Азербайджанская нефть в истории: с древнейших времен до нач. XX века

Расположение Азербайджана на пересечении Востока и Запада послужило росту геополитических интересов мировых держав по отношению к нему. Эти интересы чувствуются на всех этапах истории. Обилие в Каспийском море природных ресурсов, в том числе и нефти, особенно усиливало этот фактор.

В исторических источниках нефть называют по-разному. Например, европейцы называли нефть «нафта»; славяне «ропа», «ропянка»; румыны «пакура»; англичане «минеральное масло»; японцы «секинойю», «кузодса»; китайцы «йги-иу»; древние римляне и греки «петролеум» (то есть «горное масло»).
Историк Моисей Каланкантуйский в своем труде «История албан» (VII век), говоря о Кавказской Албании (как назывался в те времена север Азербайджана), отмечает: «Располагающаяся у подножия Кавказских гор страна Албан богата и привлекательна своими природными богатствами. Большая река Кура, протекая через него, приносит большую и малую рыбу, и она впадает в Каспийское море (Хазар). Земли вокруг нее богаты зерном и вином, нефтью и солью, шелком и хлопком и многочисленными оливковыми деревьями…».
Начиная с IX века известные историки и путешественники, побывавшие на Кавказе (Апшероне) – арабы Ахмед аль-Балазури (середина IX века), Абуль-Гасан Абу Али ибн Гусейн Масуди (915-й год), Абу-Исхаг аль-Истахри (930-й год), Абу Дулаф (942-й год), Аль-Бируни (XI век), Абу Гамид аль Андалуси аль-Харнати (XII век), венецианец Марко Поло (XIII век), араб Мухаммед Бекран (XIII век), Ягуб Хамави (XIII век), Хамдуллах Казвини (XIV век), француз Жюрден Каталани де Северак (XIV век), венецианец Иософато Барбаро (XV век), Катиб Челеби (XVI век), англичане Джон Картрайт (XVI век), Джеффри Дукет (XVI век), Амин Ахмед ар-Рази (1601-й год), Адам Эльшлегер (Олеарий) (1636-й год), турок Эвлия Челеби (1647-й год), Эгелберт Кемпфер (1683-й год), Иоанн Лерх (1733-й год), Иоанас Ганвей (1747-й год), С. Гмелин (1770-й год), А. Ярцев (1812й год), Эдуард Эйхвальд (1825-й год) и другие отмечали, что политическая и экономическая жизнь этого края напрямую была связана с нефтью.
В первой четверти XI века Аль-Бируни очень кратко отмечал про Баку: «Баку – край керосина (белой нефти)». Первая информация европейцев о бакинской и апшеронской нефти относится к XIII веку. Начиная с этого века всемирно известные европейские путешественники – венецианцы Марко Поло, Барбаро Рамузио, Иософато Барбаро, Аброзий Контарани, французский монах-миссионер Жюрден Каталини де Северак и другие побывали на Абшероне и так же, как и восточные авторы, отмечали, что в этих местах добывается большое количество нефти.
Марко Поло, возможно, является первым европейцем, отметившим факт добычи на территории Азербайджана «черного золота». Марко Поло, проходивший во время своего путешествия на Дальний Восток (1271-й год) через юг Азербайджана, в частности город Тебриз, так описывал услышанное про нефть: «На границе с Грузией есть источник масла, причем очень богатый… Из фонтана течет столько нефти, что этой нефтью можно одновременно наполнить сто кораблей».
Эта информация Марко Поло свидетельствует о высоком уровне добычи нефти в Баку уже в тот период. Проходивший через территорию Азербайджана и Ирана французский монах-миссионер Жюрден Каталини де Серверак (приблизительно 1320-й год) в своих заметках также упомнает о Баку. Он пишет: «В местечке под названием Баку вырыли колодцы, из этих колодцев добывают масло под названием «нафт». Это масло отлично горит и лечит, оно действительно хорошо возгорается».
В «Путевых заметках» итальянца Иосафато Барбаро (1471-1479 гг.) читаем следующее: «В этой части моря (речь идет о Каспийском море) есть другой город под названием Бака. По этой причине море носит название Баку. Около города есть гора, из которой выходит черное, очень зловонное масло…».
Немецкий путешественник Эгельберт Кемпфер (он родился в 1651-м году в немецком городе Лемго, по профессии был врачом), работая в 1683-1693-х гг. секретарем в посольстве Швеции в Иране, побывал в России, Азербайджане и Индии и свои впечатления опубликовал в труде, состоявшем из пяти частей. Во второй части этого труда, в книге под названием «Семь чудес Бакинского полуострова» говорится о нефтяных колодцах Баку и Апшеронского полуострова (автор называет его Окесра). По его записям: «В 1000 шагах к северо-западу от вечных огней в Сураханах есть одно чудо. То есть источники керосина».
