Азербайджанские творцы шушинских святынь: экскурс в историю

Жемчужинам азербайджанского зодчества — шушинским мечетям Юхары Гевхар-ага и Ашагы Гевхар-ага в этом году исполняется 135 и 145 лет.

Строительство святынь было завершено в последней трети XIX века, хотя фундамент был заложен много раньше. Верхняя (Юхары) мечеть Гевхар-ага начала возводиться еще во время правления карабахского хана Ибрагимхалил хана, в 1768-1769 годах, а Нижняя (Ашагы) мечеть Гевхар-ага — в середине XIX века.
Обе мечети являются неотъемлемой частью богатейшего культурного наследия азербайджанского народа. Но в конце ХХ века им, как и тысячам других памятников нашей культуры, располагающихся на оккупированных вооруженными силами Армении территории Азербайджана, была уготована печальная участь. Армянские агрессоры довели их до состояния практически полной разрухи, что не помешало оккупантам в последние годы якобы озаботиться вопросом реставрации памятников.
Справедливое возмущение в Азербайджане вызвало недавнее сообщение оккупационного режима Нагорного Карабаха, так называемой «НКР», о намерении отреставрировать ряд памятников культуры, включая Шушинскую крепость и мечеть Гевхар-ага.
Разумеется, наивно полагать, что оккупантами, изгнавшими с захваченных азербайджанских земель все местное население, осуществившими против него акты жесточайших этнических чисток и геноцида, планомерно стирающими все следы азербайджанской культуры или присваивающими себе ее бесценные образцы, движет благородное чувство сохранения выдающихся памятников азербайджанской архитектуры. Цель ставится как раз-таки противоположная, о чем свидетельствуют откровенные установки армянских оккупантов касательно восстановления «иранских», «персидских» или, в лучшем случае, «мусульманских» памятников, но без какой-либо привязки к Азербайджану. Дескать, в Карабахе и в частности в Шуше нет и не было ничего азербайджанского…
Однако армянским агрессорам не дано уничтожить саму историческую истину, доказать, что памятники культуры в захваченном ими Карабахе не имеют никакого отношения к Азербайджану. Ибо все эти памятники — сохранившиеся и разрушенные — взывают из глубины веков нетленной правдой о своей азербайджанской, тюркской сущности.
Сама история свидетельствует об этих памятниках, в том числе и о Верхней и Нижней мечетях Гевхар-ага, как о выдающихся произведениях культуры азербайджанского народа — подлинного хозяина Карабаха. Достаточно напомнить о личностях, внесших в их создание первостепенный вклад.

 

