Следы зороастрийского религиозно-философского мировоззрения в азербайджанских поэмах 1920-50-х годов

Большинство азербайджанских поэм, хотя и опираются на конкретную философско-идеологическую основу, так называемую марксистско-философскую компилятивную систему, в той или иной мере подвержены влиянию различных мировых философских школ.

Эти влияния в большинстве своем окольно, а порою непосредственно проявлялись в художественных идеях авторов поэм, а иногда довольствовались тем, что оставляли заметный или слабый след в отдельных эпизодах и деталях.
Если подойти с хронологического аспекта, то одним из философских систем, оказавших существенное влияние на первые азербайджанские советские поэмы, является зороастрийское религиозно-философское мировоззрение.
Видный азербайджанский писатель Юсиф Везир Чеменземинли в вышеуказанный период глубоко занимался исследованием зороастрийской философии и был одним из тех, кто обращаясь к этой области, писал художественные произведения.
Статья «Зороастрийские обычаи в Азербайджане» [1], опубликованная писателем в 1927 г,  хотя и носила в основном этнографический характер, впоследствии, в определенном смысле, дала толчок к использованию зороастрийских эпизодов в многочисленных произведениях, в том числе в поэтических текстах поэм.
Пытаясь исследовать с зороастрийского аспекта такие обычаи и понятия, как «новруз» 1, «дуваггапма» 2, «чиллэ»3, «шэр вахты» 4, «аб-атеш-хак-бад» 5, использование свечей при заупокойной молитве и т.д., Юсифу Чеменземенли удалось провести несколько интересных сравнений и добиться определенных результатов.
Среди известных азербайджанских деятелей науки и искусства XIX в. Аббасгулу ага Бакиханов, Мирза Шефи Вазех также были хорошо знакомы с зороастрийским учением и, высказывая свое отношение к нему в своих произведениях, уделяли место для его освещения.
Среди авторов XIX в. зороастрийское учение наиболее широкое отражение нашло в произведениях видного азербайджанского драматурга и философа М.Ф.Ахундова. В своем философском трактате «Три письма индийского принца Кемал-уд-Довле к персидскому принцу Джелал-уд-Довле и ответ на них сего последнего» Ахундов, высоко оценивая это учение, уделяет большое место его описанию и комментариям к нему.
В связи с возникновением и развитием последней официальной религии – Ислама, наиболее демократическая ее ветвь продолжила свое существование среди масс в форме суфизма.
В средневековой азербайджанской поэзии «суфизм» и «ирфан» проявили себя в основном в двух направлениях – в божественной любви и пантеизме. Эту традицию, хотя и в модернизированном виде, можно проследить и в поэмах 1920-50-х годов.
К тому времени современный суфизм в концептуальном виде нашел свое художественно-эстетическое решение и отражение в драматургии Гусейна Джавида и в первую очередь в его драме «Пророк»
Что касается поэм, в них суфизм хоть и не выделяется как художественная концепция, но встречается частное использование суфистских идей, образов и символов. В этом смысле вызывает определенный интерес исследование художественной трансформации божественной любви в поэмах того времени.
В поэмах зороастрийская философия более всего носит экзотический характер, чего нельзя сказать о западных философских системах. В Азербайджане уже существовали определенные традиции обращения к классической немецкой философии, просветительству, романтизму и другим философским системам. В журналах, издаваемых в 20-30-х годах, таких, как «Революция и культура», «Атака», «Просвещение и культура» и другие, публиковались обширные статьи по западной философии. Причина, по которой азербайджанские поэты легко усваивали западную философию, кроилась в том, что она своими корнями упиралась на классическую восточную, античную и исламскую философии.
С другой стороны, следует отметить, что поэмы, созданные в 20-50-х г., в основном преследовали идеологическо-пропагандистские цели и философские оттенки в них были слабо выражены. Во имя исполнения своего идеологического долга поэты не чуждались даже атаковать фундаментальную основу философии-диалектику.
В поэме «Азер», где героем является философ, также временами себя проявляет пропаганда революционных идей. Но вместе с тем, если и было произведение, в котором более или менее цельно отражалась ведущая философская система того времени, то это была поэма «Азер» Гусейна Джавида. Это произведение как бы является художественным воплощением философских идей Гусейна Джавида, отраженных в статье «Война и искусство», напечатанной в 1915 г. в газете «Открытое слово». В статье Г.Джавид пишет:
«…Что касается вышеупомянутого Ницше, то он шел по другому пути, преследовал иную цель. В его произведениях нет места «добродетелям», над которыми мыслил Толстой… Он считает совершенно естественным подавление слабых. Пытается доказать идеализм, бессмысленность таких чувств, как любовь, добро, к тому же не так беспомощен в своих доказательствах…
…Но если призадуматься, нутро философии Ницше не сходится с его внешней стороной и завершается более искренней добродетелью и любовью». [2]
Итак, в философии Ницше две вещи привлекают внимание Джавида: позиция величия и единение противоположностей; обе стороны нашли свое художественное отражение в поэме «Азер».
Прежде всего в поэме «Азер» проблема единения противоположностей выражается различными художественными приемами. В самом начале поэмы ответ Азера художнику составлен из красивых художественных антонимов и органически соединяет противоположности:
Где огонь с водой лобзались
В той стране я вырос
Я следовал путем любви,
Горечью веяло от каждой тени
Я бедняк, но пред каждой моей мечтой
Преклоняют колени богачи
Я знаток, мои незнания
Преодолевают просторы
Я спокойное, тихое море,
Но огненны волны мои
Беспомощен я – проповедник мира
Не убавятся заботы мои. [3]
Гусейн Джавид в начале поэмы, описывая единение противоположностей в лице одного человека, постепенно развивая ее, доводит до глобального уровня; приходит к мысли об единении благодетеля Востока с жестокостью Запада и выявлении человеческого облика в этом единении.
Бабаханлы Гюлбениз Ибрагимовна, кандидат филологических наук, директор дома-музея Гусейна Джавида при Азербайджанской НАН
Источник: Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов (опубликовано в 2008 году)
Литература:
1. Чеменземинли Ю.В. Зароастрйские обычаи в Азербайджане. Просвещение и культура, 1927, № 4-5. стр. 61-64 (на азерб.яз.).
2. Джавид Г. Произведения, т. IV, Язычы, 1985, стр. 236 (на азерб.яз.).
3. Джавид Г. Произведения, т. I, Баку, 1969, стр. 321 (на азерб.яз.).
1 «Новруз»-новый календарный год во многих странах Востока, отмечаемый 21 марта.
2 «Дуваггапма»-«воспевание невесты»-старинный финальный обряд свадебной церемонии.
3 «Чиллэ»-название разделов зимнего периода на 3 части — Большая чиллэ, Малая чиллэ, Серая-мрачная чиллэ.
4 «Шэр вахты»-по поверьям тёмное время суток, когда активизируются ангелы зла.
5 «Аб-атеш-хак-бад»-четыре элемента земных стихий- «вода-огонь-ветер-земля».

Добавить комментарий