Судя по сведениям Э. Кемпфера«в течение дня здесь добывалось и вывозилось от 8 до 10 тысяч батманов нефти. Нефть в бурдюках на четырехколесных телегах вывозится в города Шемаха и Баку; из первого пункта она отправляется внутрь страны на верблюдах, а из второго морем – в Гирканскую, Узбекскую и Черкесскую провинции и Дагестан…» (Бакинские известия, 1883, № 5-7). В основном нефтяные колодцы принадлежали шахской казне (Сефевидам).
Следует подчеркнуть, что если до начала XVIII века Азербайджан (в этот период территория Азербайджана была разделена на 17 ханств) привлекал внимание зарубежных государств своим выгодным военно-стратегическим положением и торговыми путями, начиная с этого периода во внешней политике этих стран этот регион стал занимать важное место также как неисчерпаемый источник нефти. В первой четверти XVIII века Петр I, рассматривающий Баку как ценный опорный пункт для развития торговли России с Востоком, интересовался Бакинским регионом.
Особенно его интересовал продукт под названием «керосин». В 1723-м году Петр I приказал генералу Матюшкину отправиться в Баку и купить “несколько пудов керосина.”
Выполняющий приказ генерал Матюшкин в 1723-м году захватил Баку. В следующем году император опять приказал Матюшкину: «Пусть пришлют тысячу пудов или сколько возможно керосина, и здесь ищите мастера».
Матюшкин несколько раз побывал на Апшероне, составил подробный список нефтяных колодцев и план нефтегазовых месторождений. В 1731-м году он под руководством Ф.И. Семенова, исследовавшего Каспийское море в 1719-1727-х гг., опубликовал первый текстовой атлас Каспийского моря.
Древний нефтяной колодец в Азербайджане. VII-Vтыс. до н.э. Село Бинагади
Отметим, что во II-I вв. до н. э. оживленный торговый путь проходил именно через Азербайджан. В честь географа Страбона, впервые упомянувшего в своих трудах этот путь, его обычно называют «Дорогой Страбона». Этот путь, проходя через Центральную Азию, простирался от Китая до Индии, затем проходил по доходящей до Каспийского моря реке Узбай и пролегал через территорию Азербайджана. Здесь он делился на две ветви: одна из них пролегала вверх по реке Кура в сторону Колхиды и Иберии, другая, простираясь на Север, по западным берегам Каспийского моря, проходя по Дагестану и Кавказским степям, доходила до греческих городов-колоний.
Еще в 1877-м году Карл Марвин писал, что есть неопровержимые доказательства вывоза нефти из Апшерона в Иран, Ирак, Индию и другие страны. Поэтому, начиная с древних времен, когда стал функционировать Великий Шелковый Путь, территория Азербайджана превратилась в стратегически важный пункт этого пути. Именно по этим двум направлениям «Дороги Страбона» в средние века были возведены многие древние города Азербайджана.
Также существовал Дешт-и Кыпчак (Кыпчакская степь – территория великого государства от Алтая до Дуная, созданного тюркскими народами в XI-XV вв.) – степная часть Шелкового пути, пролегавшая через Волгу и ведущая к южнорусским и украинским степям, в том числе в Крым и Восточную Европу.
Великий Шелковый Путь был создан во II в. до н.э., он объединил Римскую империю с Китаем и просуществовал до XVII-XVIII вв. Это одно из величайших достижений в истории мировой цивилизации. Великий Шелковый Путь был не только караванным путем, он являлся также путем обмена мыслями. На Запад вывозился шелк, а на Восток – золото и серебро. Начальным пунктом на Востоке был расположенный в долине Вейхе (позднее – центр провинции Шенси город Сиан (до XIV века – Чаньян), столица Ранней Ханьской империи (206-25 гг. до н. э.). Охватывающий, можно сказать, весь Азиатский материк, включая территории России, Южного Кавказа и Центральной Азии, разветвленный Великий Шелковый Путь распространял по всему миру мировые религии, языки и культуру.
В начале средних веков территория Азербайджана продолжала играть активную роль в деятельности Великого Шелкового Пути и оставаться основным проходным пунктом. В этот период города функционировали как своеобразные амбары (хранилища) для грузов, направляющихся из Дальнего Востока и Средней Азии в Византию, а оттуда – на Север. Город Барда (Партав), с V века являющийся столицей Азербайджана (Кавказской Албании), превратился на одной из ветвей Великого Шелкового Пути в один из крупных торговых центров мира. Располагающаяся на достаточно оживленной части этого пути, Барда в VIII-X вв. превратилась в один из крупных центров ручного искусства в Ближневосточном и Транскавказском регионе.
