Кому был выгоден межэтнический конфликт в Баку в 1905 г.?

Конфликт из-за Нагорного Карабаха, развязанный Арменией в 1988 году, стал своеобразным катализатором для изучения истории армяно-азербайджанских отношений с новых позиций.

Немалую роль в стимулировании этого процесса сыграло длительное табуирование объективной разработки данной темы в советской историографии. Господствовавшая идеологическая концепция, где на первое место ставилась классовая борьба, препятствовала попыткам подойти к истории армяно-азербайджанских отношений, конфликтов с любого другого ракурса. Именно с этой призмы исследовались взаимоотношения двух народов, преподносимые как совместная борьба против эксплуататоров и иноземных захватчиков.
С другой стороны, объективное изучение этнических конфликтов между армянами и азербайджанцами было невозможно еще и по той простой причине, что официальная пропаганда отрицала наличие в СССР межнациональных противоречий, якобы канувших в лета с образованием «нерушимого союза братских народов». Отсюда и берет свои корни утвердившаяся в советской исторической науке концепция о развязанной исключительно царским правительством России резне 1905-1906 гг.
На протяжении долгих лет утверждалось, что официальные власти с помощью азербайджанской и армянской буржуазии организовали резню, чтобы отвлечь народные массы от революционной борьбы. Как гласила концепция, дашнаки, панисламисты, пантюркисты активно участвовали в этих провокациях, организуемых царизмом. При этом исследователи не вдавались в глубокий исторический анализ причин резни, старались проводить знак равенства между зачинщиками и жертвами, используя при этом шаблонные эпитеты, такие как «реакционные силы», «буржуазные националисты», «прислужники царизма» и т.д.
Избавившись от догматических постулатов, азербайджанская историческая наука после обретения независимости получила более широкие возможности для изучения малоисследованных или умышленно «забытых» тем. Удалось по-новому подойти к проблеме этнических конфликтов между азербайджанцами и армянами в начале ХХ в.
Планомерно проводимая армянскими шо-винистическими кругами во главе с партией «Дашнакцутюн» и армяно-григорианской церковью политика притеснения, террора, переросшая с конца второго десятилетия ХХ века в политику откровенного геноцида в отношении мусульманского населения на всем пространстве Южного Кавказа, научно обоснована и доказана в многочисленных трудах азербайджанских историков.
Однако, не стоит смягчать роль царского правительства в межэтническом конфликте, произошедшем на Южном Кавказе в начале ХХ в. Быть может, одна из причин (если не сказать, самая главная) того, что отношения между армянами и азер-байджанцами в 1905 г. переросли в кровавый вооруженный конфликт, заключается именно в политике правящих кругов России. Российские власти со времен Петра I стара-лись использовать армян в своей ближнево-сточной политике.
Удачный исход войн с Ираном и Османской империей в 1828 и 1829 гг. позволил России осуществить крупный геополитический и стратегический план – переселить сотни тысяч армян из Ирана и Турции на Южный Кавказ, главным образом, на исторические земли азербай-джанцев, создать здесь для них «Армянскую область» – первую за всю историю Кавказа армянскую физико-географическую дефиницию.
Обеспечивая условия для массового заселения армян, их внедрения в экономиче-скую, политическую и культурную жизнь Южного Кавказа (как правило, за счет ущемления прав и интересов коренных эт-носов региона), Российская империя использовала в собственных интересах пресловутый «армян-ский вопрос» для оказания давления на Османскую империю.
Армяне создали на Южном Кавказе широкую сеть легальных и нелегальных организаций, целью которых было добиться максимального преимущества в регионе. Шовинистические настроения среди армянской интеллигенции и священнослужителей заставили правящие круги России задуматься и обратить внимание на усиление сепаратистских тенденций у армян. Радикальные меры, предпринятые в начале ХХ в. главноначальствующим на Кавказе князем Григорием Голицыным для установления контроля над деятельностью армянской церкви и общественных организаций, обернулись целой серией террористических актов армян против представителей власти, акциями неповиновения, стачками.
Очевидно, что армяне выступали в качестве главного союзника и опоры царского правительства в регионе и этим лишь можно объяснить, что они смогли добиться максимальных преимуществ в крае, ущемляя интересы азербайджанцев и грузин.
