Издан переработанный научный труд «Азербайджан между великими державами»,

На прилавках французских книжных магазинов появилось обновленное и переработанное издание монографии посла Азербайджана во Париже Рахмана Мустафаева «Азербайджан между великими державами», которое позволяет по-новому взглянуть на события 1918-1920 годов, связанные с деятельностью Азербайджанской Демократической Республики (АДР) и тогдашнюю политику европейских держав в регионе.
Автономизацию Нагорного Карабаха, передачу Армении Зангезура и эксклавизацию Нахчевана автор книги считает результатом потери Азербайджаном независимости в те годы. Он убежден, что научные и политические круги Франции, страны-сопредседателя Минской группы ОБСЕ, должны знать историческую правду о тех процессах.
Рахман Мустафаев рассматривает происходившее на Южном Кавказе после распада Российской империи и до провозглашения независимости Азербайджана; рассказывает об интересах советской России, Османской Турции, Германии и Великобритании в регионе и о внешнеполитических приоритетах трех южнокавказских республик. Из монографии можно также узнать, в каких условиях проходило становление АДР, об отношении к ней США, Великобритании, Франции и Италии. Автор объясняет, почему военные успехи большевиков стимулировали процесс признания АДР, но привели к усилению дипломатического и военного давления на Баку. В книге также подводятся итоги двухлетнего существования АДР, в ходе которого независимый Азербайджан доказал возможность создания парламентской республики в традиционном мусульманском обществе, успешного соединения демократии и ислама в рамках светского государства, сообщает Вестник Кавказа.
Рахман Мустафаев рассказал Trend, что книга была дополнена документами из французских архивов, которые подтвердили выводы азербайджанских ученых о связи активизации вооруженного армянского сепаратизма в Карабахе в марте-апреле 1920 года и большевистской агрессии в апреле 1920 года, однако лишь во французских архивах ему удалось найти документальное подтверждение тому, что лидеры «Дашнакцутюн» координировали свои агрессивные действия в Азербайджане с большевиками. «Тот факт, что вооруженные нападения армянских отрядов на азербайджанские села по всей линии армяно-азербайджанской границы начались в марте и усилились в апреле, совсем не случаен. Не случайно и то, что на состоявшейся в апреле 1920 года — за две недели до оккупации Баку, Закавказской мирной конференции Армения не поддержала предложение Грузии и Азербайджана создать Союз закавказских республик и общий фронт сопротивления большевизму. Хотя, по мнению всех европейских и американских дипломатических представителей в регионе, это являлось единственной возможностью политического выживания независимого Южного Кавказа. Взамен за свое согласие войти (или просто начать переговоры о своем вхождении) в состав конфедеративного закавказского союзного государства армяне требовали от Азербайджана территориальных уступок. Однако расчеты на ослабление Азербайджана не оправдались. В декабре 1920 года Армения тоже потеряла независимость, пойдя на двойную капитуляцию — и перед большевиками и перед кемалистами. Причем перед последними на более тяжелых условиях», — говорит Рахман Мустафаев.
Между тем, он признает, что турецкий фактор спас азербайджанский народ от геноцида, а молодую республику — от уничтожения, однако доказывает, что отношения АДР с Османской Турцией складывались противоречиво: «Военные и политические элиты Османской империи по-разному смотрели на место и роль Азербайджана в своих внешнеполитических приоритетах. С одной стороны младотурки смотрели на него как на государство, территория, ресурсы и политика которого позволили бы им выйти к бакинской нефти и Каспию, расширить влияние Стамбула до Северного Кавказа и Центральной Азии. С другой стороны кемалисты и турецкие коммунисты исходили из того, что Азербайджан должен соединить их с Советской Россией – союзником, от которого они ожидали помощи в отражении внешней интервенции. Оба этих проекта при всей их разнонаправленности сходились в одной точке — они не допускали возможности существования в регионе азербайджанского государства с независимой внутренней и внешней политикой».
Автор книги «Азербайджан между великими державами» утверждает, что установление советской власти в Азербайджане привело к территориальным потерям. Так, передача Зангезурского уезда, населенного преимущественно азербайджанцами, Советской Армении в 1920 году привела к тому, что Нахичеванский регион Азербайджана стал его эксклавом. В результате, Азербайджан потерял прямую территориальную связь с Турцией, а Армения получила общие границы с Ираном. По мнению Мустафаева, создание нагорно-карабахской автономии в Азербайджане в 1921-1923 годах имело еще более серьезные негативные последствия для республики, которые стали очевидными после распада СССР в октябре 1991 года и возрождения ее независимости — сепаратизм, дестабилизация внутриполитической ситуации, внешняя агрессия, неурегулированный конфликт и появление инструмента долгосрочного внешнего давления на независимый Азербайджан со стороны заинтересованных региональных игроков. В то же время, отказ большевистских властей Москвы предоставить аналогичную автономию компактно проживавшему азербайджанскому меньшинству Армении (кстати, по численности вдвое превышавшему армянское население Карабаха) закономерно привело к его массовой депортации из Армении в 1947-1948 и 1987 годах и превращению Армении в моноэтническую республику.
По мнению Рахмана Мустафаева, сегодня, когда Россия, Турция, США и страны Европы снова стали для Баку приоритетами внешней политики, а Азербайджан для них – одним из ключевых направлений региональной стратегии, уроки из истории периода 1918-1920 годов сохраняют свою актуальность.

Добавить комментарий