Доктор философии по филологии Ягут ГУЛИЕВА: Сегодня темы, связанные с азербайджановедением, должны быть на первом плане

Произведение выдающего тюркского филолога и лексикографа Махмуда Кашгари «Divanü lüğat-it-Türk», которое считается словарем-справочником различных тюркских языков, тюркологической энциклопедией, несмотря на перевод, недостаточно исследовано в Азербайджане.

Доктор философии по филологии, старший преподаватель кафедры азербайджанского языка и педагогики Азербайджанского государственного технического университета Ягут Гулиева в своей книге «Огузский мир Махмуда Кашгари. Баку. «Адилоглу»-2010» исследовала труд Махмуда Кашгари. В интервью ATAlar.Ru Ягут Гулиева затронула некоторые аспекты своего исследования.
— Несколько лет тому назад отмечалось 1000-летие со дня рождения великого мыслителя тюркских народов Махмуда Кашгари. Ваша книга «Огузский мир Махмуда Кашгари. Баку. «Адилоглу»-2010» (“Mahmud Kaşğarinin Oğuz dünyası. Bakı-“Adiloğlu”-2010”), посвященная этому великому тюркологу, вызвала серьезный интерес. Достаточно ли Кашгари исследован в Азербайджане?
— Вначале хочу ответить на вторую часть вопроса. Махмуд Кашгари на самом деле настолько великий мыслитель и его произведение «Divanü lüğat-it-Türk» настолько великое произведение, что даже если исследовать его годами, то все равно можно найти что-то новое и высказаться об этом мнение. Несмотря на то, что это произведение в первую очередь является словарем и дает нам информацию о тюркских языках, в то же время в книге речь идет о тюркской географии, тюркской этнографии, тюркской культуре, тюркской морали, о разносторонних вопросах тюркского мира, и таким образом этот труд доносит до нас жизнь, быт, мировоззрение древнетюркского мира, создает о них полное впечатление. В то же время дает обширную информацию о соседних с тюрками народах. В этом смысле надо непрерывно изучать это произведение.
Изучение этого произведения в Азербайджане началось с 30 годов прошлого века. Несмотря на то, что в 30-х годах этот труд был переведен Халид Саид Ходжаевым на наш язык, он до сих пор припрятан в каком-то углу Национальной Академии и не появляется на свет. Основной период изучения этого произведения начался с 70-х годов прошлого века. С 90-х годов бросается в глаза новая волна исследования произведения. Обращая внимание на историю исследования «Divanü lüğat-it-Türk» в Азербайджане кроме нескольких исследований Рамиза Аскера, который также перевел это произведение на азербайджанский язык, и некоторых других исследований мы не видим достаточно серьезных исследований этой книги.  Большинство написанных произведений носят обычно описательный характер и, если так можно сказать, обходят проблемы стороной. В этом произведении кроме общетюркского мира можно найти очень ценную информацию об Азербайджане.
 Что же касается серьезности моей книги, несмотря на разнообразие фактов, огромную важность исследуемой и решенной проблемы для азербайджанского языка, культуры, истории, эта  книга не привлекла  достаточного внимания научной общественности.
По-моему, этому есть объективные и субъективные причины. Объективная причина в том, что мы издали эту книгу за свой счет и небольшим тиражом, поэтому она не была достаточно распространена среди научной общественности, языковедов. Все, кроме одного человека, промолчали. Не только не было похвалы, даже можно сказать не нашлось критиков. А это очень плохо. Постыдно для нашего общества, научной интеллигенции, науки языкознания. Насколько бы нескромно было с моей стороны, я должна сказать, что за последние годы, можно сказать, не было такой, написанной на основе серьезных законов, книги об истории нашего языка.
— Что Вы можете вкратце рассказать об идейных особенностях своей книги?
— Как ясно из названия, мое исследование состоит из анализа мнений Махмуда Кашгари об огузах, данных им 300 лексических единиц огузской лексики. Эта наиболее видимые стороны моей книги. На самом деле в своей работе я делюсь исследованиями огузских лексических слоев в нашем языке. В результате этих исследований пришла к выводу, что 300 лексических единиц в «Диване» Махмуда Кашгари отражают второй слой огузского языка, то есть огузско-салджукский слой. Так, Кашгари указал на то, что эти слова относятся к огузам. Сравнивая эти слова с азербайджанским языком, входящим в огузскую группу языков и язык древнего памятника «Китаби Деде Коркуда», я выявила, что большинство слов, данных Махмудом Кашгари, не используются в нашем родном языке, то есть в языке «Китаби Деде Коркуда». Это говорит о том, что в истории нашего языка, в огузском языке есть как минимум два лексических слоя. Первый слой, самый древний и язык «Китаби Деде Коркуда», который отражает этот слой. Второй слой — это огузско-салджукский слой, 300 лексических единиц огузского происхождения, которые указал Махмуд Кашгари показатели огузско-салджуксого слоя. О чем это говорит? В первую очередь это говорит о том, что, несмотря на то, что азербайджанские тюрки — огузы, они являются другой ветвью огузов и отличаются от огузов Средней Азии.
— Вы отмечаете, что Кашгари в своем произведении пишет о том,  что границы тюрков начинаются с Румского султаната, Византии. Как поВашему, это имеет отношение к информациям об Азербайджане?
— Знаете, в книге Махмуда Кашгари даже на карте в виде иллюстрации мы встречаем название Азербайджана. Также должна отметить, что Кашгари в произведении «Divanü lüğat-it-Türk» не раз связывал границы тюрков с границами Румского султаната, Византии. Дело в том, что великий тюрколог в произведении не раз повторяет свое мнение. Отметим, что исследователи до сих пор или не обратили внимание на этот факт или же незначительно затронув, миновали его. А это для общетюркской истории, также для истории Азербайджана очень важный факт. Потому как этими неоспоримыми фактами доказывается то, что тюрки жили на территориях, близких к Румскому султанату, Византии.
