Юрий Никулин и Бакинские бриллианты

18 декабря исполняется 100 лет со дня рождения любимца миллионов, выдающегося артиста цирка и кино, телеведущего, лауреата и кавалера государственных орденов, народного артиста СССР Юрия Никулина.
 В честь этого знаменательного события представляем страницы истории Артиста, связанные с Баку.

Бесспорно, одна из ярчайших страниц связана со съемками культовой комедии «Бриллиантовая рука» в 1968 году. Как известно, Баку предстал в фильме Стамбулом. Съемки длились 15 дней, проходили в середине сентября в старинной части Баку – Ичери шехер. Горожане заранее занимали места, чтобы увидеть знаменитых артистов, среди которых были Юрий Никулин, Андрей Миронов, Леонид Каневский, Григорий Шпигель и другие. Юрий Никулин приехал на съемки с супругой Татьяной, которая также играла в фильме эпизодическую роль – экскурсовода туристов из СССР. Во время съемок в Ичеришехер в кадры попадают достопримечательности Ичери шехер — Крепостная стена, Девичья башня, Джума мечеть, Дворец Ширваншахов.
А помните, как герой Андрея Миронова Граф (Геннадий Козодоев или Геша) заблудился на тех улочках, и пытался как можно быстрее попасть к отплытию теплохода? А помните ту улочку, где скромный служащий «Гипрорыбы» Семен Семенович Горбунков (Юрий Никулин), случайно поскользнувшись, получает вывих руки. Произнесенные им при этом слова «Черт побери!» стали паролем для контрабандистов. Горбункову накладывают гипсовую повязку, под которую спрятаны золото и бриллианты… Это ставшая знаменитой после выхода картины на экраны, улица с аптекой «Чиканук», где прозвучало знаменитое «Чьерт побьери!», в реальности является Малой крепостной (Кичик Гала, 8). Это место по прежнему любимо туристами, а пару лет назад здесь открылось кафе «Бриллиантовая рука». А сколько туристов радостно плюхались тут под объективы любительских фото-и видеокамер, а затем и гаджетов с сакраментальным «Чьерт побьери!».
Очевидцы съемок рассказывали, что Леонид Гайдай был очень строг с актерами. Его суровые замечания возмущали зрителей съемочного процесса, они были недовольны таким обращением с любимыми актерами. Режиссер, слыша недовольный ропот бакинцев, старался сдерживать эмоции. А во время перерывов съемочную группу горожане угощали всевозможными сладостями и чаем, звали в гости. А как же иначе? Азербайджанское гостеприимство! Гости — да еще какие!
Художник-постановщик киностудии «Азербайджанфильм» Фикрет Алекперов, который работал в съемочной группы, вспоминал, что Юрия Никулина принимали не как актера, а как личного близкого друга. Он очень тепло общался с жителями, рассказывал анекдоты, играл в нарды.
«Именно отсюда столько недоразумений происходило с ним во время съемок — каждый из толпы, неизменно окружавшей съемочную площадку, старался не только пригласить Юрия Никулина к себе домой или в ресторан, но и предлагал ему спиртное. И никто не верил, что человек, с такой потрясающей достоверностью сыгравший алкоголика, дебошира и гуляку, в обычной жизни практически не пил. Максимум, что позволял себе артист — это немного вина, которое он очень любил. Бакинская крепостная публика Никулина боготворила, — стоило ему попросить воды, как тут же появлялись всевозможные газированные напитки, чай с вареньем и сладостями и холодные домашние компоты. Он один из всех артистов очень тепло общался с жителями, остальные все приезжали в основном за экзотикой — море, гостеприимные столы, фрукты. В Баку Никулин пристрастился к нардам и был тронут до глубины души, когда в момент отъезда жители Крепости преподнесли ему нарды в подарок».
Интересный момент был во время съемок знаменитого эпизода «Чьерт побьери!»
Падения Миронова и Никулина перед аптекой «Чиканук» снимались в шесть-семь часов утра. И Леонид Гайдай был поражен тем, что, несмотря на столь раннее время, вокруг площадки было, как всегда, полно народа. Режиссер был искренне удивлен: «Бакинцы когда-нибудь спят?», — спрашивал он. Но надо сказать, что жители Ичери шехер вели себя очень корректно и никогда не мешали творческому процессу.
В сцене с падением Юрия Никулина, он должен был поскользнуться на банановой кожуре. И тут постановщики столкнулись с огромной проблемой.
Фикрет Алекперов: «Дело в том, что бананов в Баку никогда не было. Полно овощей и фруктов, а бананов — нет. И Никулину, а затем и Миронову, пришлось падать на арбузной корке. Никулин падал на надувной пляжный матрас, Миронов работал, что называется, «без страховки»»
Кстати, сцена падения у аптеки у Андрея Миронова получилась с первого дубля, а вот Юрий Никулин никак не мог упасть как надо. И тут на помощь пришел Леонид Каневский, который играл контрабандиста. На него надели брюки и туфли, и он мастерски поскользнулся — с первого же дубля. Так что нога в кадре его, а не Никулина. Но во время монтажа возникла проблема «совмещения», поскольку сцена была снята крупным планом. Подмена так и осталась видна: когда показывают арбузную корку, видно коричневые туфли, а Никулин был обут в туфли чёрного цвета.
Вот как вспоминает об этих днях Леонид Каневский: «В Баку все мы жили в одной гостинице. После съемок ходили гулять по городу, вместе ужинали… А местные буквально носили на руках, угощали нас шашлыками и вином. Сытые и довольные глубокой ночью мы расходились по номерам. Но спать не всегда удавалось. Вот в три часа ночи — стук в дверь. Никулин: «Ты спишь? Я вспомнил потрясающий анекдот! Ты послушай!» Приходилось вставать и слушать… Уже тогда Юрий Владимирович обожал анекдоты и в любую секунду был готов выдать по поводу… Жизнь казалась сплошным праздником…»
Юрий Никулин после фильма несколько раз был в Баку, выступая в знаменитом клоунском дуэте с Михаилом Шуйдиным. Дело в том, что в этом же 1968 году был сдан в эксплуатацию Бакинский цирк, который оборудовали самой современной по тем временам цирковой техникой. Это был единственный тогда в Советском Союзе цирк, в котором существовало три манежа – обыч­ный ка­у­чу­ко­вый, бассейн, во­да в ко­то­ром при не­об­хо­ди­мо­с­ти мог­ла за­мо­ра­жи­вать­ся для кат­ка и ле­до­вых пред­став­ле­ний, и до­пол­ни­тель­ный ниж­ний ма­неж для тре­ни­ро­вок. Таким образом, Бакинский цирк стал первым стационарным цирком такого типа во всем Советском Союзе. В нем насчитывалось 2400 зрительских мест. И только в 1971 году был построен Большой Московский цирк на проспекте Вернадского, рассчитанный уже на 3310 мест.
«Азербайджанским воздухом я успел надышаться вдоволь не только в «Бриллиантовой руке», но и когда гастролировал с московским цирком в Баку. В те дни я нагулялся по старинной Крепости, пообщался и с мальчишками-сорванцами, и со степенными аксакалами, меня даже шашлычком угостили в кабаке почтенного человека, которого не помню уж как и звали, но помню, что звучало это очень по-азербайджански», — вспоминал артист…
Светлая память Юрию Никулину! Великому, неподражаемому и незабываемому Артисту!

 

Автор: Вугар Иманов
Источник: www.trend.az

Добавить комментарий