Сквозь огонь и воду: Жизнь и творческий путь Г.Ахвердиева

История Гасан Али оглу Ахвердиева началась в городе Мамаган Южного Азербайджана, где 20 июля 1915 года в многодетной семье рабочего Али Ахвердиева и Сары Керим гызы появился еще один ребенок (у Ахвердиевых было девятеро детей) – сын, названный Гасаном.

Вскоре семья была вынуждена искать новое место жительства.  через Иреван, Гянджу они в 1924 году добрались до Баку, где и обосновались в Старом городе – Ичери шехер. Ряд трагических событий привели к тому, что из 9 детей, у Ахвердиевых осталось лишь трое. Гасан был единственным сыном.
Судьба мальчика в этой обстановке могла сложиться по-разному, если бы не огромная любовь к рисованию, которую он испытывал с раннего детства. Он рисовал углем на асфальте, изыскивал любую возможность, чтобы оставить на бумаге свои художественные впечатления. Родители, наблюдая за успехами сына, всячески старались поддержать в нем творческий порыв. Увлечение не прошло незамеченным и для школьных педагогов, которые неоднократно советовали ему серьезно заняться живописью.
Утвердившись со временем в своем желании стать художником, Гасан успешно сдает экзамены в Художественный техникум (позже – Бакинское художественное училище им.А.Азимзаде). Юношу зачисляют в мастерскую талантливого художника, основателя школы сатирической графики в Азербайджане – Азима Азимзаде (1880-1943).
Ахвердиев, обучающийся в училище с 1930 по 1935 годы, считался перспективным молодым художником. Свое природное дарование вкупе с годами обретаемым профессионализмом молодой художник реализовывал в работах различной жанровой направленности.
Ахвердиев вошел в мир большого искусства благодаря книжной графике и в дальнейшем неоднократно возвращался к этому художественному жанру. По завершении учебы Г.Ахвердиев создает яркие живописные полотна, в которых нашли отражение знаковые явления эпохи.
А потом началась война. В одном из последних боев Гасан получил тяжелое пулевое ранение в голову. Пуля застряла в кости, извлечь ее не удалось – печальная память о войне так и осталась у Г.Ахвердиева до конца его жизни. В числе многотысячной армии, держащей оборону Севастополя, он попал во вражеский плен.
В Днепропетровске был сформирован большой лагерь военнопленных. Вскоре Гасан в числе других пленных оказался в эшелоне, следующим в польский город Ченстохова, находящийся близ границы с Германией.
Раненому Ахвердиеву приходилось нелегко, но молодость, вера в лучшее, крепкая физическая подготовка (до войны он занимался плаванием, борьбой, играл в футбол) придавали силы.
Судьба была благосклонна к Ахвердиеву. Встреча в 1943 году и длительная беседа Г.Ахвердиева с основателем Азербайджанской Демократической Республики Мамед Эмином Расулзаде, членство в организации «Azərbaycanların birlii», перспектива сотрудничать с издаваемым в Берлине газетным изданием «Azərbaycan», – все это открывало для художника возможность быть полезным родине.
Опыт работы в области книжной графики оказал Г.Ахвердиеву неоценимую услугу. По распоряжению Мамеда Эмина Расулзаде молодого азербайджанского художника отправляют в Берлин, где он начинает сотрудничать с газетой «Азербайджан».
Ахвердиев вплоть до 1945 года жил в Берлине и каждый день мечтал о возвращении домой. 8 мая 1945 года в Карсхорсте (предместье Берлина) был подписан Акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии и ее вооруженных сил. Организация распалась. Газета приостановила выход. Никаких документов, подтверждающих мирную деятельности 28-летнего Гасана Ахвердиева в качестве художника газеты «Азербайджан», не сохранилось.
По свидетельству художника Энвера Дадашева, с которым Г.Ахвердиев находился в плену, Гасан решился на смелый шаг – сдаться новым властям-победителям – и с этой целью отправился в комендатуру. Трибунал. Приговор – расстрел. Но в силу смягчающих обстоятельств расстрел заменили 10-летней ссылкой в Республику Коми.
