Аида ГАСЫМОВА: «Поэт живет в сердцах миллионов людей как истинный верующий, как мученик»

Обстоятельства казни Имадеддина Насими, суд над ним до сих пор являются одним из главных тем обсуждения ученых-исследователей жизни и творчества великого поэта и мыслителя. 

Профессор кафедры «Арабской филологии» Бакинского Государственного Университета, специалист по арабской литературе Аида Гасымова обнаружила новый средневековый источник, где говорится о судебном процессе над Насими.
В разговоре с корреспондентом ATAlar.Ru Аида Гасымова сообщила, что информация о суде над Насими дошла до нас благодаря произведению Сибт ибн аль-Аджами (Sibt ibn əl-Əcəmi) «Кунуз аз-захаб» («Kunuz əz-zəhəb»). Однако недавно она обнаружила и другие сведения о суде и казни поэта и мыслителя Насими, описанные его современником. В примечании каирского издания работы Ибн Аджара аль Асгалани (İbn Həcər əl-Asqalani) «Инба аль-гумр» («İnbə əl-ğumr») есть сведение, что на полях рукописного экземпляра аль-Багаи (əl-Baqai) сделал такую запись,  которая сообщает:
«Главный кадий Muhibb əd-Din ibn Şahnə мне сказал, что этот человек (Насими) испортил веру некоторых людей. Один из них Nasir əd-Din Məhəmməd ibn Zu l-Ğadir (это имя в произведении Sibt ibn əl-Əcəmi идет как Nasir əd-Din Dulqadir). Насими заполнял их головы тем, что веления шариата неверные (batil) и в них нет правды. А пророки были мудрыми людьми. Они (религиозными велениями) предотвращали страдания, причиняемые людьми друг другу. Говоря, что Бога нет, и подобными мыслями он сбивал людей с пути истины, развращал их. Развращение сына Зу л-Гадира (Zu l-Ğadir) дошло до того, что он совратил свою дочь, сделал ее одной из своих жен, и она родила ему сына.
Насими сбежал из Алеппо. Муаййад (Müəyyəd) поручил найти его. После его ареста султан приказал возбудить иск против него и казнить. Муаййад знал, что он еретик (человек, вносящий в религию нововведения). Некоторое время он оставался на свободе. В это время он приблизился к правителю Алеппо (эта часть рукописи не читается), и (что-то) преподнес ему в хорошем виде и сбил его с толку.
На суде над Насими собрались главные казии и улямы. Я тоже был там. Тогда я был казием в армии.
В это время один из знатных людей Алеппо, подняв против него иск, сказал, что он против Бога и его пророков. Правитель Алеппо сказал, что если представишь доказательства сказанного, тогда убьем Насими. Если не представишь, убьем тебя самого. После этих слов в меджлисе началась паника. Потом еще один встал и сказал, что в присутствии маликитского казия Алеппо Фатх ад-Динa (Fəth əd-Din) я возбуждаю против него иск. Все, кто был там, стали этому свидетелем. Некоторые из участником выступили против смертного приговора Насими. Он (судья Алеппо) спросил участников процесса. Сказанные против него (Насими) достаточны ли, чтобы доказать, что Насими еретик? Мнения двух свидетелей о нем не соответствуют друг другу. А как по смыслу, соответствуют ли? Они остановились на этом. Ханбалит (полное имя не читается) ад-дин ибн аль-Хазуруни (əd-din ibn əl-Xəzuruni) призвал истцов быть рядом с ним и возбудить иск. Однако сыскной секретарь подмигнул ему и после этого ханбалит не осмелился говорить. Правитель Алеппо казался довольным в этих делах.
Когда меджлис затянулся, судья Алеппо сказал: «Не тяните это дело. Даже если вы вынесете смертный приговор, я его не убью. Есть приказ султана, без его разрешения никого не убивать. Народ встал. Отправили письмо султану. Сыскному секретарю Насир ибн аль-Барузию (Nasir ibn əl-Bəruzi) казии дали письменную информацию о правителе Алеппо.
Когда Насими был в тюрьме, правителю Алеппо Яшбеку (Yəşbək) пришло письмо от султана. Человек, посланный султаном, попросил привести к нему этого еретика. Знать стала свидетелем и убедили этого человека в казни Насими в тюрьме.
