Фантастический роман «Сато» Рагима Джафарова о воспитании, роли родителей и детей в современном мире

В шорт-лист престижного российского литературного конкурса «Новая словесность» вошёл фантастический роман «Сато» Рагима Джафарова, писателя родом из Баку, который живёт и работает в Москве.

Роман рассказывает нам историю пятилетнего пациента психиатрической клиники, убеждённого, что он является пришельцем из другого мира, контр-адмиралом Сато. Этот блестящий образец современной социально-философской фантастики говорит нам, в первую очередь, не о пришельцах, а о воспитании, роли родителей и детей в современном мире.
Победитель конкурса НОС будет выбран в публичных дебатах в январе 2021 года. В преддверии этого Рагим Джафаров рассказал журналисту межпарламентской группы дружбы Россия-Азербайджан под руководством депутата Госдумы Дмитрия Савельева о своей книге и новых творческих планах, поделился впечатлениями о Баку и азербайджанской культуре.
– В конкурсе «Новая словесность» из 258 произведений ваш роман уже в топ 10. Поздравляем вас! За что, как вам кажется, «Сато» был выбран?
– Могу только предполагать. Сейчас наговорю себе всяких комплиментов, мол, глубокие персонажи, сюжет, важность затрагиваемых тем, а окажется, что дело в красивой обложке. Не знаю, надеюсь, роман выбрали потому, что от него невозможно оторваться.
– Как у вас родилась идея этой книги?
– У одного из героев – детского психолога, есть реальный прототип. Ее тоже зовут Даша, как и в книге. Примерно год я постоянно спрашивал ее об особенностях детской психики. Чем она отличается от психики взрослых? Как с ней работают? И в какой-то момент критическая масса материала сложилась с сюжетом и личными переживаниями – так родилась эта книга.
– Легко ли над ней работалось?
– Не уверен, что вообще может быть легко, когда ты пишешь книгу. Особенно если касаешься довольно болезненных тем. Так или иначе, ты все это переживаешь. И это не фигура речи. В качестве яркого примера приведу Гюстава Флобера. После того, как он написал сцену, в которой госпожа Бовари приняла мышьяк – он сам отравился. Несколько дней испытывал симптомы отравления. Вот так обычно это и происходит. Пишешь про отравление – отравляешься, пишешь про безумие – сходишь с ума. А еще книга – это много работы. Консультации с психологом, психиатром, педагогом-психологом, адвокатом. Все это надо свести к единому знаменателю, сделать так, чтобы это была книга, а не диссертация по психологии. Отдельное спасибо Даше. Она работала с моим выдуманным героем как с реальным ребенком. Она не знала сюжет, а реально писала расшифровки сессий, выдвигала гипотезы. А еще это бессонные ночи. Днем работаешь, ночью пишешь, например. Литературой не очень-то прокормишься.
– Председатель жюри конкурса НОС Константин Богданов сравнил «Сато» с «Мастером и Маргаритой». Лестное ли это сравнение для вас? Вы с ним согласны?
– Это бесконечно лестное сравнение, конечно. Константин Богданов в первую очередь говорил о том, что не мог оторваться от моей книги, как когда-то не мог оторваться от произведения Булгакова. Но я теперь всем говорю, что я почти Булгаков.
– Работая над книгой, вы выкладывали новые главы в Телеграм. Какие чувства такое публичное обсуждение вашего текста вызывает у вас: это волнительно? Азартно? Полезно?
– Я выкладывал не только главы, но и вопросы к ним. Хотя меня интересовало не то, что люди отвечают, а то, как они это делают. Мне надо было понимать, как мой текст работает на уровне чувств. Для читателя и для писателя текст выглядит совсем по-разному. Это как гобелен, который вы видите с лицевой стороны, а я – с внутренней. У вас там все более-менее красиво, логично, с сюжетом. А у меня тут нитки торчат, все криво, держится непонятно на чем и вообще ужас. Если книгу ругают – поверьте, отсюда она выглядит еще хуже, чем вам кажется. Я в курсе всех ее недостатков. Если хвалят – спасибо, приятно, но вы просто не видели, как она выглядит с этой стороны.