Итак, в феврале 1905 г. весь Кавказ, вся Россия содрогнулись от ужаса событий, произошедших в Баку. Недаром, уже в те годы столкновения армян и азербайджанцев получили наиболее точное определение – резня. Начались события с обычного уголовного преступления: 6 февраля в саду Парапет (позднее Сад фонтанов), недалеко от армянской церкви, армянами был убит житель селения Сабунчу Ага Рза Бабаев. События того дня получили обстоятельное освещение в отчете сенатора Александра Кузминского, побывавшего в Баку для выяснения причин резни.
Вот как описывал их сенатор: «Об обстоятельствах, при которых было совершено это убийство, околоточный надзиратель Адольф показал, что, услышав выстрел невдалеке от армянского собора, возле которого стояла группа армян, он увидел бегущих по улице молодого солдата, по внешнему виду армянина, и за ним названного Бабаева. Предположив, что Бабаев стрелял в этого солдата, Адольф посадил их обоих на извощика для доставления в ближайший полицейский участок, но толпа армян окружила извощика и, когда Бабаев бросился бежать по направлению к гостинице «Гранд-Отель», произвела в него из револьверов несколько выстрелов, одним из которых Баба-ев был ранен в голову, после чего он упал и ему были нанесены еще две раны холодным оружием. Предположение о том, что Бабаев стрелял в солдата-армянина, не нашло себе подтверждения в дальнейших данных дела, так как осмотром через сведущих людей оказавшегося у Бабаева и отобранного у него на месте происшествия пятизарядного револьвера системы Смитт и Вессон и показаниями свидетелей установлено, что из этого револьвера не было произведено ни одного выстрела… Весть об убийстве Бабаева весьма быстро облетела мусульманское население г.Баку и разнеслась также по всему Балахано-Сабунчинскому нефтепромышленному району, где у Бабаева было много родных, приятелей и знакомых. В виду обостренности за последние месяцы отношений между мусульманами и армянами – обостренности, дошедшей до того, что в местном Бакинском обществе давно уже высказывались опасения о возможности серьезного столкновения этих двух народностей из-за самого ничтожного повода, – убийство Ага Рзы Бабаева послужило толчком к открытому насильственному нападению мусуль-манской части населения на армян».
Приведенный отрывок из отчета сенатора А.Кузминского стал хрестоматийным, он включается во все работы, посвященные резне 1905 г., его чаще всего цитируют. Материалы, собранные сенатором во время ре-визии и легшие в основу его отчета, стали главным источником, обобщившим предпосылки и ход армяно-азербайджанской резни.
Столкновения армян и азербайджанцев продолжались до 9 февраля. Их удалось остановить лишь после совместного шествия представителей армянского и мусульманского духовенства, призвавших своих соплеменников к миру и прекращению кровопролития. Кстати, шествие было организовано по инициативе властей, а именно – бакинского губернатора Михаила Накашидзе.
Как только резня прекратилась, и город стал приходить в себя от ужасов, появились первые оценки свершившихся событий. 11 февраля в здании Бакинской городской думы собралось свыше 2000 лиц различных национальностей, сословий и профессий для обсуждения кровавых событий.
12 февраля 1905 г. в Тифлисе была выпущена совместная прокламация Кавказского Союзного Комитета Российской социал-демократической партии, Тифлисских комитетов Российской партии социалистов-революционеров, армянской партии «Гнчак», грузинской партии социалистов-революционеров «Сакартвело» и Кавказского ответственного комитета Армянского революционного союза «Дашнакцутюн».
Начало прокламации выдержано в ультрарадикальных тонах, с использованием революционной риторики, обличающей «угнетение и грабительство народа самодержавием», и констатирующей рост всенародного гнева. Далее проводится мысль о том, что во имя предотвращения революционной волны и поддержания разрушающегося престола правительство решило прибегнуть к натравливанию одной национальности на другую.