Прошло немного времени как группа людей правителя Алеппо привели этого еретика. Его кожа была содрана. Голова была отрезана,  поэтому в чалму была наполнена солома. Так как один человек держал его, он был похож на живого человека.
 Стало ясно, что от султана Яшбеку (Yəşbək) пришло указание о дальнейшем действии. Его голова была отправлена Зу л-Гадиру (Zu l-Ğadir). Руки были отправлены другому человеку. Таким образом, части тела были разбросаны в страну туркменов, которые были сбиты с пути.
Некоторые люди все еще не верили в возможность казни Насими. К этому времени Насреддин уже покаялся. Его покаяние было принято. Он очень сожалел о своем поступке, и о том, что сделал дочери. Сообщили об этом его дочери и выдали ее замуж в дальнее место, чтобы ни она не видела Насреддина, ни он ее не видел. Может этот еретик (Насими) был арестован по этой причине.
Бог спас эту страну от него и дал Муаййаду (Müəyyəd) Да упокоит Господь его (Муййада) душу и простит грехи. Муаййад (Müəyyəd) был в религии Мухаммеда с правильным убеждением, прекрасной верой. (Следующая часть перепуталась, не читается). Никакой довод не может облегчить грех этого богохульника».
По словам А.Гасымовой, как видно, суд в «İnbə əl-ğumr» немного отличается от суда в «Kunuz əz-zəhəb». Здесь из четырех главных судей (qazi l-qüzat) говорится только о казии маликитов Фатх ад-Дине (Fəth əd-Din). Против Насими возбудили иск не один представитель уляма, а двое. Имена истцов не указаны. В этом тексте  самая важная информация — это издевательство над трупом великого поэта, наполнение его чалмы соломой, держание его на ногах после сдирания кожи и т.д. Этот текст показывает жестокость султана Муаййада и его подручного улямы в отношении врагов трона.
Ученый отметила, что, как и многие арабские тексты, этот текст тоже направлен на тех, кто знаком с событиями, и написан не вдаваясь в подробности, и в некоторых вопросах не ясны субъекты и объекты действий. В тексте выражение «имел близость с девушкой, а потом сделал ее одной из жен» идет сразу после слов совращения с пути. О девушке используются слово «ibnətəhu», означающее «его дочь». Если бы здесь речь шла о законном браке, это не было бы дано как сбивание с пути. Здесь чувствуется предосудительность. Потом Насреддин покаялся, сожалеет о содеянном, и девушку отправляю в далекое место, где он ее никогда не увидит. Удивительно, Насреддин не наказан из-за этого, его покаяние принимается. Отмечается, что Насими, возможно, был казнен по этой причине.
Привлекает внимание то, что султан Муаййед (Müəyyəd) словно не верил Яшбеку (Yəşbək), отправил своего специального человека в Алеппо, даже знать в качестве свидетелей казни Насими убедила этого человека. С этой целью принесли тело Насими и показали специальному человеку султана Муаййада.
А.Гасымова считает, что эти вопросы слишком запутаны и требуют серьезного исследования.
«Несмотря на то, что этот текст приводится в книге аль-Асгалани (əl-Asqalani), автором ссылки является Бурханеддин аль-Багаи (Burhanəddin əl-Baqai). Аль-Багаи был учеником аль-Асгалани и юным современником Насими (1406-1480). Как видно из текста, будучи сторонником мамлюкских султанов, он был готов к любой клевете в отношении врагов трона. Особенно в вопросах внутрисемейных браков хуруфитов сказанные им слова носят клеветнический характер, так как в других источниках я не встречала подобного сообщения.  Не сумев обвинить поэта в богохульстве, его оклеветали подобным образом. Однако народ оценивал Насими так, как он того стоил. Несмотря на то, что прошли века после его казни, поэт живет в сердцах миллионов людей как истинный верующий, как мученик», — отметила ученый.
Физза ГЕЙДАРОВА, собкор в Баку

Добавить комментарий