– Ваши книги написаны в жанре интеллектуальной фантастики. Какие у вас самого любимые авторы в этом жанре?
– Назову авторов, которые в моем понимании относятся к «умной» фантастике. Хаксли, конечно. В частности – «Дивный Новый Мир». Я считаю это произведение буквально величайшим, даже пророческим. Станислав Лем и его «Солярис», Рэй Брэдбери и «451 по Фаренгейту», Азимов, Андерсен, Бреккет. Если говорить о современных фантастах – то Чайна Мьевиль, Питер Уоттс, Карл Шрёдер. Так многих хочется назвать. И я ведь еще не упомянул титанов вроде Гибсона. Это бесконечный список.
– Вы известный блоггер, ваши «Фейсбучные рассказы» бьют рекорды популярности, а читатели называют вас «титаном юмора» и «легендой Фэйсбука». В жизни вы такой же жизнерадостный человек как в ваших рассказах в сети?
– Нет. Я хмурый нытик. Меня все раздражает и огорчает. Все мои смешные рассказы, вообще всё, что я пишу, – это попытка пережить то, что происходит вокруг меня.
– В своих заметках о недавней поездке вы предложили читателям изумительный «лайфхак» для путешествия по Кавказу – быть Гостем. Знакомиться по интернету, заводить искреннюю дружбу, встречаться с друзьями в путешествиях. Этому научило вас знаменитое азербайджанское гостеприимство?
– Кавказ примерно одинаково гостеприимен. Но, учитывая, что родился я в Азербайджане, и там впитал в себя сам культурный контекст кавказского гостеприимства, то можно сказать и так.
– Что для вас значит быть азербайджанцем в культурном плане?
– Для меня это значит быть шире одной культурной парадигмы. Иметь возможность взять лучшее от разных культур и народов. Я с четырех лет живу в России, мало знаком с современной культурой Азербайджана, но если брать исторические культурные моменты, то Низами и Насими – наше все. Абсолютные гении. Помимо литературы я когда-то внимательно изучал национальную музыку. У меня до сих пор в плеере некоторое количество азербайджанских фолк-композиций.
– Замечали ли вы за собой проявления известного кавказского темперамента?
– Примерно через 2-3 дня пребывания на Кавказе, я помимо своей воли начинаю жестикулировать как местные и говорить с акцентом. Через неделю вставляю в речь слова на местном языке.
– Когда вы в последний раз были в Баку, что думаете о том, как изменяется город со временем?
– Я был в Баку в 2019 году, как раз во время одного из путешествий, о которых вы упоминали. Мы приехали на машине с друзьями, которые раньше никогда не были на Кавказе. До этого мы побывали в Чечне и Дагестане, а тут  Баку. Причем не просто Баку, а еще не снявший новогоднюю иллюминацию. И приехали мы вечером. В общем, надо было видеть удивление моих друзей. Они просто не ожидали такого. Средний москвич не представляет, как реально выглядит Баку. Это самый яркий и современный город на Кавказе. Мне есть с чем сравнивать. Мне кажется, что историческая и новая части города прекрасно сочетаются.
– А что ещё вы хотели бы увидеть в Азербайджане?
– В прошлом году мы с друзьями покатались вокруг Баку, съездили в Гобустан и Шеки, а оттуда двинулись в Грузию через Балакен. А в следующий раз я хотел бы посмотреть, как выглядит Шуша.
– Какие литературные планы у вас сейчас?
– Планов много, но я, видимо, очень медленный писатель. Я позволяю себе год-другой думать над чем-то, собирать материал, готовиться. А потом могу передумать и ничего не написать. Поэтому не буду загадывать.

Добавить комментарий