В XIV-XVIII вв. значительно увеличивается роль азербайджанских городов, лежащих на линии Великого Шелкового Пути. Это произошло в результате развития использующегося русскими и английскими купцами Волго-Каспийского Торгового пути. Например, в этот период такие города, как Баку, Ардебиль, Шемаха, Дербент, Марага, Гянджа и Нахчыван, бывшие местом хранения грузов, превратились в центры транспортировки. Купцы из России, Средней Азии, Европы, Турции и Дальнего Востока собирались именно здесь. На протяжении всего этого пути Баку являлся, можно сказать, единственным морским портом.
Во всех привлеченных к международной торговле городах были выстроены караван-сараи. Многие из них сохранились до наших дней. Великий Шелковый Путь оказал большое влияние на экономику Азербайджана. Многовековые разносторонние отношения между народами Востока и Запада стали причиной их взаимного обогащения. Эти отношения способствовали развитию мировой цивилизации.
В заметках живших в XVI-XVII вв. путешественников есть очень ценные сведения о бакинской нефти. В этот период наблюдалось повышение интереса к установлению торгово-экономических отношений стран Западной Европы с Востоком, в том числе и с Азербайджаном.
Организованная в 1555-м году в Лондоне «Компания Москва» направляла своих торговых агентов через Россию в Среднюю Азию, Азербайджан и Иран. Англичане совершили в Азербайджан 6 поездок, но самой плодотворной была пятая поездка агентов компании под руководством Томаса Бенистера и Джеффри Дукета, длившаяся с 1568-го по 1574-й год.
О бакинской нефти Дж.Дукет писал следующее: «Вблизи города (речь идет о Баку) наблюдается странное явление – здесь из-под земли выходит вызывающее изумление количество масла; за этим маслом сюда приезжают из дальних частей Ирана…».
Приехавший в 1733-м году в Бакинский нефтяной район сотрудник русского посольства в Иране, доктор Иоанн Лерх писал: «Добывающуюся из колодцев нефть разливают в большие и глубокие ямы. А оттуда в больших кожаных бурдюках на телегах перевозят в Баку, остатки разливают в 3 колодца или хранилища и продают в Гилане, Шемахе и других местах, а оставшуюся часть используют в городе».
После завоевания арабами территории Азербайджана, в том числе Дербента (VIII в.), их полководцы построили здесь запасные нефтяные хранилища. В арабских и персидских армиях были специальные отряды нефтеметальщиков. В течение многих веков нефть считалась оружием более опасным, чем порох. Поэтому и сасанидские правители, и арабские халифы постоянно держали под контролем ситуацию на Апшероне и внимательно следили за нефтедобычей в Баку. В период Арабского халифата нефтедобыча на Апшероне была столь велика, что за счет этой прибыли халифат даже мог содержать армейские части на северных границах страны с целью оказания сопротивления Хазарскому каганату, старавшемуся освободить Азербайджан от арабского гнета.
До периода широкого распространения на Востоке огнестрельного оружия (до XVI века) нефть была очень грозным оружием. Интересно, что одной из причин поражения русского князя Игоря в битве с кыпчакским ханом Гончаком считается наличие у последнего «тайного оружия». По мнению историка В.Н. Татищева, у кыпчаков было огнеметательное снаряжение, и с его помощью они в 1184-м году одержали победу над Игорем. Чтобы изготовить горючую смесь, они использовали нефтяные месторождения в Керчи и Тамани.
Известный турецкий путешественник Эвлия Челеби (XVII век) писал о Бакинской нефти: «Ее отправляют в Узбекистан, Иран, Грузию, приграничные с Дагестаном крепости и используют в тех местах с целью освещения. Она необходима как мера для военных резервов с целью защиты городов и крепостей».
В документах Московского государства «Список пеших (или артиллерийских) запасов» (1637-й год), среди военных заметок отмечалось, что бакинская нефть в горящем состоянии превращается в опасное оружие.
Газовые источники Сураханов использовались местным населением и в практических целях. Это подтверждает и посетивший Баку в 1741-м году директор русско-английской торговой компании И.Ганвей. В своей книге «Исторический взгляд на английскую торговлю в Каспийском море» (1754-й год) он указывает, что «бакинцы с древних времен пользовались газом в целях готовки пищи, кипячения воды, обжига извести; а сураханский керосин был редким явлением, экспортировался в различные страны; его использовали при судорогах, каменных болезнях и болях в области груди».
Еще в XVII-XVIII вв. из Баку нефть привозилась в центральные провинции России. Ее использовали в медицине, изобразительном искусстве, при разведении красок, а также в военных целях (изготовлении гранат, не гаснущих на ветре свечей и «светящихся» пуль «для огня и для развлечения»).
