Место нацистских коллаборационистов на свалке Истории

В вопросе отношения к нацизму и связанным с ним тягчайшим преступлениям всё цивилизованное человечество заняло однозначную и бескомпромиссную позицию — нет и не может быть никакого оправдания этой «чуме 20 века»!

 

В вопросе отношения к нацизму и связанным с ним тягчайшим преступлениям всё цивилизованное человечество заняло однозначную и бескомпромиссную позицию — нет и не может быть никакого оправдания этой «чуме 20 века»!
Однако, судя по тревожным процессам, происходящим в сегодняшней Армении, уничтоженная 75 лет назад «чума», похоже, находит свои отголоски и в веке нынешнем. И подает она признаки жизни в стране, где больше всех любят кичиться своей «исключительностью», «одарённостью» и некоей «богоизбранностью». Ни в какой другой стране политическое руководство и общество не прилагают столько усилий, чтобы самым бесстыжим и наглым образом возродить, оправдать, а затем и возвеличить нацистское ничтожество, бесславно поверженное общей кровью миллионов свободолюбивых людей!
А может, всё дело как раз и в том, что к этой цивилизованной части человечества армянские апологеты не имеют никакого отношения, а находятся по ту сторону линии, разделяющей цивилизованность и пещерную дикость.
Много лет назад, когда в армянской прессе появились первые безграмотные и безосновательные опусы о «героизации» в Азербайджане отдельных правонарушителей, азербайджанские эксперты приняли вызов и серией статьей надолго отправили в угол боксерского ринга всю бесславную плеяду прыщей армагитпропа во главе с всё еще тявкающим тогда Левоном Мелик-Шахназаряном. Не будем сейчас возвращаться к тому нокауту, тем более, что побежденного оппонента давно уже разобрали на молекулы земельные черви, а напомним лишь о некоторых именах. Тогда в пощечину армянским «оправдателям» и «героизаторам» вошли имена нацистских генералов Драстамата Канаяна (Дро) и Гарегина Тер-Арутюнянa (Нжде), именами которых названы улицы, площади, станции метро, а также такие «храбрые армянские мужчины», как Гурген Яникян, пригласивший в Калифорнии на обед двух турецких дипломатов и, в момент пережевывания ими пищи, вставший со стола, прошедший к ним за спину и «храбро» выстреливший в спину своим гостям (очень по-армянски!), а также имя другого «мужчины» — Согомона Талейряна, прошедшего на улице Берлина мимо выдающейся личности периода первой мировой войны и спасителя мусульманского населения Восточной Анатолии от истребления Талаата Паши, обернувшегося и выстрелившего ему… да, да, опять же в спину!
Вообще, выстрел в спину — это национальная черта, которую Еревану обязательно нужно зафиксировать в Списке нематериального культурного наследия человечества как копирайт армянского народа. Уверен, конкурентов у армян в этом вопросе не найдется. Так вот, та болезненная для армагитпропа серия статей, которая, помимо названных выше имен, напоминала также о героизации в Армении террористов АСАЛА, таких как Монте Мелконян, Варужан Гарабедян, Ампиг Сасунян, Акоп Акопян и прочих отбросов, заставила армянских авторов надолго заткнуться. Ведь крыть-то было нечем.
Нам казалось, может, в кои веки армянам действительно стало стыдно? Оказалось, не знакомо им это чувство! Ереван не только не помышлял переименовать объекты с бесславныx имен и очистить себя от позора, но и, годы спустя, ошарашил весь цивилизованный мир воздвижением в центре столицы памятника отъявленному негодяю, руководителю Aрмянского легиона в составе вермахта Гарегину Нжде. Это было равносильно, как если бы сегодня на Красной Площади открыли памятник генералу Андрею Власову, перед Бранденбургскими воротами — Йозефу Геббельсу, в центре Парижа — Анри Петену, в Брюсселе — Леону Дегрелю, в Афинах — Иоаннису Раллису, в Будапеште — Ференцу Салашяну и т.д. Не дав миру опомниться от шока, тогдашние инициаторы этого паскуднейшего шага вспешке придумали оправдание: дескать, в годы Первой мировой войны Нжде спасал нацию от «геноцида», а значит он — «герой». Ну, к прошлым «заслугам» Нжде мы еще вернемся, а пока вызывает отвращение сама аргументация армян — мол, зачем обращать внимание на плохое, когда было и «хорошее». Опять же, о «хорошем» мы еще поговорим, но в поисках «хорошего» с целью последующего увековечения можно вспомнить хотя бы то, что Йозеф Геббельс любил классическую музыку, а Адольф Гитлер — собак и кошек. Это ведь замечательно, правда? Давайте воздвигнем памятники этим «ценителям» прекрасного и жизни на планете…

 

Источник :CISPRESS

Добавить комментарий