в Баку

Добавить комментарий