Фархад Джаббаров: «Дом Тагиева: хранитель памяти о великом меценате и сокровищница азербайджанской истории

В этом году старейший музей страны — Национальный музей истории Азербайджана отмечает свое 100-летие.

За это время он сформировался как главный музей и один из ведущих культурно-просветительских и научных центров Азербайджана. Богатая экспозиция музея, охватывающая историю страны с древнейших времен до 1920 года, продолжает привлекать интерес не только местных, но и зарубежных гостей. Не меньший интерес вызывает и само здание музея, принадлежавшее некогда выдающемуся азербайджанскому предпринимателю и благотворителю Гаджи Зейналабдину Тагиеву (1838-1924) и построенное в разгар знаменитого «нефтяного бума».
Как известно, бурный рост нефтяной промышленности в Баку превратил город в один из стремительно развивающихся городов в мире. По темпам динамики роста Баку опережал многие крупные города Европы. Именно в это время в Баку, как и в целом в Азербайджане, начала утверждаться новая культура, соединившая в себе элементы традиционной мусульманской и передовой европейской цивилизаций. Важной особенностью этого новшества стало изменение архитектурного облика города. Оставаясь восточным городом, Баку стал одновременно приобретать черты европейского центра, в нем умело сочетались традиционное и новое.
Одним из зданий, воплотивших в себе синтез восточной и западной культур, был дом Гаджи Зейналабдина Тагиева, в котором он жил с конца XIX века до установления Советской власти. Дом Тагиева, возведенный по проекту Йозефа (Иосифа в русской транскрипции) Викентьевича Гославского (1865-1904), — один из красивейших образцов местной архитектуры. Прежде чем перейти к истории здания, хотелось бы вкратце упомянуть об авторе этого шедевра, по сей день занимающего достойное место в зодчестве Баку. Йозеф Гославский родился в 1865 году в Варшавской губернии, в семье потомственных польских дворян. После окончания Санкт-Петербургского института гражданских инженеров он в 1891 году был командирован в Баку для производства работ по сооружению Александро-Невского собора. С 1893 по 1904 гг. Й.Гославский занимал должность главного архитектора города Баку. По его проектам в Баку было выстроено 12 зданий, отличающихся архитектурными достоинствами, среди которых – здания Городской думы, Бакинского отделения Императорского технического общества, женской русско-мусульманской школы, Тагиевского театра и т.д.
Дом Тагиева был построен в 1895-1901 гг. Накануне переезда в новый дом Г.З.Тагиев уже был довольно состоятельным предпринимателем и влиятельным человеком в обществе. Он являлся депутатом Бакинской городской думы, был отмечен правительственными наградами за общественно полезную деятельность и благотворительность. В новый дом он переселился из дома Мирбабаева (прежний офис ГНКАР на площади Азнефть). Следует, кстати, отметить одну деталь: в 1896 г., в момент строительства нового особняка, в жизни Гаджи произошло важное событие. Он женился на Соне Араблинской – дочери генерала Балакиши бека Араблинского. Этим, вероятно, объясняется наличие на фасаде здания вензеля СТ (Сона Тагиева), наряду с вензелем ЗТ (Зейналабдин Тагиев). По другой версии, СТ могло обозначать инициалы сына Тагиева – Садыха, который был одним из ближайших бизнес-партнеров отца.
Мы располагаем единственным письменным источником, дающим информацию о ходе строительства дома выдающегося азербайджанского мецената. В 1903 году вышла в свет книга «Биография господина Гаджи Зейналабдина Тагиева, известного своим богатством и щедростью», в которой сообщается, что при возведении дома участвовало около 270 инженеров, зодчих, плотников и других мастеров. Все оборудование, установленное в особняке, было привезено из России, Франции, Америки и Германии. В здании были установлены системы вентиляции и отопления. Далее в книге сообщалось, что на позолоту потолка Восточного зала было затрачено 40 тыс. золотых рублей, колонны были украшены алмазами и разноцветными стразами, а пол устлан березовым паркетом, привезенным из России.