В первые годы ссылки Г.Ахвердиев работал на лесоповале в Воркуте – в одном из самых тяжелых по условиям лагере для репрессированных. Спустя время его перевели в Сыктывкар, где отбывали срок множество представителей творческой интеллигенции. И тут произошло чудо: Гасана приглашают на работу в Клуб в качестве художника. Он создает эскизы костюмов, декорации к спектаклям и все больше увлекается сценографией, много читает.
Все эти долгие годы, пока Г.Ахвердиев был в ссылке, семья считала его убитым. Факт его пребывания в ссылке восприняли как дар судьбы. Но реальность была не столь радушной: он – «враг народа», а это значит, что страшное клеймо лежит на всей родне. Г.Ахвердиеву пришлось развестись с супругой.
Шли годы. После смерти Сталина, последовавшей в 1953 году, началась активная волна реабилитаций, затронувшая и судьбу Гасана Ахвердиева, матери которого так и не удалось дождаться возвращения своего единственного сына.
Ахвердиеву предписывалось обосноваться в Уджарском районе, в 200 км от Баку, что он и сделал. В 1958 году Ахвердиев получил наконец, разрешение на проживание в Баку. К этому времени ему дали квартиру в Доме художников.
Как восполнить то, что было утрачено за годы войны, плена, ссылки? Ахвердиев с головой уходит в работу. Как и в ранний период творчества, он обращается к различным жанрам. Большое внимание в своем творчестве Г.Ахвердиев уделял теме материнства и детства – символам продолжения жизни.
Г.Ахвердиев работал много, к созданию каждой картины подходил серьезно, продумав ее драматургическое, цветовое решение. При этом в работе он не был ортодоксом: в процессе могло возникнуть новое видение, и тогда он с легкостью перестраивался, стремясь к лучшему результату.
Если сравнивать работы Гасана Ахвердиева, созданные «до» и «после», то можно с уверенностью говорить о более живописной, эмоционально насыщенной цветовой драматургии в полотнах довоенного периода. Потом – полное выключение из творческой жизни. Плен, Север, лагеря – жизнь, в лучшем случае, в черно-белом формате. Когда он вернулся в Баку, то попал в иную творческую атмосферу. Ахвердиев понимал: надо вновь обрести себя в искусстве, и он окунулся в поиск новых форм, цвета, содержания.
Вплоть до 1965 года Г.Ахвердиев жил под пристальным надзором органов госбезопасности. Но он продолжал открывать в себе новые творческие грани. Не откладывая в сторону живопись, он уделяет большое внимание карикатурам, шаржам и плакатам, позволяющим в ряде случаев подчеркнуть истинную суть изображаемого. Блокнот и карандаш – неразлучные спутники живописца, позволяющие запечатлеть интересную ситуацию или отдельный колоритный образ, – всегда были рядом с ним.
Еще в 1952 году в Баку начал функционировать сатирический журнал «Кирпи» («Еж»). Сотрудничество со столь острым по своей тематической направленности изданием предоставило Г.Ахвердиеву возможность развернуть свой талант карикатуриста.
Стоит также отметить, что Ахвердиев принимал участие в оформлении журналов «Azərbaycan», «Pioner», «Azərbaycan gadını», «Ulduz», «Təşvigatçı», «Göyərçin», заметный след оставил и в сфере плакатной живописи, в частности политического плаката. Так, в свое время большим резонансом был отмечен его плакат «Свободу Анджеле Дэвис!», посвященный правозащитнице, символу движения за права заключенных.
Гасан Ахвердиев ушел из жизни 19 августа 1978 года. В тот злополучный день лифт не работал, и он, несмотря на плохое самочувствие, поднимался в мастерскую пешком. Впервые за свою непростую жизнь он не дошел до цели… Инфаркт. Как оказалось, это был далеко не первый тревожный сигнал.
Источник: Аzerhistory.com
РАБОТЫ Г.АХВЕРДИЕВА:

По материалам г. «Каспий» и книге Н.Габибова «Гасан Ахвердиев» (1974 г.)

Добавить комментарий