Азербайджанский поэт-мыслитель мирового масштаба

Представляем Вашему вниманию статью Гусейна Адыгезалова, опубликованную в журнале «Литературный Азербайджан» в №4 2019 года в разделе «Публицистика»

«Азербайджанский народ миру подарил немало выдающихся мастеров искусства. Одним из них является гений восточной классической поэзии Сеид Имадеддин Насими (1369 –1417), чьи произведения занесены в золотой фонд мировой литературы.
Насими родился в городе Шамахы, был блестяще образованным человеком, в совершенстве владел всеми тонкостями арабского, персидского и тюркского языков. Как основоположник традиции письменной поэзии на азербайджанском языке, поэт оставил богатейшее поэтическое наследие на трех языках, дошедшее до нас без потерь, переведенное и изданное на многих языках мира, в том числе и на русском языке.
Первое личное знакомство автора этих строк со стихами Насими, как и у многих других, состоялось в школе, когда по диктату господствующей идеологии учебники распространяли идею о том, что поэт якобы выступал против Аллаха и религии, за что и был мучительно казнен. В пример приводили его известные строки «В меня вместятся оба мира, но в этот мир я не вмещусь». В школьные годы почти все мы наизусть учили эту и другие газели поэта, а истинный смысл их, заключающийся в том, что человек в представлении поэта всеобъемлюще велик, в нем – вся Вселенная, вся премудрость мира – раскрылся нам значительно позже.
В период учебы в вузе и своей последующей деятельности при чтении стихов Насими я всё больше убеждался в том, что Насими обладал драгоценным поэтическим свойством заражать читателя своими идеями, был свободным и вольным человеком, не позволившим себя сломать, что основной мыслью в поэзии Насими является отождествление человека и Аллаха, иными словами, обожествление человека. За свободолюбивые, гуманистические произведения поэт велением зловещего духовенства был подвергнут чудовищному наказанию: с него заживо содрали кожу. Так завершил свою жизнь великий поэт и мыслитель, имя которого вошло в историю мировой культуры как имя борца за раскрепощение человечества.
Надо сказать, что впечатление от героического поведения Насими и в жизни, и при казни еще более усилилось при просмотре фильма «Насими»: сколько же энергии, огня, жизни было в этом человеке – в его движениях, стихах, взглядах. Своими разножанровыми творениями, своими пламенными стихами он утверждал мир реальный, земной, с его горечью и невзгодами, но и с его высокими нравственно-духовными свершениями, красотой и благородными страстями человека.
В нынешнем году в соответствии с распоряжением президента Азербайджана Ильхама Алиева вся культурная общественность нашей страны отмечает 650-летний юбилей со дня рождения великого поэта-гуманиста Насими, вся поэтическая мощь которого нацелена на морально-нравственное и духовное совершенствование человека
и его внутренне очищение. В данном документе высоко оценивается мировое значение творчества азербайджанского классика: «Имадеддин Насими является одним из могучих мастеров слова, подаренных азербайджанским народом общечеловеческой культуре. Он возвысился на основе богатого культурно-духовного достояния Востока и создал ценнейшие жемчужины искусства художественного слова».
В своих произведениях, заслуженно занимающих достойное место среди самых совершенных образцов мировой поэзии, Насими воспевал величие человека, человеческую любовь и свободу личности.
Именно поэтому в президентском распоряжении перед научной и культурной общественностью страны ставится масштабная цель широко отметить на государственном уровне славный юбилей великого поэта и мыслителя, ставится задача заново и глубже рассмотреть проблемные аспекты творчества Насими, с новых позиций осветить и оценить отдельные аспекты такой сложной, многоплановой и актуальной в наши дни проблемы переложения богатого творческого наследия Насими на русский язык, проанализировать состояние качества перевода насиминских шедевров на языки народов мира в общей системе азербайджанско-иностранных литературных связей.
Настоящая статья призвана по-новому взглянуть на поэтический мир Насими, оценить его с позиции суверенитета и независимости нашего народа и идеи азербайджанства, поделиться размышлениями о мировоззрении поэта, рассказать об интересных фактах из истории переводов его творений на русский язык.
Творчество Насими посвящено доказательству истинности суфийского учения – религии любви к Истине, служению Аллаху, стремлению к духовному слиянию с Ним, и таким образом обеспечению человеку вечного счастья после его физической смерти.