Большая часть мебели, украшавшей особняк, была заказана в Америке, а картины и занавеси из парчи — в Германии. На строительство здания было потрачено 1,2 млн. рублей, и это с вычетом затрат на привезенные из-за границы оборудование и мебель. На первом этаже здания располагались контора Г.З.Тагиева и ряд подсобных помещений, на втором этаже – жилые комнаты, Восточный и Европейский залы, 2 сейфа, уборная, ванная, столовая и другие комнаты. На третьем этаже находилось 16 комнат. Строительные материалы, оборудование, мебель, средства освещения и все необходимое для интерьера было привезено из Западной Европы.
Одна сторона этого трехэтажного особняка, увенчанного гигантскими куполами, смотрела на Барятинскую (ныне ул.Абдулкерима Ализаде), другая – на Старую Полицейскую (ныне ул. Юсифа Мамедалиева), третья выходила на Меркурьевскую (ныне ул.Зарифы Алиевой), а фасад – на Горчаковскую (ныне ул. Гаджи Зейналабдина Тагиева). Адрес дома шел во всех документах той эпохи как Горчаковская, 5.
Вокруг двух внутренних двориков особняка сгруппированы жилые комнаты и помещения для официальных приемов. Фасады двух мраморных лестниц, расположенных во дворце, смотрят на запад. Дом гармонично сочетает в себе несколько архитектурных стилей. Симметрично расположенный фасад здания выполнен в стиле итальянского возрождения, уборная комната — французского рококо, столовая — фламандского барокко, а спальная комната оформлена в стиле модерн. Внутреннее убранство Восточного зала поражает обилием узоров, величием и изысканностью орнаментов. Горизонтально и вертикально расположенные узоры, сливаясь в единый растительный орнамент, словно делят стены на отдельные панно. Стрельчатые арки и колонны выполнены в мавританском стиле. Особую роскошь залу придает потолок, украшенный сурами из Корана, геометрическими узорами и композиционными элементами. Потолок выполнен по эскизу самого Й.Гославского. К Восточному залу примыкает зимний сад, в центре которого расположен небольшой фонтан. Потолок будуара (маленькая гостиная комната) выложен зеркальными плитками. Этот будуар был специально создан для супруги Тагиева — Соны ханум.
Кабинет Г.З.Тагиева, столовая и другие комнаты украшены дубовой отделкой. Пилястры Европейского зала, расположенного на анфиладе второго этажа, декорированы растительным узором. Четкое поэтажное деление здания, глубокая рустовка стен и богатство архитектурной пластики свидетельствуют о высоком уровне мастерства строителей.
Дом стал очагом счастья семьи Тагиевых. В этом доме выросли дети Гаджи Зейналабдина и Соны ханум: дочери Лейла, Сара, Сурая и сыновья Мамедтаги и Мамедкязым. В этом доме неоднократно устраивались светские рауты, завершавшиеся сбором пожертвований с состоятельных лиц в пользу нуждающихся. Здесь неоднократно гостили ученицы Александринского женского училища, открытого на средства Г.З.Тагиева. В частности, одна из них – Набат Нариманова позже вспоминала: «В большие праздники нас приглашали к Тагиевым на завтраки и обеды, где нас принимали их дети — дочери, наши сверстницы».
Особняк Тагиева использовался не только как жилой дом. Здесь располагалась главная контора самого хозяина здания, а также офисы отдельных фирм. В начале ХХ в. в здании функционировал созданный по инициативе Г.З.Тагиева Бакинский Купеческий Банк. Кроме того, дом играл большую общественную значимость. Благодаря влиянию, непререкаемому авторитету Г.З.Тагиева среди мусульман всего Кавказа, его дом становился местом проведения важных мероприятий общественно-политического характера. В 1905 г., в разгар революционных событий, именно в Восточном зале Тагиевского дома состоялось собрание азербайджанской общественности. Здесь было решено обратиться к правительству Российской империи с петицией о нуждах мусульман Кавказа. В этих петициях нашли отражение такие вопросы, как предоставление мусульманам гражданских, политических и религиозных свобод, проведение реформ, получение образования на родном языке и т.д. В годы существования Первой Азербайджанской Республики (1918-1920) дом Г.З.Тагиева продолжал выполнять функции неофициальной государственной резиденции. Здесь останавливались глава британской дипломатической миссии в Баку О.Уордроп, представители миссии США во главе с генералом Д.Харбордом. В доме Тагиева с Д.Харбордом встречался и вел переговоры премьер-министр Азербайджана Н.Юсифбейли.
