Идут съемки совместного азербайджано-иранского фильма об истории любви

B новом фильме «За́мок любви» молодой человек пытается спасти от гибели свою возлюбленную, которая собирается броситься с Девичьей башни, одной из главных достопримечательностей Баку. 

Эта история основана на классической азербайджанской легенде, но с одним важным отличием: действие частично происходит в Тебризе, на территории современного Ирана.
Производство этого фильма — совместное азербайджано-иранское предприятие, что сравнительно редкое явление между двумя соседними странами, традиционно относящимися друг к другу с подозрением.
Продюсер фильма — иранец Амир Шахаб Разавиан, а режиссер — азербайджанец Ильхам Гасымов. Почти все основные члены съемочной группы из Ирана, а актеры по большей части из Азербайджана. Исключение составляет актер Реза Наджи, этнический азербайджанец из Ирана, заслуживший международное признание своей работой в иранском экспериментальном фильме «Песня воробьев».
«Производство фильма такого рода очень важно для отношений между Ираном и Азербайджаном», — сказал Разавиан в интервью Eurasianet.
Сам фильм, эксцентрическая комедия о любви, напрямую не затрагивает культурных и исторических вопросов, осложняющих связи между двумя странами. Азербайджан настороженно относится к попыткам Ирана распространять среди мусульман страны, по большей части шиитов, свою разновидность консервативного ислама. Иран же опасается возможного усиления авторитета Азербайджана среди иранских этнических азербайджанцев, численность которых приблизительно оценивается в 30 миллионов человек. B то же время многие азербайджанцы сопереживают своим сородичам по ту сторону границы, языковые и культурные права которых часто нарушаются центральным правительством в Тегеране.
Афиша
Афиша «Замка любви»
Хотя фильм не касается этих тем, тот факт, что он снят на азербайджанском языке, а действие происходит попеременно в Баку и в Тебризе — где сосредоточена жизнь иранских этнических азербайджанцев, — служит признанием общей истории азербайджанцев, живущих по разные стороны границы. Этот регион был общим культурным и политическим пространством до расширения Российской империи на Кавказ, произошедшего в XIX веке. По Туркманчайскому мирному договору 1828 года между Россией и Персией была установлена граница, существующая по сей день между Азербайджаном и Ираном, и азербайджанцы оказались в двух разных странах.
Правительства обеих стран поддержали съемки фильма. Разавиан сказал, что иранское правительство оплатило четверть суммарной стоимости его производства, составившей 400 000 манатов (около 230 000 долларов).
Фильм рекламировался в иранских государственных СМИ и на страницах Twitter, в рекламе принимали участие и государственные организации Азербайджана.B последние годы напряженность между Азербайджаном и Ираном несколько ослабла. Подписанное в прошлом году соглашение об определении границ в Каспийском море устранило один из давних раздражителей, а с момента вступления в должность нового президента Хасана Рухани, сменившего на этом посту более исламистски настроенного Махмуда Ахмадинежада, распространение шиитского ислама «стало второстепенной задачей», как написал в своей недавней статье в издании Eurasia Daily Monitor азербайджанский аналитик Азад Гарибов.
Тем не менее Разавиан сказал, что официальных межправительственных соглашений, которые способствовали бы производству совместных фильмов, не существует и уровень государственной поддержки остается низким. Он добавил, что в будущем надеется снимать и другие совместные фильмы, но пока что испытывает сомнения. «Сначала нужно межправительственное соглашение о совместном кинопроизводстве. Без него иранским и азербайджанским продюсерам небезопасно вкладывать деньги в такие проекты», — заметил он.
«Замок любви» вышел в азербайджанский прокат в марте, и режиссер картины Гасымов сказал Eurasianet, что пока кассовые сборы «разочаровывают». Однако он отчасти связывает это с недавним подорожанием билетов, что привело к сокращению зрительской аудитории по всему Азербайджану. Хотя в Иране фильм еще не вышел, Разавиан предполагает, что там его ждет коммерческий успех. Учитывая большую численность азербайджанского населения, сказал он, «зрители будут стремиться посмотреть фильм на тюркском языке, на азербайджанском языке».
Совместных азербайджано-иранских фильмов было снято совсем немного. Последний из них — вышедший в 2011 году «Перевернутый мир» азербайджанского режиссера Анвара Аблуджа о наркотрафике между двумя странами. «B целом нельзя сказать, что между Ираном и Азербайджаном существует постоянное сотрудничество в области кинопроизводства», — сказала Eurasianet. Севда Султанова, кинокритик и один из авторов материалов, публикуемых Бакинским исследовательским институтом.
Султанова сказала, что Азербайджану пошли бы на пользу более широкие связи с развитой иранской киноиндустрией. «Одна из главных вещей, которым азербайджанским кинематографистам следует научиться у иранских коллег, — это как создавать профессиональные художественные фильмы с небольшим бюджетом», — сказала она.
Однако «Замок любви» понравился не всем. Эльчин Маммадов, один из наиболее заметных азербайджанских кинокритиков в YouTube, сказал, что фильм страдает множеством исторических неточностей. Например, отметил он, некоторые шаманы изображены в нем просто «хитроумными предсказателями», что не соответствует архетипу шамана в тюркской мифологии. «Честно говоря, я не увидел никаких попыток показать культурные связи между Ираном и Азербайджаном», — сказал он Eurasianet.Другой автор кинорецензий в YouTube, Имран Асадов, также раскритиковал картину. «Это фильм того же уровня, что и любая другая романтическая комедия», — сказал он Eurasianet.
Остин Клейтон — журналист, работающий в Баку
Источник

Добавить комментарий