Насими убеждал, что путь к Истине лежит только через любовь к Творцу, в мире существует лишь одно Бытие – Аллах, все остальное есть творение временное и преходящее, вмещающееся в пространство и время, только Аллах находится вне пространства и времени, Он не может вместиться в них, ибо Он сам – их Создатель,
понятно, что Творец не может находиться в сотворенной им самим Вселенной. Поэтому все, что существует, есть проявление Аллаха, внешнее свидетельство Его Бытия.
Об этом читаем в одном из стихотворений Насими:
Со всех шести сторон взгляни на мир,
Лишь слово – мира нашего основа.
Меж речью и произносящим речь
По сути нет различья никого.
Как и его предшественники-суфии, Насими полностью разделяет идею «вахдат аль-вуджуд» (единство бытия), в продолжении данного стиха поэт утверждает: мир один, потому что Аллах один:
Мой друг, сей мир един, и потому живи,
Но так, чтобы твоя душа не раздвоилась.
В философской лирике поэта мы находим ответ на вопрос, кому дано познание Истины? Только тому, говорит Насими, кто еще при жизни отказался от своего «я», от материального мира, полностью освободился от земных страстей и увлечений, духовно соединился с Творцом и поэтому сам превратился в Истину. Другими словами,
его уже нет, он во власти Всевышнего.
Моя душа – во власти света, мне внятна истина «Я – Бог» –
Чье сердце пламенем согрето, знать истину тому дано.
Творческий путь Насими начинал как приверженец суфийских идей, позднее, с принятием хуруфизма, это учение нашло у него проявление в синтезе с суфизмом.
Мистическая символика букв служит Насими средством для художественного раскрытия философской проблемы совершенного человека; пользуясь этой символикой, поэт выдвигает суждения о пределах и уровнях интеллектуальных возможностей человека, о роли разума и познания божественного света, явленного в самом человеке, познания Вселенной и Аллаха. Познание и самопознание – непреходящие мотивы поэзии Насими.
Разум – величайшее благо, дарованное человеку Аллахом. Этот дар ставит человека выше всех созданий. Человек – венец творения, достойный поклонения. Он – великая сила. Все блага природы, красоты мира – для человека. Памятник искусства, переживший века, – творение человеческих рук.
Для познания Истины человеку необходимо отречься от всех земных благ, так как материальный мир заманчив, обманчив и уводит его от истинного пути:
Чтоб мир познать, взгляни вокруг и ввысь,
Ты трезв – испей вина любви, влюбись.
И если ты увидеть хочешь Бога,
То, царь земной, от трона отрекись!
По мнению Насими, мудрость достигается только познанием Истины. Мудрец понимает, что смысл жизни человека заключается в понимании своего предназначения. Задача эта решается чрезвычайно трудно, к этому нужно готовиться долго и терпеливо:
Хотите мудрецами быть, спешите, чтоб скорее
Познанья двери отворить, что за семью замками.
Насими утверждал, что мудрого человека, как бы тяжело ему ни было в этом мире, ждет вечное блаженство на том свете, что это вознаграждение от Аллаха. Кроме того, необходимо найти подходящий ключ к каждой двери, и если этот ключ случайно попадет в руки невежды, то он все равно не сможет пользоваться им. Умение, мастерство достигаются длительным и упорным учением, трудом, потому что непосвященный человек никогда не сможет понять настоящего смысла своего существования.
По мнению Насими, источником всех человеческих бед и зол в мире является алчность людей, страсть к обогащению любыми средствами, в результате которых человек становится рабом своих страстей:
Богатство мира – зло, на свете зло творят
Богатство и нужда – скорей бы все сгорело.
Насими до конца не отступает от избранного пути, верит в правильность своего выбора и в достижение цели, других призывает присоединиться к нему. Поэт всю свою жизнь мечтал быть плененным только возлюбленной, а он всей душой влюбился в Аллаха, больше никто, ничто его не интересует. Он презирает бренный мир, считает его ничтожным, не ожидает от него ничего хорошего:
Мир – падаль, пусть его собаки ценят.
Благоуханья от него, гнилого, не ожидай.
В шербете мира – яд, наш мир – отрава.
Ты исцеленья от него, больного, не ожидай.
Стремленье к жизни – это наше бремя,
И счастья ты от бремени такого не ожидай.
О, Насими, нет верности на свете.
Того, что жизнь начать ты сможешь снова, не ожидай.
