Портрет ханенде: Алим Гасымов

Есть такая категория людей, которым под силу многое. За что бы они ни брались, у них всё получается. Каждый человек должен суметь выбрать свою стезю, которой посвятит всю свою жизнь. Нужно выбрать что-то конкретное, учиться этому и развиваться день ото дня, становясь в итоге профессионалом.

В противном случае, мечась от одного амплуа к другому, человек окажется у разбитого корыта, осознав, что, пусть жизнь и одарила его умением схватывать всё на лету, во всех перепробованных им профессиях он приобрёл лишь поверхностные знания, так и не раскрыв в себе истинного предназначения. А ещё лучше сказать — призвания. Вполне вероятно, что подобная участь могла ожидать и народного артиста Азербайджана, кавалера орденов «Славы» («Şöhrət») и «Чести» («Şərəf») Алима Гасымова, не сделай он вовремя свой выбор.

Родился будущий ханенде в Шамахе, в селе Гурбанчы. С ранних лет постоянно обращал на себя внимание окружающих своими вокальными данными. Пел дома, в школе, в гостях или просто, шагая по сельской дороге. А когда к ним в дом приходили родственники или соседи, просить Алима спеть было излишним. На каком-то этапе застолья он сам принимался радовать гостей своим природным даром. Причём, несмотря на возраст, исполнял он исключительно мугам, а не детские песенки.

«Я неоднократно говорил в своих интервью и сейчас повторю, что мугам с самого рождения был у меня в крови. Пою я с тех пор, как себя помню. Куда бы я ни шёл, что бы ни делал, я всегда что-то напевал себе под нос, даже не зная слов. Пение бурлило во мне, стихийно вырываясь наружу, хотел я этого, или нет».

Как признаётся сам народный артист, хорошо учиться — никогда не было его сильной стороной. Тем не менее, посещать школу он любил. Где же ещё он мог так барабанить по партам, аккомпанируя самому себе, когда входил в раж. А почтовому ящику у его дома можно только посочувствовать. Алим сломал его и соорудил саз, приделав к нему гвоздями несколько проволок в качестве струн.

«Я хорошо помню свой первый саз, который смастерил мне мой отец, используя алюминиевую чашу в качестве корпуса. Это был шедевр. К сожалению, мне не удалось его сохранить. Однажды я из-за чего-то разозлился и сломал его».

Заметим, что не одним лишь самодельным сазом закончилось рукоделие Хамзы муаллима, отца Алима. Из старой чугунной кастрюли он сделал для сына нагару и множество других музыкальных инструментов изготавливал при помощи предметов домашней утвари. Кстати, именно от Хамзы муаллима Алим унаследовал свой невероятный голос. Правда, несмотря на хорошие вокальные данные, Хамза Гасымов, в отличие от сына, профессионалом так и не стал. В принципе, Алим и сам об этом не задумывался, хотя все, кто слышал его пение, в один голос твердили: «твоё место на большой сцене».

Однако прежде, чем начать развивать свой талант, Алим испробовал массу профессий. А главное, чем бы он ни занимался, у него получалось довольно хорошо. Вот тут-то и наступает тот самый момент — Алим подошёл к жизненному перекрёстку и должен был сделать выбор. Да, он хорошо поёт. Все это говорят. Но ведь и другие вещи он тоже делает неплохо. Что же делать? Выбрать надо что-то одно.

«Я всё-таки решил стать певцом. Хотя до сих пор не могу понять, был ли это мой собственный выбор… Правильнее будет сказать, что Всевышний сам направил меня этой тропой».   

Итак, в 1978 году Алим поступает в музыкальное училище им. Асафа Зейналлы. В то время Алим вместе с родителями уже жил в посёлке Ашагы Гюдзек Абшеронского района. Первым наставником будущего виртуоза стал Агахан Абдуллаев, о котором он до сих пор вспоминает с большим уважением и любовью. Как, впрочем, и о других своих учителях, среди которых были такие знаменитые мастера мугама, как Нариман Алиев, Гаджибаба Гусейнов, Вахид Абдуллаев и Алибаба Мамедов. Алим часами проводил время с каждым из них, как губка, вбирая в себя новые знания. Вероятно, он тогда ещё и представить себе не мог, что спустя годы сам начнёт преподавать в училище в звании доцента.

Наряду с обучением Алим часто наведывался в архив училища, где хранились старые пластинки с записями корифеев мугама. Юноша зачарованно слушал их и заучивал слова. Так, постепенно талант молодого человека подвергался огранке. Его начали приглашать на различные мероприятия, показывать по телевидению и т.д. С улыбкой вспоминает знаменитый ханенде своё первое выступление на сцене Дома актёров, когда зал в прямом смысле слова взорвался бурными овациями.

Тут хотелось бы сделать некоторое отступление, чтобы задать Алим муаллиму один весьма любопытный вопрос: среди своих многочисленных выступлений, есть ли такие, которые он может выделить особо?

