Как Ичеришехер был включен список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО — Этапы большого пути

Интервью с издателем и общественным деятелем Рамизом Абуталыбовым.

— Читателям в Азербайджане и в России известны Ваши статьи и книги об азербайджанской эмиграции во Франции, где вы прожили более 15 лет. Почти такое же время Вы живете в Москве. Пишете ли Вы об азербайджанской диаспоре в России?
Рамиз Абуталыбов: В начале давайте определимся со значением слов «диаспора» и «эмиграция». Словари дают следующее толкование: диаспора — рассеяние евреев среди неевреев после начала Исхода из Иудеи и Израиля в 538 году до нашей эры; эмиграция — вынужденное или добровольное переселение из своей страны в другую по политическим, экономическим или другим причинам. Практически все, что я опубликовал, посвящено судьбам политэмигрантов первой волны (после 1920 года) и второй волны (после 1945 года), живших во Франции и других странах.
В Москве я учился, бывал на стажировке и в командировках,   но постоянно проживаю с ноября 2004 года. Политэмигрантов здесь не встречал, и тема моих исследований по-прежнему история эмиграции с 1920 по 1945 годы. Я также, по мере возможностей, содействую в издании произведений азербайджанских авторов в Москве.
Хотелось бы также уточнить количество азербайджанцев, проживающих в России. Называют 3 и даже 4 миллиона. Но, согласно всероссийской переписи населения, россиян азербайджанского происхождения значится чуть более 600 тысяч.
Федеральная миграционная служба сообщает нам о чуть более 600 тысячах азербайджанцев, имеющих разрешение на работу и временное проживание. Предположим, есть еще какое-то количество наших земляков, занятых оформлением своего статуса. Таким образом, получается, что азербайджанцев в России максимум 1,5 млн. А вот политэмигрантов-азербайджанцев двух волн было не более 50 тысяч.  Это по моим расчетам, официальной статистки не нашел.
— Можно ли сравнить деятельность азербайджанских зарубежных общественных организаций первой половины ХХ века с нынешними?
Рамиз Абуталыбов:  Нет, невозможно… Те были идейными политэмигрантами, а нынешние мигрировали в Россию, в основном, по деловым или экономическим причинам. Первых по возвращению на родину ждали расстрел или ссылка в  спецпоселения, в места весьма отдаленные. А вторые, слава Богу,  регулярно посещают родину, своих родных.
Первая азербайджанская политическая организация, оппозиционная утверждающейся большевистской власти, была создана в Тбилиси в мае 1920 года, сразу после падения молодой Республики в апреле.  Затем возникли подобные организации в Турции, Иране и Франции. В феврале 1927 года был создан Азербайджанский национальный центр.
Необходимо отметить, что о первой и второй волнах политэмиграции опубликованы сотни книг и тысячи статей. Нынешние азербайджанские организации, которым чуть более 30 лет, привлекут ли такое же внимание историков — покажет будущее.
— Среди книг, изданных вами, есть не имеющие отношения к теме политэмиграции. Например, замечательный альбом о художнике Ашрафе Мураде или «Очерки по истории Азербайджана» покойного профессора Эльдара Исмайлова и так далее.
Рамиз Абуталыбов: Вы совершенно правы, но, чтобы пояснить свои культурные и издательские  интересы, сделаю небольшой экскурс в прошлое.
В конце 80-х и начале 90-х годов минувшего столетия на Западе отсутствовала объективная литература о Нагорно-Карабахском конфликте, мнение азербайджанских историков, в силу разных причин, игнорировалось. И вот мы с друзьями в Париже в 1989 году создали ассоциацию «Азербайджанский Дом»,  по линии которой с 1989 по 1992 годы издали четыре книги по Нагорному Карабаху
Так я увлекся книгоизданием и, переехав в Москву, первым делом побывал по выбору в богатейших столичных книжных магазинах. Однако книг азербайджанских авторов, работ по истории Азербайджана там не нашел. Что меня очень расстроило, и я  пожаловался на это старейшине азербайджанской общины Москвы известному писателю Чингизу Гусейнову. А у него как раз оказалась неопубликованной повесть о событиях в Азербайджане после развала Российской Империи.   Одновременно начал вести переписку с друзьями в Баку в поиске рукописей для будущих книг. Да и сам решил собрать в одну книгу свои публикации о русской и азербайджанской политэмиграции.
К январю 2006 года у меня в папке были рукописи книг Чингиза Гусейнова  «Нескончаемое письмо», сотрудников МИДа Азербайджана Ильгара Мамедова и Тофика Мусаева «Армяно-азербайджанский конфликт. История, право, посредничество», «Стихи» юной поэтессы Солмаз Сулейманлы и моей — «Годы и встречи в Париже». Все четыре книги удалось издать в течение года. На сегодняшний день при моем попечении вышли в свет уже 40 книг: 5 —  во Франции,  25 – в Москве,   9 — в Баку и одна — в Стамбуле. Среди авторов — доктора исторических наук, профессор  Эльдар  Исмайлов, Гиорги Мамулиа,Салават Исхаков и Айдын Балаев, известные журналисты Фархад Агамалиев и Эмиль Агаев, искусствовед Григорий Анисимов и другие. Благодаря упомянутым историкам удалось включить в научный оборот около тысячи ранее неизвестных архивных документов. Хочу выразить благодарность российскому представительству Фонда Гейдара Алиева, профессору Исмаилу Агакишиеву, бессменному литературному редактору наших книг Людмиле Лавровой, моим землякам Камалу Зейналзаде, Мехраджу Бабаеву, Ширазу Мамедову, Мир Ашрафу Фатиеву, Эльдару Аббасову, Хиджрану Керимли, Гейсу и Шаику Мамедовым и другим. Без их участия и поддержки все эти издания не смогли бы увидеть свет.