И в конце своего жизненного и творческого пути Насими достиг желаемого – слияния с Аллахом, поэтому поэт никого и ничего не боялся, ведь он сам уже – Истина, и был готов отчитаться перед Аллахом на Страшном суде.
Он знал, предвидел свою участь, но уверенно шел по избранному пути, ведущему к Истине, его убеждение заключалось именно в этом.
Имадеддин Насими считается отцом азербайджанского дивана (около 15 тысяч строк), кроме того, он создал диван на персидском языке (около 5000 строк); ряд стихов поэт написал на арабском языке, создал первые шедевры азербайджанской поэзии, заложив основы азербайджанского литературного языка.
Насими вырос среди ремесленников, изучал математику, астрономию, логику и теологию. Поэт был знаком с художественными произведениями известных ученых сектантов Востока, знал как азербайджанскую, так и арабскую и персидскую поэзию и философию. В начале своего творческого пути Насими, подобно его учителю Наими, стоял на позициях суфизма и был последователем знаменитого суфийского шейха Шибли. Кроме того, он был поклонником иранского суфия и поэта X века Гусейна Халладжа Мансура. По Насими, совершенный человек всемогущ, в нем является всемогущество Творца на земле. Именно в этом нужно искать суть философии Насими: «Ан аль-хагг!» – «Аллах – это я!», «Аллах – во мне!». Именно за эту божественную идею он был схвачен в Сирии в городе Халебе (Алеппо) и по донесению фанатичных служителей культа был обвинен и казнен каирским султаном с невиданным по жестокости приговором: «Обезглавить, отрубить конечности, содрать кожу и семь дней держать тело на площади напоказ!»
Используя достижения арабской и персидской поэзии, ее жанры и формы, поэт в то же время обогащал язык образами и красками, почерпнутыми из устного творчества своего народа. Газели Насими отличаются четкостью, энергичностью звучания, лаконичностью языка, богатством поэтических тропов, их ритмика близка ритмике народной поэзии. Поэт создал прекрасные образцы туюгов (рубаи) – особых четверостиший. Не случайно произведениям Насими суждено было распространяться и при жизни поэта, и особенно после его смерти. На Востоке его имя жило в соседстве с именами великих классиков, его стихи изучались учеными-исследователями.
Но и на Западе, в главных городах Европы, его рукописи хранятся в национальных библиотеках. О жизни поэта и его произведениях писали и пишут выдающиеся ученые-литературоведы.
Творчество Насими по достоинству высоко оценено азербайджанскими, русскими и мировыми учеными-литературоведами, о его произведениях высоко отзывались такие выдающиеся ученые-востоковеды, как Хаммер, Браун, В.Смирнов, А.Крымский и др.
Произведения Насими начали регулярно издаваться с XIX века, а всестороннее исследование его творчества, переводы насиминских шедевров на русский язык датируются ХХ столетием.
При ознакомлении с критической литературой о творчестве Насими внимание привлекают труды таких признанных мастеров художественного слова, как Н.Тихонов («Великий поэт-гуманист»), М.Ибрагимов («Насими и его время»), Н.Грибачев («Наш современник»), С.Васильев («Величавая вершина»), Л.Озеров («Солнце во вселенной»), А.Поперечный («Пафос жизнеутверждения») и др., приуроченные к 600-летию Насими.
Не станем оценивать каждую из названных работ, лишь приведем два отрывка из статей, вошедших в книгу «Насими» (Сборник статей, Баку, издательство «Элм», 1973). Так, известный русский поэт и переводчик Н.Тихонов рассматривает феномен творчества Насими в более широком масштабе, мировом плане: «Творчество Имадеддина Насими – большое событие в культурной жизни народов Востока и Запада. Сегодня, как никогда, благодарная память потомков возвращается к именам своих великих мастеров, составляющих гордость родной поэзии, чье благотворное влияние вышло за пределы родины, а имя вошло в пантеон бессмертных имен, став предметом изучения и почитания многих народов». А классик азербайджанской литературы М.Ибрагимов величие и гуманизм Насими находит в том, что «…в оценке человеческих достоинств он не исходил из расовых, национальных или религиозных различий, особенно раздувавшимися господствующими классами в эпоху кровавых нашествий и крестовых походов. Они, эти различия, в поэзии Насими теряют свое значение, свою
разрушающую силу – перед человечностью, перед теми духовными ценностями, без которых человеческая личность деградирует и разрушается».
Это очень важно и в наши дни, когда религиозные фанатики в различных странах попытаются противопоставлять разные религии для разобщения народов.