После апрельского переворота 1920 года власть в Азербайджане перешла в руки большевиков. Началась массовая «экспроприация буржуазии», под лозунгом которой многих предпринимателей стали насильно выселять из своих домов. Такая же судьба постигла и семью Г.З.Тагиева, которой разрешили поселиться на Мардакянской даче. Дом Тагиева был отдан в распоряжение нового правительства, которое постановило разместить в части здания детский дом. По воспоминаниям дочери Г.З.Тагиева Сураи ханум, когда семью выселяли из особняка на Горчаковской, отец сказал домочадцам: «Берите только личные вещи, все остальное останется народу». В этой лаконичной фразе раскрывается сущность характера Г.З.Тагиева, недаром еще при жизни прозванного «отцом нации»: лишенный всего, он продолжает думать о своем народе, он не сопротивляется новым властям, не требует компенсации, сохранения за ним имущества, а покорно уходит из дома, оставляя здесь много дорогого и ценного. Можно представить, с каким чувством 82-летний Гаджи покидал свой очаг, где он вместе с Соной ханум растил детей, из стен этого дома выдавал замуж своих дочерей, где они вместе собирались на семейные концерты в Восточном зале, обедали в роскошной столовой. Вспоминал он и деловые переговоры, которые велись здесь, и тревожные дни 1905 и 1918 гг., когда его дом стал местом бурных политических дебатов. Знал ли Г.З.Тагиев, что покидая поздней весной 1920 г. свой особняк, он никогда сюда больше не вернется? Вероятно, знал. Но все же возможность вновь соприкоснуться с некогда родным очагом у Г.З.Тагиева появилась…
В свое время — еще в далеком 1883 г. Гаджи построил здание первого в Баку театра (ныне здесь действует Государственный музыкальный театр), который располагался рядом с особняком. Г.З.Тагиев очень любил театр и часто вместе с семьей посещал спектакли. В 1918 г. здание театра серьезно пострадало из-за пожара. В 1922 г. советское правительство отреставрировало театр и пригласило на его торжественное открытие Г.З.Тагиева. Видимо, несмотря на идеологические догмы, новые руководители Азербайджана, зная и ценя заслуги Гаджи перед народом, посчитали необходимым его участие. Итак, за Г.З.Тагиевым в Мардакян была выслана машина, на которой его привезли в театр. Здесь ему была предоставлена отдельная ложа. Смог ли Г.З.Тагиев попасть в свой бывший дом или нет, сказать невозможно. Но представить чувства и внутренние переживания человека, который находился всего в нескольких метрах от своего бывшего дома — не трудно.
А в это время Тагиевский дом приобрел нового обитателя. В июне 1920 г. при Народном комиссариате просвещения Азербайджанской ССР была создана Музейно-экскурсионная секция, и встал вопрос о выборе здания для вновь создаваемого Учебного музея родного края. Как отмечалось в отчете заведующего Музейно-экскурсионной секцией (Музэкскурса) Евгения Станевича в июне 1920 г., руководство музея считало, что наиболее приспособленным зданием мог бы стать дворец Тагиева (а именно, его второй этаж). Благодаря архитектурной уникальности этого дома, художественной ценности некоторых комнат (Восточный зал, зеркальная комната), наличию оранжерей, фонтанов (на балконе Восточного зала), площадок, он как бы сам уже являлся музеем и, по словам печати того периода, отражал экономическую мощь господствовавшего капитализма. Но, как было сказано выше, часть этого особняка уже занимал детский дом. И, к сожалению, переговоры с его руководством не дали благоприятного результата, хотя, по многим причинам, Тагиевский дом не являлся удачным помещением для такого типа организаций. «Золотой клеткой» для детей назвал дом один из членов художественной подсекции музея, который подробно осмотрел здание.
С 1 июля 1920 г. все учреждения Музэкскурса перешли в дом Тагиева. При отводе помещения музею предполагалось передать в его распоряжение второй этаж дом Тагиева (27 комнат), шесть комнат на третьем этаже и часть растворов на первом. Наркомпрос к этому времени уже обладал ордером на весь дом. Тем не менее, часть здания продолжала оставаться в ведении детского дома. Вопрос о его выселении неоднократно обсуждался в разных инстанциях, но так и не получил разрешения вплоть до августа 1923 г. Кстати, к этому времени Тагиевский дворец получил новый адрес и статус. 1 февраля 1921 г. было издано постановление Наркомпроса об именовании бывшего дворца Тагиева по Горчаковской улице № 6 «Дворцом науки имени товарища Давуда Гусейнова» (Мирза Давуд Гусейнов – один из лидеров большевистского руководства Азербайджана).