Близкие к границам Румского Султаната, Византии тюркские земли —  это Аран и Азербайджан. В этом смысле, по нашему мнению, сказанные великим тюркологом слова безоговорочно можно принять как сказанное об Азербайджане. В то же время Кашгари в своем произведении не раз высказывал свои взгляды о фонетических, лексических, грамматических особенностях языков народов, живших на этих землях, то есть тюрков, эти взгляды можно принять как мнение о нашем тюркском, азербайджанском языке. Просто дело в том, что Махмуд Кашгари в своем произведении больше всего внимания обратил на язык тюрков, огузов, живших в Средней Азии, также на язык салджукских огузов, их жизнь, быт, и поэтому особо не обособлял азербайджанских огузов, азербайджанских тюрков. В этом смысле мы – азербайджанские огузы отличающаяся от огузов Средней Азии ветвь. Мы считаем, что Махмуд Кашгари еще в XI веке ощутил эту разницу и сознательно, в связи с политической ситуацией, чтобы обратить внимание на салджукских огузов большее внимание уделил им.
В этом смысле, несмотря на общие корни, в любом случае язык указывает на наше различие. В своей книге я, сравнивая 300 лексических единиц, данные Махмудом Кашгари и относящихся к огузской лексике, со своим языком, хотела показать эту разницу.
— Вы отмечаете, что книга Махмуда Кашгари «Divanü lüğat-it-Türk» в первую очередь является словарем, произведением языкознания.  В этом смысле, что Вы можете сказать о лексической составляющей этого труда?
— Естественно, это произведение в первую очередь словарь, тюрко-арабский словарь. Махмуд Кашгари этим словарем хотел научить арабов тюркскому языку, создать у них определенное впечатление о тюрках. В этом смысле по расчетам исследователей в «Диване» 9000 лексических единиц нашли свое отражение. Интересно, что сам великий тюрколог рядом с некоторыми из этих лексических единиц указал к какому из тюркских народов они относятся.  Таким образом, по информации, данной Махмудом Кашгари в «Диване» говорится о существовании приблизительно 30 тюркских языков и племен. Среди этих языков, естественно, можно отметить огузский, кыпчакский язык, ягма, тохси, агку и другие языки и народы. Однако в то же время надо отметить, что в «Диване» есть тысячи таких слов, рядом с которым не отмечено к языку какого племени они относятся. В этом смысле можно посчитать, что эти слова использовались всеми тюркскими народами, все они понимали эти слова. В «Диване» мы столкнулись с интересным фактом с точки зрения азербайджановедения. Так, сегодня мы понимаем большинство тех слов, рядом с которыми не указаны их принадлежность к какому-либо племени, а большинство из тех 300 слов, рядом с которыми указаны, что они написаны на огузском, мы их не понимаем. При начальном знакомстве с «Диваном» это проблема заставила меня задуматься. Поэтому я провела свое исследование и в этом направлении. В результате, как заметила выше, пришла к выводу, что наряду с тем, что азербайджанский язык относится к огузской группе, немного отличается от огузского языка Средней Азии.
Это предположение в первую очередь может подтвердить язык дастанов «Китаби Деде Коркуд». Потому что большинство этих слов нельзя встретить в дастанах «Китаби Деде Коркуд». По-моему, это предположение вносит ясность в определенный период нашей истории. Если обобщить эти мысли, азербайджанские огузы, говорящие на огузском, как подтверждает география дастанов «Китаби Деде Коркуд» — это огузы, живущие с древних времен  на современных азербайджанских землях и они самые древние тюркские племена, жившие на этой земле — предки современного азербайджанского народа. Они сами и их язык отличаются от других огузов.
В современной гуманитарной науке Азербайджана существуют противоречащие друг другу мнения. В частности, кто-то связывает историю тюрков с XI-XII веками, кто-то считает, что роль Шах Исмаила Хатаи в истории Азербайджана не так уж и важна. В этом смысле, как по-Вашему, с точки зрения изучения нашего языка, истории насколько важен «Divanü lüğat-it-Türk» Махмуда Кашгари?
—  Сегодня в современном общественном мнении Азербайджана мнения об истории нашей страны очень запутанны и противоречивы. Это только вызывает сожаление. Однако радостным обстоятельством является то, что факты, источники независимо от нашего отношения к ним всегда были верны, достоверны в отношении истории азербайджанского народа. Естественно, одним из самых важных таких произведений является «Диван» Махмуда Кашгари. Как мы уже отметили, великий тюрколог говорил, что тюрки жили на границах с Румским султанатом, а это создает у нас безоговорочное мнение, что он имел ввиду азербайджанских тюрков, огузов. Значит, азербайджанские огузы жили на этих территориях еще с древних времен, и они не являются теми огузами, т.е. салджукскими огузами, прибывшими сюда с другой территории.
Знаете, как мы отметили, «Диван» на самом деле настолько великое произведение, оттуда можно взять и исследовать тысячи тем. Например, Кашгари придает очень важное значение тюркскому языку. С общетюркологической точки зрения насколько бы не были важными затронутые темы, считаю, что темы, связанные с азербайджановедением, должны быть у нас на первом плане. Не хочу никого обидеть. В Азербайджане многие якобы занимались этим произведением, на самом деле, отмечая фактор языка считали свою работу выполненной. То есть не совсем ясно чему в конечном результате служили их исследования. Я хочу связать результат своего исследования напрямую с азербайджанским языком и  историей нашего народа.
Беседовала Физза ГЕЙДАРОВА, собкор в Баку

Добавить комментарий