Азербайджанские поэты и писатели, обращаясь к культурно-нравственным ценностям нашего народа, исторической тематике, не раз переосмысливали события далекого и недалекого прошлого нашей независимой страны, создавали художественные портреты литературных классиков, в том числе и светлый образ Насими.
В этом ряду достойны внимания роман И.Гусейнова «Судный день», исторические поэмы Р.Рзы «Последняя ночь», Н.Хазри «Встреча в Халебе», Габиля «Насими», А.Салахзаде «Памятник огню», С.Тахира «Караван идет», М.Ягуба «Ширванский торговец и Насими» и др., в которых авторы на примере творчества Насими старались на
историческом материале находить ответы на многие вечные вопросы бытия. Ведь борение человеческих страстей – извечная борьба добра и зла, видоизменяясь, проходит сквозь века, и постижение смысла этой борьбы – не только привилегия настоящего, но и завет будущему поколению.
С этой точки зрения определенный интерес вызывает роман «Судный день». В центре произведения образы великого поэта и философа, стойкого в своих убеждениях гуманиста средних веков Насими и духовного отца Фазлуллаха Наими. Отметим, что эти образы даны на фоне широких социально-политических катаклизмов, происходящих не только в Азербайджане, но и в сопредельных странах. Среди персонажей романа известные исторические деятели – Тимур-завоеватель, Мираншах, ширваншах Ибрагим и другие. Жажда власти и могущества в романе сталкивается с обыкновенными человеческими судьбами, и рушатся надежды, и рушатся мечты.
Роман И.Гусейнова «Судный день», в котором воскрешаются события более чем шестисотлетней давности, целая эпоха с ее обнаженными страстями, порой необузданной дикостью, борьбой мертвящего фанатизма с человеколюбием, не прост для восприятия, и не каждый читатель сразу сумеет дойти до сути всех религиозно-философских концепций и политических хитросплетений, с которыми встретится на его страницах.
Но ведь любое произведение на историческом материале требует от читателя определенного уровня знаний и напряжения ума.
Вышеназванные поэмы азербайджанских поэтов ХХ века также посвящены жестоким временам средневековья – эпохе хуруфитского движения в Азербайджане (1386-1394 гг.), когда господствовал кровавый Тимур. В центре их повествования – судьба выдающегося поэта Насими, проповедующего вместе со своим учителем Наими
свободу личности, противопоставляющего мечу – знания, злу – добро. Учение Насими и устремления его сподвижников-хуруфитов изначально были обречены на гибель.
Однако, несмотря на трагический конец хуруфитского движения и гибель его руководителей, перед читателем встает яркий образ великого гражданина своей эпохи, мыслителя, человеколюбца, благородного страдальца, мученика – Насими.
Учитывая, что названные литературные посвящения Насими широко известны нашим читателям, мы решили довольствоваться только их краткой аннотацией, в общем порядке характеризующей эти произведения.
А вот об истории создания, публикации, идейном содержании и особенностях поэмы «Имадеддин Насими» русского поэта и переводчика Сергея Иванова, своеобразно, ярко и красочно воссоздавшего образ азербайджанского классика, следует сказать более обстоятельно. Эта поэма С.Иванова впервые была опубликована в журнале «Литературный Азербайджан» (1940, №№ 6,7), а затем вышла отдельной книгой в Москве в связи с 600-летним юбилеем поэта.
Своими впечатлениями о поэме С.Иванова спустя многие годы поделился с читателями поэт Иосиф Оратовский, отметивший, что в мае 1941 года, когда в Москве проводились специальные курсы-конференции русских литераторов из союзных и автономных республик, один из дней конференции был посвящен творчеству бакинского поэта С.Иванова. Перед участниками, среди которых были такие признанные к тому времени поэты, как И.Сельвинский, Я.Смеляков, С.Щипачев, С.Липкин, С.Шервинский, В.Луговской, М.Тарловский и др, С.Иванов читал свою поэму, посвященную трагической судьбе Насими.
Как утверждает свидетель этого литературного события И.Оратовский, слышавший поэму в исполнении самого С.Иванова, все слушали ее с вниманием и с большим напряжением, перед их взорами возникал поэт и мятежник, восставший против канонов мусульманской религии, ходивший по Востоку из города в город, с одного пестрого базара на другой, из одной дымной харчевни в другую, проповедуя новую, «еретическую» религию: «нет Аллаха на небе, Аллах на земле, он в человеке; Аллах – это я, и так вправе сказать каждый». Так проповедовал Насими, гонимый и преследуемый, вынужденный оставить свою родину и казненный в городе Халебе.