В августе 1922 г. правительственным решением весь второй этаж дома был отведен Государственному музею, Государственной библиотеке и некоторым другим научным учреждениям. Через год здание наконец-то покинул детский коллектор. В 1923 г. было решено использовать бывший Тагиевский дом исключительно для культурно-просветительских нужд страны, и ни в коем случае не допускать там присутствия каких-либо торговых и иных предприятий, не совместимых с культурными учреждениями и представляющих в пожарном и других отношениях опасность для культурных ценностей республики.
23 июня 1937 г., учитывая большое политическое и культурно-просветительское значение республиканских музеев и руководствуясь предложениями специальной комиссии, обследовавшей состояние музейного помещения в бывшем Тагиевском доме, правительство Азербайджанской ССР приняло постановление «О Доме музеев». В этом постановлении были четко распределены помещения музеев, размещенных в доме на улице Малыгина, 4 (новое название Горчаковской улицы), отныне называемом «Домом Музеев». Наряду с Музеем истории Азербайджана, здесь были размещены отпочковавшиеся от него еще четыре музея. Музею истории Азербайджана выделялся второй этаж здания. В связи с этим Бакинский совет обязывался освободить к 1 декабря 1937 г. все помещения в Доме Музеев, занятые жильцами.
Залы, отведенные для музейной экспозиции, подвергались реконструкции и коренным изменениям, которые порой носили характер грубой переделки в соответствии с требованиями нового времени. Вот, что писалось в одной из заметок о новом убранстве залов Тагиевского особняка: «Дом, где теперь размещен АзГосМузей, бывший богатый дом миллионера Тагиева был тоже своего рода музеем, отражавшим экономическую мощь господствовавшего капиталиста. Вторая половина XIX в. собственного стиля не создала и «стиль мещанства» (он так и называется) состоял в подделочном повторении, безвкусной путанице чуть ли не всех ранее бывших стилей. И в Тагиевском доме, с фасадом в стиле итальянского возрождения, были мавританская парадная зала, спальня модерн, туалетная французского рококо, столовая фламандского барокко.
После реорганизации Музей уже мало чем напоминает «богатую квартиру»: вместо лепных стен – ровные цветные плоскости, окрашенные фоны, выделяющие выставленные на них экспонаты. В бывших Тагиевских столовых и гостиных расположились сейчас: кочевник-скотовод со своей кибиткой, медник со своей посудой, рабочий тартальщик. Изменился соответственно и характер выставленных собраний: вместо вещей богатых и редких – вещи бедные, простые, обиходные. Где помещалась картина с обнимающимися пастушком и пастушкой и эротическая скульптура («французская живопись»), стоит сейчас статуя труболома, развешаны снимки строительства рабочих поселков».
Во время очередной реставрации, проводившейся в середине XX века, фрески зеркальной комнаты сочли «пережитками» буржуазной эпохи и зашпаклевали. В ходе ремонтных работ в 2000 году под слоем шпаклевки обнаружили фрагменты фресок, и несмотря на то, что поверх шпаклевки было нанесено 4 слоя краски, узоры на стенах не утратили свой первоначальный цвет.
С 1941 по 1954 гг. Музей истории был временно переведен во Дворец Ширваншахов, а в здании дворца Тагиева расположилось правительство Азербайджанской ССР.  В 1954 г. здание было снова возвращено Музею истории.
В начале 1990-х годов, в связи с реабилитацией имени Гаджи Зейналабдина Тагиева, в одном из залов музея была создана его мемориальная комната. А в ходе коренной реконструкции здания и экспозиции в 2005-2007 гг. при Национальном Музее истории Азербайджана был создан мемориальный музей Г.З.Тагиева. Восемь комнат, отведенных под этот музей, были восстановлены по фотографиям семейного альбома Гаджи. Вернув себе прежний величественный облик, Тагиевский дворец приобрел вторую жизнь, продолжая оставаться хранителем не только доброй памяти о великом благотворителе, но и истории Азербайджана.
Фархад Джаббаров, доктор философии по истории, ученый секретарь Национального музея истории Азербайджана

Добавить комментарий