И в подтверждение данной мысли авторы прокламации заявляли: «Оно [самодержавие – Ф.Д.] составляло наёмные шайки под названием чёрной сотни для травли борцов за свободу, оно устраивало еврейские погромы, как в Кишинёве, Гомеле и других городах, а теперь, зная, что на Кавказе масса различных национальностей, прибегает и здесь к тому же средству. С этой целью царские опричники организовали бакинскую бойню: пользуясь невежеством и темнотой мусульманского населения, предварительно во-оружив его, они направили его на беззащитных и безоружных армян. Они обещали татарам полную безнаказанность, и вот в Баку разыгрывается трагедия, перед которой бледнеют ужасы Кишинёва. Пять дней льётся кровь… Стон и плач стоят над городом. Мусульманская тёмная масса, подогреваемая полицией, творит такие зверства, которые превосходят даже турецкие. Что же полиция, войска? Их не видно. Они делают, что им приказано: не трогать мусульман и отнимать оружие у защищающихся армян. Когда к войскам обращаются за помощью, они отвечают: «Нам не велено вмешиваться». Губернатор заявляет, что у него нет войска для прекращения резни».
Как видно, в прокламации 12 февраля однозначно и недвусмысленно утверждалось, что азербайджанцы не только действо-вали по наущению царской администрации, но они ещё и выставлялись главными зачинщиками февральских столкновений. Выдвинув против целого народа обвинение в темноте и невежестве, представив его в качестве кровожадной и преступной массы, лидеры русских, армянских и грузинский партий отвели армянам – основным зачинщикам резни роль беззащитных, безоружных, лишь защищающихся жертв.
Прокламация 12 февраля выявила ещё одну характерную черту: под ней, вместе с социал-демократами и эсерами, поставили подпись армянские шовинистические партии «Гнчак» и «Дашнакцутюн», т.е. политические силы, представляющие интересы одной из противоборствующей сторон.
И здесь, конечно же, не могло быть и речи об объективной оценке событий. Складывается впечатление, что подписавшие прокламацию партии вовсе не хотели выглядеть беспристрастными, не собирались призвать армян и азербайджанцев к миру и успокоению, а, наоборот, пытались разжечь ещё больше антагонизм и, воспользовавшись этим, расширить борьбу с правительством.
13 февраля 1905 г. Тифлисский и Бакинский комитеты РСДРП выпустили обращения, в которых тоже озвучили версию, позже закрепившуюся на долгие годы в советской историографии.
Вот что говорилось в листовке Тифлисского комитета, написанной Иосифом Сталиным: «И вот, царское правительство, для укрепления своего трона, придумывает «новое» средство. Оно сеет вражду между национальностями России, оно натравливает их друг на друга, оно старается разбить общее движение пролетариата на мелкие движения и направить их друг против друга, оно устраивает погромы евреев, армян и т.д. И это все для того, чтобы братоубийственной войной отделить друг от друга национальности России и, обессилив их, без труда победить каждую в отдельности!».
Итак, версия о резне, преднамеренно развязанной царизмом, чтобы отвлечь внимание народа от революции, была выдвинута силами, не лояльными к правительству. Эту версию сразу же подхватили армяне. На страницах проармянских газет в Баку и Тифлисе, а также в центральной прессе они публиковали статьи и заметки, в которых всячески доказывали, что виновником «бр-тоубийственной войны» является царизм, использовавший против армян «бессознательных», «темных», «невежественных» азербайджанцев.
Азербайджанофобия достигла в те дни своего апогея. Армянские политики, писатели, журналисты не только искажали правду, нагнетали страсти, но и не гнушались откровенно оскорбительных выпадов в адрес азербайджанцев.
Так, выступая 18 февраля 1905 г. на совещании, созванном в Баку для выяснения причин событий 6-10 февраля, председатель Бакинского Биржевого Комитета Степан Тагианосов недвусмысленно заявил: «У мусульман есть зависть к армянам, но это – зависть двух братьев, из коих один, волею судеб, мог добраться только до 4-го класса гимназии, то-гда как другой дошел уже до университета. Словом, зависть менее культурного народа к более культурному…».
Был назван главный организатор резни – губернатор М.Накашидзе, приводились «факты» потворства полиции и казаков азербайджанцам для совершения убийств армян.