Поэма С.Иванова о Насими действительно была открытием для аудитории: и необычный сюжет, и удивительная судьба героя, и многокрасочность стиха – то нежного и тихого, то раздумчивого и наивного, то непрерывного и страстного – все это впечатляюще действовало на слушателей. Отличную оценку ивановской поэме о Насими, особенно отдельным ее главам дали С.Щипачев, М.Тарковский и Я.Смеляков. Заключая обсуждение, В.Луговской так подытожил значение и мастерство поэмы:
«…Достоинством этой поэмы я считаю хороший замысел, мужественную работу, чувство Востока и чувство большой философской темы, мягкость пейзажа, хорошие краски и темперамент в изображении человеческих страстей: горя, любви, радости, ужаса и т.д.» (Оратовский И. Прошло двадцать лет… «ЛА», 1963).
Литературовед С.Турабов, много лет исследовавший тему «Азербайджан в творчестве русских литераторов», писал об интересном случае, произошедшем в связи с поэмой С.Иванова о Насими (С.Турабов. Переводчик должен творить. «ЛА», 1984, №1). В 1944 году в Москве вышел сборник стихов великих поэтов под названием «О
родине», где составители перепутали строки С.Иванова о Насими со стихами самого Насими:
На сердце гордость родной земли,
Тоска и ненависть к тиранам,
Возьмите песню, журавли,
Несите песню до Ширвана.
Это тот случай, когда переводчик «перевоплощается» в переводимого любимого поэта, максимально глубоко постигая самое существо поэтической души своего литературного героя.
Творчество Насими носило бунтарский характер, оно призывало к борьбе с социальной несправедливостью, насилием над личностью, тиранией и жестокостью правителей. Его стихи воспевали красоту и разум человека, служили освобождению личности от всякого рода условностей, отказу от аскетизма, фанатизма и религиозных
догм.
Насими не раз вдохновлял и азербайджанских кинематографистов, художников, скульпторов. Незабываемый образ поэта создан в фильме Гасана Сеидбейли «Насими» народным артистом Расимом Балаевым. В центре Баку возведен величественный памятник поэту. Имя Насими носит Институт языкознания Национальной Академии Наук Азербайджана.
Проследим процесс издания насиминских творений на русском языке.
Почти все произведения Насими, начиная с тридцатых годов ХХ столетия, переводились на русский язык лучшими поэтами и переводчиками России и становились достоянием русскоязычного читателя. Следует учитывать, что перевод выдающихся художественных произведений одновременно становится событием и в национальной, и в инонациональной литературе. Причем в истории литературных взаимоотношений
понятие художественный перевод воспринимается не только как художественный эквивалент того или иного произведения, а как новое воссоздание художественного явления, благодаря чему оно становится достоянием иной национальной культуры, что применительно и в отношении наследия Насими.
Известно, что в первом издании «Антологии азербайджанской поэзии» 1939 год, редакция В.Луговского и С.Вургуна) поэтика Насими представлена 9 произведениями: «Бахария» и газелями – «В меня вместится оба мира…», «Шербет разлуки…», «Что за прекрасный образ…», «Взглянули розы…», «Все ярким солнцем…», «Мир не стоит…», «Свечою лика твоего…», «Где ты…». Все эти произведения повторно вошли во второе издание «Антологии азербайджанской поэзии». Позже в своих воспоминаниях об этом народный поэт Азербайджана Р.Рза писал: «Вл.Луговской неустанно занимался переводами произведений поэтов-классиков, а также современных поэтов. Он был прекрасным редактором. Любил вслух читать казавшиеся ему наиболее удачными свои переводы, а также переводы своих друзей. Особенно привлек его в те годы один из переводов К.Симонова.
Это было знаменитое стихотворение великого Насими, начинавшееся со строк: «В меня вместятся оба мира, но в этот мир я не вмещусь». Когда работа над антологией завершилась, радости Луговского не было предела» (R.Rza
Yaddaşımın səhifələrindən – Ədəbiyyat və incəsənət, 1975, 1 oktyabr).
Газели Насими в переводе русских переводчиков в различные годы также вошли в разные поэтические сборники, изданные в Москве и Ленинграде.