«Нет. Ко всем своим выступлениям я отношусь с одинаковой степенью ответственности. Все концерты важны для меня. Поэтому, каждый раз, выходя на сцену, я испытываю некоторое волнение, а, уходя — великое облегчение, которое знакомо разве что женщине, родившей ребёнка пару секунд назад. Я даже, когда звоню домой после каждого концерта, так и говорю семье: «Ну, всё, разродился!».

Действительно, так и есть. Каждое выступление народного артиста это настоящее пиршество для музыкальных гурманов. Но, всё же, хочется жирным шрифтом выделить одно, которое навсегда врезалось в память зрителей. Речь о «ковре-самолёте» — незабываемом трюке, продемонстрированном на церемонии открытия первых в истории Европейских игр. Очарованная пением ханенде публика Олимпийского стадиона, разинув рот, следила, как его ковёр плавно парит в воздухе на высоте порядка десяти метров. Грандиозно!

«Да, это было довольно необычно. Впервые за свою долгую карьеру я пел на летающем ковре. Если помните, края ковра колыхались от ветра и режиссёр предупредил меня, чтобы я сидел как можно дальше от них. В принципе, риск свалиться вниз был сведён на нет, так как я был прикреплён страховочным тросом. Но, как говорится, «предосторожность — прежде всего!»»

А вот интересно, почему Алим Гасымов, вообще, поёт, исключительно сидя на ковре? Это особая фишка, или ему действительно так комфортней выступать перед широкой публикой?

«Скорее, второе. Видите ли, как-то раз мы с моим трио как обычно решили немного порепетировать перед началом концерта. Стулья на сцену ещё не вынесли. Вместо них там лежал большой ковёр. Мы не стали дожидаться, пока вынесут стулья и, усевшись прямо на него, сразу почувствовали, что так гораздо удобней».

Вернёмся же обратно в прошлое и продолжим наше повествование. В 1983 году Алим Гасымов продолжил обучение в Институте искусств и спустя всего пять лет был удостоен звания Заслуженного артиста Азербайджана. В том же 1988 году он становится победителем Международного музыкального фестиваля в Самарканде, а также в составе трио (Рамиз Гулиев — тар и Шафига Эйвазова — кяманча) занимает первое место на 22-м Международном музыкальном фестивале, проведенном в США под эгидой ЮНЕСКО. А уже на следующий год он становится солистом Азербайджанского государственного театра оперы и балета. Помимо этого, в тогдашней столице ФРГ, городе Бонне, ему была вручена почётная медаль.

Однако, при всех вышеуказанных заслугах, отечественная публика узнала об Алиме Гасымове всё же, в первую очередь, благодаря дуэту с Алмаз Алескеровой — «Səni axtara-axtara». Наверняка, многие помнят снятый на эту песню клип, где молодой Алим Гасымов с усами и в папахе признаётся в любви современной городской девушке, демонстрируя неповторимый тембр голоса.

Регалии героя повествования столь многочисленны, что их вряд ли можно уместить в одной статье. Не зря же его жизни и творчеству посвящена целая книга, которая так и называется «Алим». Автором книги является Натаван Фаиг. Отметим лишь наиболее важные вехи в жизни певца, к которым, безусловно, относятся присвоение ему звания народного артиста Азербайджана (1993 год), получение международной музыкальной премии ЮНЕСКО (1999 год), избрание его членом «Европейской Ассамблеи Редких Голосов» (2000), награждение орденом «Şöhrət» («Слава») за заслуги в развитии азербайджанского мугамного искусства (2008 год), а также орденом «Şərəf» («Честь») за развитие музыкальной культуры Азербайджана (2017 год).

14 августа этого года Алим муаллиму исполнилось 60 лет. И пусть с момента этого замечательного события минуло уже два месяца, хотим от души поздравить нашего выдающегося ханенде и пожелать ему всяческих благ, долгих лет жизни и благополучия.

И в завершении — традиционный вопрос относительно планов на ближайшее будущее.

«Во второй половине декабря я вместе с дочерью Ферганой лечу в Нью-Йорк, где мы совместно с известным американским хореографом, основателем школы танцев Марком Моррисом собираемся воплотить в жизнь один интересный проект, посвященный «Лейли и Меджнун». Марк подготовил танцевальную программу, где задействовано семь Лейли и семь Меджнунов. Прелесть данного проекта заключается в том, что танцоры будут непрерывно танцевать в течение целого часа под наше с Ферганой пение, олицетворяя при помощи танца пропетые нами слова. Ну а после этого я поеду в Стамбул, где дам концерт».

Вот так вот! Выбирая жизненный путь, руководствуйтесь тем, что идёт из самого сердца. А всё остальное — приложится.

Маммед Маммедов

Источник

Добавить комментарий