«Это они, агенты царского правительства, натравливали несознательных татар на мирных армян! Это они, лакеи царского правительства, роздали им оружие и патроны, одели в татарскую форму полицейских и казаков и пустили на армян! Два месяца они – слуги царя – готовили эту бра-тоубийственную войну, – и вот, наконец, достигли своей варварской цели. Проклятие и смерть на голову царского правительства!» – возвещала листовка Тифлисского комитета РСДРП.
Поддержав версию о заранее запланированном властями межэтническом конфликте, армянские политические круги, как и социал-демократы, намерены были использовать этот конфликт в антиправительственной борьбе.
Как известно, при князе С.Голицыне, легальная деятельность армянской террористической партии «Дашнакцутюн», армянских общественных организаций, выступавших под вывеской благотворительности, в действительности же, потворствующих сепаратизму и террору, была запрещена. Армяне умышленно спровоцировали и раздули конфликт, сыграв не только на национальных и религиозных чувствах азербайджанцев, но и представили себя в качестве «жертв» царских властей.
Сегодня, когда открыты архивы и доступны новые материалы, можно не только подвергнуть критике версию о запланированной правящими кругами России армяно-азербайджанской резне, но и ответить на вопрос о том, кому был выгоден межэтнический конфликт в Баку в 1905 г.?
Российская империя, а вернее, её правящие круги являлись наименее заинтересованной стороной в развязывании резни в Баку. Вспомним, что это было время, когда на территории всей страны полыхал пожар революции: повсюду вспыхивали рабочие забастовки, крестьянские восстания, началось брожение в среде интеллигенции. Власть с каждым днем теряла авторитет в обществе, демонстрировала свою неповоротливость, неспособность к коренным реформам.
Не стоит забывать, что в это время Россия еще продолжала воевать с Японией, терпя значительные поражения. При таком крайне сложном и противоречивом положении могла ли власть быть заинтересована в расшатывании политических и экономических устоев страны посредством межнациональной резни? Притом где – в Баку, центре нефтяной промышленности? Ведь армяно-азербайджанская резня привела к уничтожению сотен промыслов, гибели рабочих и служащих, дезорганизации нефтяного дела.
Наглядным показателем признаков кризиса в нефтяной промышленности являются статистические данные. Если в январе 1905 г. в Баку было добыто 45,1 млн. пудов нефти, то в феврале добыча выразилась в 43,9 млн. пудов. На биржевом рынке, начиная с 16 по 28 февраля, была заключена лишь одна сделка на нефть, что показывает, какая неуверенность царила на бирже после кровавых событий начала февраля.
Ещё больший урон нефтяной промышленности нанесли повторные армяно-азербайджанские столкновения в Баку в августе 1905 г. Больше половины нефтяных вышек сгорело. По собранным сведениям, после пожаров оставалось действовавших скважин: в Балаханы – 32 %, Сабунчу – 33 %, Рамана – 55 %, Биби-Эйбате – 40 %.
Вывод напрашивается один: царская администрация на Кавказе в целом и в Баку, в частности, не была заинтересована в расшатывании основ власти, тем более методом межнационального конфликта. В тогдашних условиях ей нужно было меньше «горячих точек» на пространстве империи, да еще в таком противоречивом регионе, как Кавказ.
Все слова о том, что правительство, развязав резню, хотело тем самым предотвратить намечавшуюся на 19 февраля забастовку, не более чем домысел. Если бы это было так, то невольно напрашивается вопрос: почему царизм не предпринял этот шаг в июле 1903 г. и в декабре 1904 г., когда произошли мощные бакинские стачки, потрясшие всю Россию? Почему на такую непопулярную меру, чреватую еще большим падением авторитета в обществе, власть идет именно в смутном 1905 году?
Почему губернатор М.Накашидзе, которого армяне обвинили в организации резни и жестоко убили в мае 1905 г., неоднократно запрашивал у вышестоящей власти на Кавказе дополнительные военные подкреплении для усмирения враждующих сторон? Кстати, М.Накашидзе в ответ на обвинения в его адрес в провоцировании резни армян, раньше своих оппонентов обратился в Тифлис и Петербург с просьбой прислать в Баку комиссию для расследования событий 6-10 февраля и неоднократно повторял свою просьбу.
