Культовый фильм «Yeddi oğul istərəm» – 50 лет! ТОП-10 картин СССР, интересные факты и откровения

В этом году исполняется 50 лет культовому художественному фильму режиссера Тофига Тагизаде «Семеро сыновей моих» (Yeddi oğul istərəm).

Фильм был снят в 1970 году киностудией «Азербайджанфильм» по сценарию Юсифа Самедоглу, созданному по мотивам «Комсомольской поэмы» его отца, народного поэта Самеда Вургуна.
Фильм повествует о молодежи, живущей под впечатлением революции и готовой ради победы в ней пожертвовать жизнью. В картине показывается борьба первых комсомольцев за установление Советской власти в Азербайджане в 1920 году. Семерых комсомольцев во главе с Бахтияром Ревком направляет в отдалённое село Пейканлы, которое принадлежит землевладельцу Герай-беку, отказывающемуся подчиняться Советской власти и ведущему вооруженную борьбу. На фоне борьбы между комсомольцами и людьми бека разворачивается история трагической любви поэта-комсомольца Джалала (сын Шекер-бека, примкнувшего к большевикам) к Хумай — дочери Герай-бека. Однако Хумай не в силах противостоять воле отца. Джалал предстаёт перед Герай-беком, и не скрывая, что они продолжают оставаться врагами, признаётся, что любит его дочь Хумай. Но Герай-бек собственноручно убивает Джалала. Потрясенная вестью о смерти возлюбленного, Хумай совершает суицид. В итоге борьбы комсомольцы гибнут, а Бахтияр уезжает на новое задание вместе с шестью молодыми жителями освобожденного села Пейканлы, которые решают продолжить дело погибших.
Хотя картина была посвящена 50-летию установления Советской власти в Азербайджане, ее лейтмотивом стали непростые человеческие отношения, мужество и героизм в противостоянии идейных врагов. Фильм был переведен на русский язык и после выхода на экраны вошел в ТОП-10 самых кассовых картин СССР. Более того, картина принесла значительные валютные поступления от зарубежного проката. Ее посмотрели в 98 странах! Фильм вошел в Золотой фонд советского кинематографа. В Азербайджане мальчишки даже играли в героев этого фильма, называя себя именами персонажей ленты. А цитаты из фильма ушли в народ, стали крылатыми фразами.
Для съемок был подобран потрясающий актерский состав — Гасан Мамедов (Бахтияр), Энвер Гасанов (Джалал), Эльчин Мамедов (Мирпаша), Абдул Махмудов (Гасым), Шахмар Алекперов (Газанфар), Рафиг Азимов (Шахсувар), Алескер Ибрагимов (Залымоглу), Гасанага Турабов (Герай-бек), Гамлет Ханызаде (Гизирь), Исмаил Османлы (Келентер), Земфира Исмаилова (Хумай) и другие. К сожалению, из этой замечательной плеяды в живых остались к настоящему времени только четверо – народные артисты Рафиг Азимов, Энвер Гасанов, Абдул Махмудов и заслуженный артист Фархад Исрафилов.
Потомок беков не может снимать фильм про комсомольцев
Фильм должен был снять известный режиссер Кямиль Рустамбеков, но в последний момент, по решению ЦК Компартии Азербайджана, это было поручено Тофигу Тагизаде, автору таких картин, как «Аршин мал алан» и «На дальних берегах». Дело в том, что Кямиль Рустамбеков происходил из знатного рода беков и, по мнению советских идеологов, не мог снимать фильм про историю комсомольцев и их борьбы с беками.
Актерский состав был подобран Кямилем Рустамбековым, но Тофиг Тагизаде решил поменять исполнителей двух ролей: Джалала вместо Алиаббаса Гадирова сыграл Энвер Гасанов, а Хумай – вместо неизвестной актрисы Земфира Исмайлова. Режиссер хотел поменять и исполнителя роли Герай-бека – Гасанагу Турабова. Но директор киностудии, лауреат Госпремии и народный артист СССР Адиль Искендеров настоял на первоначальном выборе.