Гевхар-ага – жемчужина Карабаха
Строительство мечетей Гевхар-аги связано, как и следует из их названия, с именем одной из выдающихся женщин XIX века — Гевхар-ага (полное имя — Гевхарниса бейим). Она была внучкой основателя Карабахского ханства Панахали хана Джаваншира, дочерью его преемника Ибрагимхалил хана и сестрой последнего карабахского хана Мехдигулу хана.
Гевхар-ага родилась в 1790 году — в эпоху, предшествовавшую российскому завоеванию северо-азербайджанских земель. Юной ее выдали замуж за шекинского хана Джафаргулу хана, однако в 1814 году она овдовела. Через некоторое время Гевхар-ага вступила в брак со своим двоюродным братом Ханкиши беком Джаванширом.
Гевхар-ага славилась чарующей красотой. Поговаривали, что к ней сватались даже венценосные особы из соседних государств, а ее согласие выйти замуж за богатого, но недалекого умом Ханкиши бека глубоко опечалило поэтов Карабаха. Те называли Гевхарнису бейим «жемчужиной» и прочили ей куда более ослепительное замужество.
В начале 1830-х, после смерти Ханкиши бека, Гевхар-ага стала владелицей его имущества. Но она и без того обладала немалыми средствами, так как после упразднения ханской власти русское правительство сохранило за Гевхар-ага ее наследственные права. Благодаря этому она осталась владелицей 10 селений и кочевьев. Кроме того, Гевхар-ага получала пенсию почти в тысячу рублей серебром в год. Однако ее жизненные ценности определяли отнюдь не материальные блага…
Гевхар-ага вела активную благотворительную деятельность, прославившую ее как покровительницу поэтов, ученых, деятелей искусства.
Будучи глубоко верующим человеком, она уделяла огромное внимание строительству мусульманских храмов. В этом ракурсе и стоит отметить ее вклад в сооружение мечетей, в названиях которых навеки запечатлелось имя самой Гевхар-ага.
Наследница карабахских ханов в 1866 году взялась за восстановление обветшавшей Соборной (Джума) мечети города Шуша, которая была построена в 1768-1769 годах ее отцом Ибрагимхалил ханом на основе заложенной Панахали ханом мечети из камыша.
Величие Джума-мечети можно узреть на знаменитом полотне русского художника Василия Верещагина. Гевхар-ага добилась практически полного восстановления оригинала, но в еще более внушительном виде. Известный летописец Мирза Джамал Джаваншир (был последним визирем Карабахского ханства) отмечал, что мечеть после восстановления стала «красивее прежнего».
Новое здание было расписано стихами из Корана, а также заветами самой Гевхар-ага.
Еще один примечательный момент: орнамент и надписи на втором этаже мечети и на минаретах были расписаны известным поэтом и художником-графиком Мир Мохсуном Наввабом. Часть мечети была отведена для медресе, в помещении которой еженедельно выдавалась помощь неимущим, а также выплачивалось жалованье чтецам Корана и муэдзинам.
Джума-мечеть вновь предстала перед взорами шушинцев в 1885 году. Расположенная в одном из восьми верхних кварталов города, она стала называться Верхней (Юхары) мечетью Гевхар-ага.
Другим творением наследницы карабахских ханов стала Нижняя (Ашагы) мечеть Гевхар-ага, располагавшаяся в одном из нижних кварталов Шуши. Ее строительство было завершено в 1875 году.
Согласно тексту вакфнаме, высеченному на главном фасаде мечети, Гевхар-ага завещала все свое недвижимое имущество (земли, сады, лавки) построенным ею двум мечетям и двум медресе. До конца своей долгой жизни (98 лет) она оплачивала расходы медресе и обеспечивала их библиотеки книгами по шариату и общественным наукам.
Показателем выдающейся благотворительной деятельности Гевхар-ага было и открытие лечебницы «Дар ул-Шафа» для больных странников.
Кроме того, как свидетельствуют документы 1852-1860 годов, она являлась членом Шамахинского отделения женского благотворительного общества Святой Нины.
Гевхар-ага занималась и литературной деятельностью. Но ее вклад в азербайджанскую поэзию не ограничился лишь написанием стихотворений. Гевхар-ага была тетей крупнейшей азербайджанской поэтессы XIX века — Хуршудбану Натаван, в личностном воспитании которой она сыграла очень важную роль. Именно Гевхар-ага, как пишут исследователи, привила Хуршудбану любовь к музыке, литературе, живописи.
Архитектор Карабахский
Рассказывая о мечетях, построенных Гевхар-ага, нельзя не упомянуть еще об одной уникальной личности — архитекторе Кербалаи Сафихане Карабаги (1817-1910). Именно ему, крупному азербайджанскому зодчему своего времени, Гевхар-ага доверила проектирование своих «храмовых» замыслов.
Здания обеих мечетей Гевхар-ага — и Верхней, и Нижней — содержат надписи по-арабски о том, что их «сделал Кербалаи Сафихан, архитектор Карабахский».
Кербалаи Сафихан Карабаги являлся представителем Карабахской архитектурной школы — одной из самых самобытных и ярких архитектурных школ Азербайджана. Он спроектировал и отреставрировал много зданий, включая мечети не только в Шуше, но и в Барде, Агдаме, Физули, селениях Горадиз и Гочахмедли, а также Татарскую мечеть в Одессе и мечеть Гарабаглылар в Ашхабаде, в строительстве которых им были использованы оригинальные приемы, присущие традиционному азербайджанскому зодчеству.
Мечети Гевхар-ага — достояние Азербайджана и его народа — продолжают пребывать под пятой армянских оккупантов, доведших их до полуразрушенного состояния. Как и огромное множество других свидетельств богатейшего культурного наследия, эти мечети ждут великого часа своего освобождения — полного и безоговорочного возвращения Карабаха в лоно Азербайджана. В этом — единственный шанс на их спасение, когда им уже не будут угрожать никакие вражеские измывательства, попытки окончательного уничтожения или обезличивания под предлогом якобы «реставрационных работ».
Натиг Назимоглу

Добавить комментарий