Обращение бакинской армянки

Обращение из США бакинской армянки к соотечественникам во всем мире!

Все, нет больше моих сил.
Я все это время молчала.
Не комментировала. Но всякому терпению приходит конец!
Молчать дальше — не уважать себя!
Бакинские армяне, я обращаюсь к вам!
К тем из вас, кто пишет безобразную ложь о городе, где жили, о людях, с которыми дружили. Остальные представители армянской национальности могут не беспокоиться. Просто потому, что вам никогда не понять, что это за город, что это за люди и что это такое — потерять все это. Вам никогда не понять, как это — проснуться ночью и услышать, как срывается бакинский ветер за окном. Как шумит Каспийский прибой. Как летним вечером, когда спадает жара, с бульвара тянет прохладой. Как в выходные, рано утром, во двор приходит бабушка Шафига и кричит : «Мааацонь!!!» И голос ее разносится по двору-колодцу, поднимается вверх, будит, и обещает беспечный день уставшим за неделю взрослым, и дождавшимся каникул детям. Как цветет каштан в садике 26-ти. Как журчит фонтан в Молоканском садике. Как дядя Рамазан, в неизменном, и зимой и летом костюме-тройке, сокрушенно качая головой, поднимает с тротуара корочку хлеба и бережно кладет на бордюр подземного перехода. Как зимой кутают пальму на Парапете. Как на Новруз пахнет из каждого окна. Как можно бродить часами по Старому Городу. Как, как, как, как …. Поэтому, я сама, дочь армянина и еврейки, спрашиваю вас, Бакинские армяне, неужели в вашей жизни эти КАК ничего не значили? И не надо мне сейчас рассказывать. что вас зажимали. Только не мне. Вы жили в прекрасном городе, занимали высокие должности, получали такие же зарплаты, как и все, сидели за одним столом с представителями разных национальностей. Чего вам не хватало? Не вы ли в минуты радости или горя, бежали не к своим родным, а стучали в соседнюю дверь к азербайджaнцу. И разве не он радовался с вами, как ребенок, или горевал, разрывая свою душу за вас? И вы, в ответ, радовались или горевали с ним так же искренне. Или нет? Я понимаю вашу боль, обиду, несправедливость того, что случилось, Но ведь не ваши друзья и соседи виноваты в произoшедшем. Да, от этого не легче. Я не оправдываю того, что случилось. Но неужели вы не понимаете, хотя бы сейчас, что вас принесли в жертву те, кого вы считали своими соплеменниками, но для которых вы были и есть шортвацы. Неужели, каждый раз, закрывая за соседом дверь или приходя от него, вы говорили своим детям, что это враги, что они недостойны вашего «высочайшего» внимания? Неужели, пожав руку другу азербайджанцу и поцеловав свою азербайджанскую подругу, вы жертвовали на Дашнакцутюн. Я не хочу в это верить. Может потому, что знаю, что для большинства из вас, так же как и для меня, все это оказалось полной неожиданностью, что вы, как и я, по настоящему любили этот город, тоскуете по нему вдалеке, по прежнему перезваниваетесь с бывшими соседями, оставшимися там и да, ездите иногда в гости. Может потому, что у меня были и есть настоящие подруги и друзья. А может потому, что мой отец-армянин учил меня, что прежде всего, я — Человек. И вокруг меня Люди. Не армяне, евреи, русские, татары, немцы, а Люди!! Я не знаю, что он в этот момент думал, но в одном я уверена точно, он не хотел, чтобы его дочь росла в ненависти. Потому что любил меня. Может потому. что моя мама-еврейка учила, что самый больший в жизни грех — Неблагодарность. И все беды начинаются с того, что кто-то забывает сказать спасибо, за любую мелочь. А тем более за возможность спокойно и безопасно жить в городе, где никто не крикнет тебе вслед: Жидовка! Потому что, она тоже хотела светлой жизни своей дочери и знала, что это возможно только если в этой жизни не будет ненависти. Она тоже любила меня. Их давно нет. Мне, теперь взрослой, уже некому сказать Спасибо за эту любовь и за то чему они меня научили. Я не успела. Но у меня есть время, возможность и желание сказать спасибо всем тем, кто был со мной рядом все мое детство и юность. Тем, чьи руки обнимали меня, заворачивали мне с собой, так любимые мною, шякяр бура и пахлаву, куличи и кяту. Тем, кто ни разу не сделал разницы между девочкой полукровкой и своими детьми. Тем, кто качал в детстве на коленях. Тем, кто защищал, не думая, что может случиться с ними. Тем, кто, гладя меня по голове на прощание, говорил: Не плачь, Баки-бала, не плачь. Спасибо Вам, за ВСЕ!!! Но особенно, за то, что благодаря всем ВАМ я не озлобилась. За то, что Вы были и есть. Спасибо самому красивому, гостеприимному, доброму и самому родному городу в мире — Баку!!! Я долго не могла понять, как люди, жившие в этом городе, ходившие по этим улицам, дышавшие этим воздухом, плававшие в этом море, могут писать гадости о нем. Поливать грязью людей, которые помогали им в трудную минуту. Плевать в лицо тем, кого называли своими друзьями. Я злилась, плакала, негодовала. А теперь мне просто их жалко. Они потеряли настоящую Родину и никогда не обретут новой. Потому что Родина одна. Они потеряли друзей, верней которых у них больше не будет. Потому что «друзей теряют только раз». Они потеряли Дом, полный любви, света и радости. И хоть дворец построят, не будет им там так же уютно. Они потеряли соседей, которые ближе родных. А во дворцах за оградой нет соседей. Они потеряли ЛИЦО! И это в комментариях не нуждается. Жаль только что с ними, все это потеряла я. Кроме, надеюсь, лица. Это у меня и тысяч других, таких я, они украли РОДИНУ и ДОМ, в погоне за мифическим величием и маниакальной верой в собственную исключительность! Но друзей и родных, к счастью отнять невозможно. Я спрашиваю вас еще раз, Бакинские армяне, расселившиеся по всему миру, может хоть сейчас вы задумаетесь, кто на самом деле в этом виноват? Те, с кем вы делили хлеб или те, кто пришел на эту землю с войной. Я не жду ответа. Правду вы не скажите даже себе, даже шепотом. Да и не нужна она никому, кроме вас самих. Я только прошу вас просто вспомнить по имени маленького мальчика или девочку, которые вместе с вами играли в казаки-разбойники, плавали наперегонки, сидели за одной партой, смотрели на звезды, мечтали. Вспомните, неважно, кто это будет — азербайджaнец, русский, армянин или еврей. Это все — дети Баку! Может, вам станет легче.
А я вернулась в свой город, спустя 15 лет. И отвезла туда сына. Он имел право знать, где родились его родители. И он, рожденный в Москве и выросший в Нью Йорке 14-летний подросток, влюбился в этот город с первого взгляда. Самой большой радостью для меня стали его слова: Теперь я знаю, почему вы так скучаете и почему ты так плачешь. И я вернусь снова. Назло всем тем, кто раздувает пожар ненависти. И МЕНЯ ТАМ ЖДУТ!!! А вас?
Marianna Narimanova

Добавить комментарий