Герои фильма и упоминаемые имена – Герай-бек, Шекер-бек, Бахтияр, Сары Шемистан – реальные исторические личности. Например, Сары Шемистан (Шамистан Эйюбов) был родом из Газаха. В 1918 году, в возрасте 23 лет, он вступил в партию большевиков, воевал в составе Красной армии, с 1924 года боролся с бандитизмом. В 30-х годах был секретарем районной ячейки компартии в Газахском районе, директором хлопкового завода в Евлахе, председателем исполкома Билясуварского района, председателем профсоюза работников текстильной промышленности Азербайджана. В 1937 году по обвинению в контрреволюционной деятельности и троцкизме был репрессирован сталинским режимом и расстрелян. Его супруга, мать четверых детей Пери Векилова (родственница Самеда Вургуна) как жена «врага народа» была осуждена на восемь лет и отправлена в ИТК в Мордовию. Более того, 15-летний сын Махмуд тоже был арестован и заключен в Баиловскую тюрьму. Остальных троих детей – 14-летнюю Гюльзар, 13-летнюю Адилю и 11-летнего Исмаила отправили в колонию для беспризорников в Шувелане.
Кадры из фильма, которые вырезали, изменили или добавили
События фильма происходят в Газахском районе, откуда родом был Самед Вургун. Съемки прошли в Гобустане, Абшероне, поселках Шаган, Мардакан, Бузовна и Фатмаи, а также в павильоне «Азербайджанфильм».
В одном из эпизодов Бахтияр верхом на коне бьет плетью Хумай, обвиняя ее в гибели соратника Джалала. Худсовет счел, что комсомолец не может так поступить с девушкой, и это вызовет гнев зрителей. Но потом решено было оставить эпизод — поступок персонажа объяснялся тем, что был совершен в порыве гнева. В фильме был и момент, когда другой комсомолец — Шахсувар вступается за девушку. Кстати, этот эпизод был предложен самим исполнителем роли. По замыслу режиссера, когда Бахтияр избивал Хумай, Шахсувар должен был наблюдать за этим. Однако Рафиг Азимов сказал режиссеру, что не по-мужски стоять в стороне, когда бьют девушку. Тофиг Тагизаде принял это предложение.
А в одном из эпизодов Джалал должен был влепить сильную пощечину Келентер-дайы. Но как это сделать? Энверу Гасанову было на тот момент 20 лет, а Исмаилу Османлы — 68. Как поднять на него руку? Несколько раз снимали и все неудачно. Наконец, Исмаил Османлы сказал: «Я понимаю, ты очень уважаешь меня, но ты должен выполнить свою работу, иначе не будешь считаться хорошим актером». Энвер Гасанов кое-как собрался и так ударил, что выбил Исмаилу Османлы зуб. От стыда молодой актер не мог найти себе места и все время извинялся. На что Исмаил Османлы сказал: «Вот теперь я вижу перед собой актера». Но это не все. Энвер Гасанов был так потрясен этим моментом, что попросил своих коллег пойти к режиссеру и …уговорить его убрать этот кадр из фильма. Мол, как такой юный парень мог поднять руку на пожилого человека, это противоречит национальному менталитету, тем более, что по сюжету Келентер-дайы фактически вырастил Джалала. После долгих дискуссий режиссер все же согласился.
Была заменена финальная часть фильма. По замыслу авторов, большевики сжигают родную деревню Герай-бека, чтобы заманить его в ловушку. Но по итогам обсуждений пришли к мнению, что большевики не могли так сделать, и в результате сошлись на эпизоде самоубийства Герай-бека. Кстати, и этот момент вызвал дискуссии. Худсовет потребовал, чтобы Герай-бека убил именно Бахтияр. На что режиссер сказал, что это была якобы агония бека, осознавшего свое поражение. На самом деле, в кругу близких и друзей Тофиг Тагизаде говорил, что «бека может убить только равный ему». А когда критики сравнивали картину с американским боевиком «Великолепная семерка», он ответил: «Когда беки на Карабахских скакунах проводили скачки на Джыдыр дюзю, Колумб еще даже Америку не открыл».