Основными переводчиками поэзии Насими на русский язык явились русские поэты-переводчики С.Иванов, Н.Гребнев, К.Симонов, Т.Стрешнева, А.Старостин, О.Ивинская, А.Плавник, Л.Озеров, И.Савельев, В.Федоров, Н.Глазков, Я.Часовая, В.Давиденкова, Д.Виноградов, благодаря благотворным усилиям которых русские и русскоязычные читатели получили возможность ознакомиться с поэзией великого азербайджанского поэта по изданным в Москве и Баку стихотворным сборникам.
В первом поэтическом сборнике, изданном 25-тысячным тиражом в Москве к 600-летнему юбилею поэта, лирика Насими с азербайджанского и фарси представлена в переводах Н.Гребнева и К.Симонова с предисловием Мирзы Ибрагимова.
В 1973 году азербайджанское государственное издательство отдельной книжкой 20-тысячным тиражом выпустило 176 четверостиший (рубаи) в переводе Н.Гребнева.
В том же юбилейном году государственное издательство «Азернешр» представило читателям I том избранной лирики Насими 10-тысячным тиражом в переводах многих вышеназванных русских переводчиков с предисловием народного писателя Мирзы Ибрагимова.
II-й том сборника, составителем, редактором и автором примечаний которого был профессор Рустам Алиев, вышел в 1976 году, также 10-тысячным тиражом.
В двухтомнике русскоязычным читателям также были представлены месневи (в переводе А.Плавника, И.Савельева и В.Федорова); тержибенды (в переводе С.Иванова); четверостишия (в переводе Н.Гребнева) и касыды Насими (в переводе А.Старостина).
В 1981 году в азербайджанском государственном издательстве «Язычы» на основе прежних изданий вышли в свет избранные произведения Насими.
Очередной сборник стихов Насими в переводах Н.Гребнева, К.Симонова, С.Иванова был издан в 2001 году в Москве, в издательстве «Диля Паблишинг» 5-тысячным тиражом. В аннотации к книге составители отметили, что творчество Насими – азербайджанского поэта и философа – одна из особых страниц в поэзии и истории народов Востока.
Жизнелюбивое содержание, воплощенное в совершенную художественную форму, обеспечило поэзии Насими поистине вечную жизнь. Отметим, что сборник произведений поэта из серии «Литературное наследие Востока» способствовал более широкому ознакомлению русскоязычных читателей не только с лирическими
произведениями Насими, но и основными этапами его жизненного пути, а также позволил прикоснуться к творческому процессу великого азербайджанского поэта, постигнуть суть его философского мировоззрения.
В вышеуказанные издания вошли переводы на русский язык всех газелей и произведений, написанных Насими в других стихотворных жанрах, поэтому целесообразно отметить и их авторов, т.е. показать в количественном отношении работы каждого переводчика, а качественное состояние переложения творений Насими на
русский язык станет предметом нашего отдельного исследования, так как деятельность многих русских поэтов-переводчиков наследия поэта по сей день продолжает оставаться неисследованной.
Так, по нашему расчету, кроме отмеченных переводов К.Симонова, А.Старостину принадлежит перевод 119, С.Иванову – 87, Т.Стрешневой – 69, Н.Гребневу – 120, О.Ивинской – 32, Н.Глазковой – 21, А.Плавнику – 24, Л.Озерову – 4, Д.Виноградовой – 16 газелей азербайджанского поэта-мыслителя на русский язык.
По сути, вся философская поэзия Насими нашла свое адекватное выражение в поэтических сборниках, изданных на русском языке.
Таким образом, устад Насими сыграл значительную роль в художественном обогащении азербайджанской поэзии, его творчество оказало огромное благотворное воздействие на развитие поэзии Востока в силу гуманистических традиций, созвучных прогрессивным идеям и мировоззрениям, выраженным лучшими представителями мировой культуры. Именно поэтому идеи и поэзия Насими получили достойное признание: в 1973 году 600-летний юбилей поэта широко отмечался по решению ЮНЕСКО во всем мире, а проведение в мае 2017 года в штаб-квартире ЮНЕСКО в Париже 600-летия со дня смерти Насими и торжественное проведение в сентябре 2018 года в нашей стране фестиваля поэзии, искусства и духовности Насими могут считаться выражением глубокого почтения к памяти незабвенного поэта мирового масштаба».
Источник: Журнал «Литературный Азербайджан» № 4 2019 год

Добавить комментарий