Нефть была дорогим продуктом. Например, в составленной в 1575-1610-х гг. в Москве торговой книге указывается, что цена одного ведра нефти была в 3-4 раза больше, чем цена вина в таком же объеме. Также в опубликованной в 1776-м году книге «Путешествие на Каспий» известный русский путешественник А. С.Кричавский пишет, что покрытие маслянистой жидкостью выступающих скалистых камней в спокойном море, извержение газовых пузырей со дна воды было похоже на кипящий кратер вулкана.
В XVIII веке англичане снова заинтересовались бакинской нефтью. В 1741-м году один из директоров англо-русской торговой компании Дж. Ханвей был командирован в Баку; ему было поручено на месте изучить положение на бакинских нефтяных месторождениях. По возвращении из Баку в 1754-м году Дж. Ханвей написал обширное произведение «Исторический обзор английской торговли на Каспийском море»; здесь он описал существующее состояние нефтяного дела в бакинском районе, в том числе отметил обилие нефти в Баку и острове Чалакан.
Изучающая в 1781-1782-х гг. географические и геологические особенности Каспийского моря экспедиция адмирала М. Войновича также наблюдала плавание тонких нефтяных пластов на поверхности воды близ острова Чилов. М. Войнович пишет: «Это видение не может быть объяснено иначе, как то, что плавающая на поверхности моря нефть выходит из своих естественных источников на дне моря, и все бакинское побережье богато этими источниками и, наверное, некоторые из них уходят вглубь моря по подземным переходам».
В издававшемся в Петербурге «Историческом журнале» в 1809-м году ученым Карлом Гоблитсом был опубликован большой материал о походе флота, и здесь приводятся интересные факты: «… Морская вода в районе острова Ренос (Чилов) близ Баку тяжела и масляниста, резко пахнет нефтью. Около острова члены экспедиции обнаружили большие нефтяные лужи».
Начало системной добыче нефти на Апшеронском полуострове было положено после полного «присоединения» к Российской империи Бакинского, Кубинского и Дербендского ханств на основании заключенного в 1813-м году между Россией и потерпевшим поражение Ираном Гюлистанского договора.
После оккупации Северного Азербайджана Россией (1813-й год – Гюлистанский договор, 1828-й год – Туркменчайский договор) нефтяные колодцы перешли в ведение государственной казны; официально стала применяться система передачи колодцев со стороны государства то в аренду (под обязательство), то в ведение казны. Начиная с 25-х гг. XIX-го века началось исследование со стороны царской России богатых нефтяных запасов западного берега Каспийского моря, в особенности Апшеронского полуострова.
Развитие нефтяной промышленности в Азербайджане берет свое начало с 1846-го года. Так, добыча нефти из пробуренного механическим способом колодца впервые в мире была осуществлена в Баку, и Азербайджан в этом деле опередил Америку на 13 лет. То есть, глубокие колодцы были пробурены в поселке Биби-Эйбат на берегу Каспийского моря, а через несколько лет после этого в Пенсильвании (США) началось бурение механическим методом: первый пробуренный механическим способом нефтяной колодец в Америке относится к 1859-му году.
В 1875-м году семья Нобелей (Людвиг, Роберт, Альфред) приобрела большие месторождения в Балаханах и построила свой нефтеперерабатывающий завод. В апреле 1872-го года Людвиг Нобель (1831-1888) с сыном Эммануилом (1859-1932) приезжает в Баку (на Апшерон).
Его первыми впечатлениями об увиденном было следующее: «Число нефтяных месторождений на Апшеронском полуострове настолько велико, что их можно назвать неисчерпаемыми». Созданный Л. Нобелем крупный нефтяной концерн вскоре начал господствовать на рынке Российской нефти и полностью вытеснил из Российского рынка американскую компанию «Стандарт Ойл». Именно поэтому в конце XIX века Людвига Нобеля назвывали «нефтяным королем» Российской империи.
В статье путешествующего в течение 30 лет по Европе, Ближнему и Среднему Востоку известного географа и востоковеда П. А. Чихачева «Соединенные Штаты и Российская нефть» сопоставляется производительность (дебит) колодцев Апшерона и Америки: Апшеронские колодцы, в отличие от американских, давали в 3 раза больше нефти, высота нефтяных фонтанов в Бакинском нефтяном районе достигала 84 метра, а в США – всего 19 метров.
Как видно из всего вышеизложенного, богатый нефтяными и водородными запасами Азербайджан во все времена являлся одним из важных факторов мировой экономики.
Т.Мирзаева
По материалам международной научно-практической конференции “Интеграция народов Кавказа и России”
Источник: Azerhistory.com

Добавить комментарий