—  В этом году мы отмечаем двадцатилетие включения жемчужины Баку, крепости Ичеришехер, в Список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО.  Двадцать лет тому назад в МИДе Вы занимали должность генерального секретаря Азербайджанской национальной комиссии по делам ЮНЕСКО. Не могли бы рассказать о деталях переговоров с этой организацией по данному вопросу?
Рамиз Абуталыбов: Это был длинный путь…
Баку неизменно привлекал внимание международных организаций как место проведения крупномасштабных мероприятий. И Азербайджан, как одна из республик СССР, стремился показать свою древнюю культуру за рубежом.
Назову некоторые,  самые яркие из них, проведенные под эгидой ЮНЕСКО. Это выставка азербайджанских ковров в Париже, в штаб-квартире ЮНЕСКО (1981 г.), международная конференция «Язык и город» в Баку (1981 г.), международный симпозиум по искусству азербайджанских ковров в Баку (1983 г.), выставка старинных азербайджанских рукописей в Париже, в штаб-квартире ЮНЕСКО (1984 г.), выставка «Формы и образы» французского дизайнера Ричарда Нэйпиера в Баку (1984 г.). В рамках этой выставки Р. Нэйпиер показал серию чернобелых фотографий Дворца ширваншахов, которые он сделал в Баку в 1983 году. Эти фотографии в дальнейшем легли в основу выставки, проведенной в Лондоне в 1985 году по инициативе британского искусствоведа Роберта Ченсинера. На открытии этой выставки выступили академик Микаель Усейнов и архитектор Расим Алиев. Как видите, сотрудничество Азербайджана с ЮНЕСКО началось еще в советское время, а в период независимости получило мощное продолжение и развитие.
В 1997 году Всемирный центр наследия ЮНЕСКО направил в Азербайджан свою миссию для определения списка объектов культуры, кандидатов для включения во Всемирный список наследия. Принимал миссию республиканский Комитет по охране исторических мест и объектов культуры.
По итогам поездки миссии был подготовлен перечень объектов, которые могут быть включены во Всемирный список. И первой в этом перечне по праву значилась  крепость Ичеришехер.
К сожалению, вскоре республиканский Комитет ликвидировали, в результате чего было потеряно полтора года, и переговоры с ЮНЕСКО продолжила  азербайджанская Комиссия по делам ЮНЕСКО.
В соответствии с правилами Всемирного центра наследия мы должны были подготовить обоснование – файл про Ичеришехер. Мы привлекли к этой работе специалистов-архитекторов  Джафара Гияси (Академия Наук), Адалята Мамедова (Управление заповедника «Ичеришехер») и Ризвана Байрамова (Министерство культуры).
Учитывая, что мы впервые готовили подобный документ, ЮНЕСКО за  свой счет командировала в Баку известного международного эксперта из Стамбульского университета, доктора архитектуры Невзата Ильхана (Nevzat Ilhan). В итоге документ был успешно подготовлен и отправлен в Париж.
Но это не все. На этот документ необходимо было получить отзыв Международного Совета охраны памятников и исторических мест (ICOMOS). Эксперт этой организации Рей Бондин (Мальта) прибыл в Баку (8-11 марта 2000 г.), осмотрел Ичеришехер, а затем свои замечания и предложения также направил в ЮНЕСКО.
После этого вопрос Ичеришехер рассматривался в Париже на заседании Всемирного комитета наследия  (26 июня- 1 июля 2000 г.).
Только потом Всемирный комитет наследия на очередном заседании в Австралии  (27 ноября — 2 декабря 2000 г.) принял решение о включении  Ичеришехер вместе с Девичьей башней и Дворцом ширваншахов во Всемирный список наследия!
Это был, несомненно, исторический день для культуры  Азербайджана, а для меня  — большой человеческий праздник!
Сертификат, ознаменовавший  это событие, за подписью Генерального директора ЮНЕСКО, датированный 2-ым  декабря 2000 года, был передан в Азербайджанскую комиссию по делам ЮНЕСКО и в Министерство культуры Азербайджана.
Вскоре после этого события Всемирный центр наследия ЮНЕСКО оказал помощь в реставрации Мечети дервиша (Сеид Яхья Бакуви) во Дворце ширваншахов. И все последние годы сотрудничество заповедника «Ичеришехер» с ЮНЕСКО  продолжается.
Вместе с тем хочу обратить внимание читателей на тревожные комментарии в социальных сетях. Там многие представители азербайджанской интеллигенции пишут об изменениях в историческом облике Заповедника, о возведении новостроек, о многочисленных офисах различных компаний и посольств, мест общественного питания и так далее, нарушающих атмосферу и лицо старого города. Все это может привести к исключению «Ичеришехер» из списков объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Пока не поздно следует восстановить прежний облик Заповедника, этого бесценного сокровища, оставленного нам в наследство нашими предками. Источник: m.zerkalo.az

Добавить комментарий