Мог ли «тайный вдохновитель и организатор резни», как его бичевала армянская пропаганда, быть заинтересован в скорейшей присылке комиссии, могущей раскрыть факты его потворства азербайджанцам в организации резни армян?
Да, власти в Баку, как гражданские, так и военные не смогли в феврале 1905 г. пресечь конфликт в зародыше и тем самым предотвратить последующие армяно-азербайджанские столкновения в августе 1905 г. и в 1906 г.
Анализ событий, происшедших накануне и во время февральской резни, неизменно указывает на единственную силу, заинтересованную в дестабилизации обста-новки в крае и провоцировании межэтнического конфликта. В качестве этой силы выступала наиболее радикальная часть армянства в лице партии «Дашнакцутюн». Дашнаки во время резни вымещали свою озлобленность как против азербайджанцев – главное препятствие для своих идей «Великой Армении», так и против царской администрации за ее «голицынские» методы борьбы с армянским шовинизмом и сепаратизмом.
Не случайно, наместник Кавказа, граф Илларион Воронцов-Дашков (которого трудно заподозрить в симпатиях к азербайджанцам, и с именем которого связан поворот официальной политики России в сторону сближения с армянами) замечал: «Бакинские события… дали толчок к особой деятельности армянского «Дашнакцутюна» по всемерному вооружению своих единомышленников. Призывы «Дашнакцутюна» к самосохранению армянской национальности против якобы грядущего панисламистского движения, почти открыто совершаемые ими сборы на приобретение вооружения, появление последнего, в виде оружия усовершенствованных систем, в руках простого армянского населения, не могли не смущать в свою очередь и мусульман. Под влиянием отдельных татарских «беков», имеющих до сих пор выдающееся значение среди массы мусульман, началось вооружение и у татарского населения, хотя и не столь заметное как у армян… «Дашнакцутюн», имевший выдающееся значение в армяно-татарской распре и навлекавший тем на армян враждебное отношение к ним администрации, нередко прибегал для доказательства своей необходимости к чисто провокаторским действиям, вроде якобы тактических нападений банд «фидаев» (вооруженных охранников, по преимуществу, из числа армян-беженцев из Турции) на соседнее татарское население, конечно, не остававшееся в долгу перед армянами. Эта деятельность «Дашнакцутюна» объяснялась им обыкновенно стремлением образовать более или мене значительные территории с одним сплошным армянским населением, в целях подготовки лучшей почвы для создания в будущем автономной Армении».
Накануне февральской резни армяне совершили в Баку ряд провокаций, носивших, по определению сенатора А.Кузминского, «симптоматический характер». Осенью 1904 г. на почве личной мести было совершено несколько убийств азербайджанцев, сопровождавшихся обезображиванием лиц и тел убитых. Эти трупы были найдены после таяния снегов. В сентябре 1904 г. армяне убили извозчика Гейдара Зейнал Абдин оглу, труп которого был найден на улице с 38 рублеными и колотыми ранами: уши, нос и верхняя губа были отрезаны.
Широкий резонанс среди азербайджанцев вызвало обращение в 1904 г. «армянской организации» (так именует ее в своем отчете А.Кузминский, М.Накашидзе же называет «армянскую социал-демократическую организацию». Можно предположить, что речь идет о партии «Гнчак») с призывом к мусульманам соединиться с армянами для совместных действий против правительства.
В одной из подобных прокламаций армяне открыто угрожали азербайджанцам в случае отказа: «Будьте готовы к тому, что мы обагрим землю вашей кровью и предадим ваши трупы огню, который охватит весь мир».
Такое обращение не могло не внести еще большего напряжения в отношения сторон, и достаточно было одной искры, могущей вызвать мощнейший пожар. В связи с этим не случайно, что убийство азербайджанца А.Бабаева мгновенно открыло простор стихийным выступлениям и привело к крупнейшему армяно-азербайджанскому конфликту – первому за всю историю отношений этих двух народов.
По материалам вестника Национальной Академии Наук Азербайджана
Ф.Джаббаров
Источник: Аzerhistory.com

Добавить комментарий