Вот такие страсти бушевали в те времена!
Интересные откровения и воспоминания творческого коллектива
Энвер Гасанов: «Как известно, в фильме было много стрельбы и взрывов. У нас были хорошие пиротехники, которые в первую очередь заботились о нашей безопасности. Например, во время стрельбы каждый находился друг от друга как минимум на расстоянии семи метров. Но все же один человек серьезно пострадал – от взрывного осколка он потерял глаз. А погони на конях, участие в перестрелках — практически все это делали сами, без каскадеров. Но самым сложным, физически и морально, был эпизод, где расстреливают Джалала. Съемки проходили в Гобустане, было очень жарко, даже тени не было, чтобы спрятаться от солнца. Я должен был быстро подняться вверх по скалистой местности, преодолевая различные препятствия, падая и вставая, чтобы предстать перед Герай-беком и признаться в любви к его дочери. Снимали несколько раз. По сюжету, в Джалала стреляют четыре раза – три раза Келентер-дайы и, наконец, смертельный выстрел делает Герай-бек. И каждый выстрел также снимали по 3-4 дубля. В один из моментов я упал, и уже не мог подняться от усталости. В этот момент все подбежали ко мне, подумали, что произошла трагедия. Дело в том, что я упал буквально в миллиметрах от острого камня. Еще немного, и удар пришелся бы в висок. Смерть Джалала чуть было не обернулась моей собственной гибелью. И еще один из эпизодов чуть не закончился моей гибелью. В общем, когда убили Джалала, его тело положили на седло в сгорбленной позе, и так конь должен был пройти несколько метров, возвращая тело погибшего героя комсомольцам. В Гобустане много зеленых кузнечиков, которые все время докучали коням. Так вот, пройдя 10-15 метров, конь из-за этих кузнечиков неожиданно понес и поскакал в сторону обрыва. Слушавшийся меня до этого конь никак не обращал внимания на мои приказы, тем более я лежал сгорбленным в седле с перевязанными руками и ногами. Я стал молиться Аллаху о спасении! Думал – все, конец! Когда до обрыва оставалось буквально 20 метров, неожиданно кто-то бросился к коню, схватился за узды и буквально повис на нем, остановил его. Моим спасителем был мастер по свету Акиф Мамедзаде. Но самое интересное, я был настолько шокирован, что даже спросил Тофига Тагизаде – а может, второй дубль снимем? Теперь представьте выражения лиц режиссера и всего творческого коллектива. Неделю я не мог придти в себя от усталости и всего пережитого…».
На исполнителя роли харизматичного Бахтияра без кинопроб был утвержден лауреат Госпремии СССР, народный артист Гасан Мамедов. Фильм был настоящим бенефисом актера. Во время одного из эпизодов он упал с коня и сломал коленную чашку, режиссер предложил остановить съемки, но актер после наложения гипса продолжил работу.
Абдул Махмудов: «Это был гениальный актер. В фильме есть один эпизод, когда Бахтияр, потеряв друзей, садится на лестницу и закуривает, предаваясь грустным мыслям. Он не сказал ни слова, но какая игра, мимика, жесты, харизма – шедевр актерского мастерства. Несколько раз пересматривал именно этот эпизод и всегда восхищался Гасаном Мамедовым».
Неприятные неожиданности сопровождали во время съемок и самого Абдула Махмудова (Шейх Абдул Махмудбеков), который упал с коня и сломал ребра: «Боль была адская, я не мог дышать, думал, что умру. Меня срочно доставили в больницу, наложили гипс, и так я продолжал сниматься, спасали обезболивающие уколы. А чтобы не было видно гипса, надевал жилетку. В финальной части съемок упал с крыши, в кости на ноге появилась трещина, потом еще и тромб возник, и я серьёзно лечился. Но съемки настолько захватывали, что я тогда вообще не обращал внимания на боли».
Рафиг Азимов до съемок в этом фильме на коня не садился, и чтобы научиться ездить верхом, ему пришлось полтора месяца тренироваться на ипподроме, где занимались и его коллеги: «По завершении тренировок Тофиг Тагизаде сказал нам, чтобы от ипподрома мы на конях поскакали в киностудию. Представьте себе удивление жителей города, когда семеро наездников ровным строем шли через весь город. В фильме был эпизод празднования Новруза и я должен был поздравлять всех с сямяни в руках (проросшая пшеница – символ Новруза). Но перед съемками, которые велись в киностудии, вспомнили, что никто не посадил сямяни. Была угроза срыва съемок, так как сямяни растет в течение несколько дней. И тогда я вышел во двор и, выкопав траву, отмыл ее от земли, аккуратно подровнял ножницами и уложил на тарелке — получилось «сямяни». Во время съёмок в Гобустане было очень жарко, павильонов для отдыха не было, мы отдыхали прямо на камнях, вокруг которых вились змеи. Директор картины Давуд Зохрабов сказал второму режиссеру, что надо построить защитные навесы для коней. Я сказал ему, что мы умираем от зноя, а он думает о конях. На что директор, шутя, ответил: «Вы получаете в день по 25 рублей, а им выделяется по 50 рублей. Они дороже вас». Кстати, во время съемок эпизода, когда Бахтияр на коне бьет плетью Хумай, мой герой подходит, чтобы остановить командира и начинает удерживать коня за поводья. В этот момент я получил удар в лицо от зубов коня, рана над глазом закровоточила. Я зашатался от боли, но не знал, что идет кровь – думал, что это пот, и продолжил игру. Режиссер все видел и не стал останавливать, чтобы все вышло естественным образом. После стали останавливать хлынувшую кровь и приклеили оторванную кожу…гримерным клеем для усов».
Забавный эпизод произошел во время съемок в Гобустане. К членам творческого коллектива подошли двое змееловов, завязалась беседа о змеях. В этот момент Эльчин Мамедов решил пошутить и резко схватил Гамлета Ханызаде сзади за ногу. У Гамлета было больное сердце, и он от страха потерял сознание. Тофиг Тагизаде сразу же прогнал змееловов, накричав за неудачную шутку на Эльчина Мамедов. Минут через пятнадцать Гамлет пришел в себя и стал кричать «Убью!», но Эльчин уже спрятался, и его не могли найти. Наконец актеры упросили Гамлета забыть о недоразумении, потому что было очень жарко, все очень устали и надо было завершить съемки. С трудом их удалось помирить.
Исполнителем роли Келентер-дайы, который входил в близкое окружение Герай-бека, был великолепный актер, кавалер государственных орденов, народный артист СССР Исмаил Османлы (1902-1978). В фильме он становится причастным к гибели своего племянника Джалала, издевательски расстреливая его. После создания этого отрицательного образа зрители буквально закидали актера гневными письмами, в которых доходило и до оскорблений. Актер даже не мог выйти на улицу, а однажды его чуть было не избили. Вот как он сыграл роль Келентер-дайы! Актера, создавшего более 70 ярких образов в театре и кино, в народе стали называть именно Келентер-дайы. А присказка Келентер-дайы «Hamam hamam içində, xəlbir saman içində, dəvə dəlləklik eylər köhnə hamam içində» до сих пор у всех на устах.
Рафиг Азимов: «Однажды я спросил Исмаила Османлы, почему он так реагирует на письма зрителей, на что он разгневанно ответил: «Зрители обругали весь мой род, моего отца и мать, оскорбляют самыми последними словами. Разве так можно? Это же была лишь роль в фильме! Ну нельзя же так относиться к актеру!». Я же, улыбаясь, сказал: «Вы же должны радоваться тому, что так естественно сыграли эту роль, что люди и вправду поверили, что вы и есть тот самый Келентер. Это же вершина актерского мастерства». Но он вновь резко отреагировал: «Все равно нельзя так относиться к актеру! Я же на улицу из-за этого не могу выйти. Все смотрят на меня с презрением». И так продолжалось три года, пока Исмаил Османлы не сыграл роль Фейзуллаха Наими в фильме «Насими». Но всегда нервничал, когда по телевизору показывали «Семеро сыновей моих».
Лауреат Государственной премии, народный артист Гасанага Турабов (1938-2003) опасался садиться на коня, но потом так полюбил верховую езду, что часто во время перерывов даже не слезал с седла. О том, что значила для него эта роль, рассказывает дочь актера Севиндж Турабова: «Отец играл самого себя. Герай-бек был смелым, гордым, не останавливающимся ни перед какими трудностями, ничто не могло сломить его. Таким был и мой отец. После фильма меня называли «дочь Герай-бека Хумай». Тогда, в детстве, меня это задевало, но повзрослев, я поняла истинную суть этого образа».
Алескер Ибрагимов (1942-1979) тоже боялся садиться на коня, поэтому в кадрах всегда шел последним, а во время скачек его заменял дублер. К сожалению, талантливый актер в будущем не смог всецело раскрыть свой потенциал – он скончался в возрасте 37 лет от онкологического заболевания.
Для народного артиста Шахмара Алекберова (1943-1992) кульминацией съемок стала сцена гибели его персонажа, когда он умирает с улыбкой на устах у Гагани, своего юного воспитанника. Потрясающий актер и режиссер также стал жертвой онкологического заболевания, скончавшись в 49 лет.
Роль Гагани сыграл 15-летний Фархад Исрафилов. Из-за съёмок ему приходилось часто пропускать уроки и в результате он окончил десятилетку за …14 лет!
«И кто только не ходил к директору школы, чтобы мне сделали поблажки – Тофиг Тагизаде, Гасан Турабов, Шахмар Алекберов, Магсуд Ибргагимбеков, Юсиф Самедоглу, Хайям Мирзазаде – бесполезно! Проучившись две четверти в 9 классе, я был отправлен в 8 класс, где опять задержался на год. После этого я перевелся в вечернюю школу и завершил учебу. А фильм навсегда останется в моей памяти, ведь я снимался с великими актерами и до сих пор многие называют меня Гагани. Это имя (Qəqəni) было взято автором произведения Самедом Вургуном из народа – так называют в Газахском регионе непоседливых и ершистых юнцов. Я был любимчиком на съемочной площадке, и особенно привязался к Шахмару Алекберову, который играл Газанфара. Куда бы он ни шел, я находился рядом, даже кушали вместе. Все помнят в фильме момент, когда мой герой плачет над умирающим Газанфаром — “Ölmə Qəzənfər dayı, ölmə” (Не умирай, дядя Газанфар). Так вот, я плакал по-настоящему – настолько вжился в образ, что реально почувствовал утрату близкого мне человека. И с той же ненавистью в глазах выстрелил и убил Келентер-дайы. Шахмар Алекберов был очень добрым и искренним человеком, и даже после съемок постоянно интересовался моей жизнью и помогал».
Роль в этом фильме была первой для заслуженного деятеля искусств Эльчина Мамедова (1946-2001). Сын прославленного режиссера Мехти Мамедова и известной актрисы Барат Шекинской, он был театральным художником. Кстати, Эльчин Мамедов также работал над дизайном национальной валюты и нового азербайджанского паспорта.
При создании фильма учитывались и моральные аспекты. Главный художник картины, заслуженный художник Надир Зейналов (1928-1987) вспоминал, что для сцены перестрелки на кладбище в Гобустане были созданы бутафорские надгробные камни, так как, по мусульманским обычаям, считается грехом, неуважением к памяти усопших, устраивать побоище на настоящем месте погребения.
А композитор фильма, народный артист Хайям Мирзазаде (1935-2018) вспоминал, что когда был в США и, увидел афишу картины на Бродвее и большую очередь у кассы, не смог сдержать слез от гордости за это.
Материал подготовлен Trend Life на основе открытых источников в интернете

Добавить комментарий