Первое научно-антологическое издание «Книги азербайджанского фольклора»

В шестидесятые годы прошлого столетия после выпуска пятитомника «Азербайджанские сказки» и «Азербайджанские сказания», самым заметным фольклорным изданием стала «Антология азербайджанского фольклора».

Редактором и составителем Антологии, состоящей из двух книг, являлся знаток фольклора с огромным опытом и заслугами в области собрания материалов народной литературы Ахлиман Ахундов. Обе книги были изданы двадцатипятитысячным тиражом в издательстве АНА в 1968 году. Это книга с плотной, цветной и украшенной фольклорными орнаментами обложкой являлась первым, совершенным антологическим изданием, подготовленным в этом направлении такой научно-организационной структурой, как Академия наук.
Признавая определенные антологические признаки книг в основном плоды индивидуальной инициативы «В подарок детям» (1912, Ф.Кочерли), «Бабье причитание» (1914 –М.А.Аббас-заде), а также выпущенных по линии ОИОА «Народная литература» (1929, Г.Ализаде), «Фольклор Азербайджана и прилегающих стран» (1930 — А.Багри), надо отметить, что первым серьезным и научным изданием в этой области является двухтомник Ахлимана Ахундова «Антология азербайджанского фольклора».
Нашедшие свое отражение в антологии многочисленные и разновид­ные образцы устной народной литературы были собраны в научных ис­сле­дованиях, проводимых по линии Академии наук в самых разных регионах Азербайджана, и являются результатом напряженного и многолет­него труда самоотверженного фольклориста А.Ахундова. Собранные материалы от образцов, состоящих из одного предложения или двух строк, вплоть до объемных эпических текстов, были скомпонованы очень аккуратно и с большим вниманием. В коротком вступлении, написанном его собирателем и составителем под названием «Несколько слов», масштабы охвата антологии освещены в нижеследующем виде: «Антология азербайджанского фоль­к­лора» издана первый раз. Антология охватывает образцы фольклора (песни, посвященные труду, песни, связанные с переменами времен года, с приходом весны и т.д., церемониальные песни, пословицы, загадки, народные баяты, игры и др.), начиная с древних времен до наших дней» (1,5).
Общий обзор двухтомника показывает, что в Антологии свое отра­жение нашли многочисленные образцы, принадлежащие разным жанрам азербайджанского фольклора. Надо особо отметить разнообразие жанра и богатое представление примеров первого тома.
Первая книга состоит из десяти разделов под названиями: «Песни труда», «Церемониальные песни», «Песни героизма», «Лирические народные песни», «Детские песни», «Баяты», «Пословицы, воспитательные обычаи и поучения», «Загадки», «Спектакли» и «Игры». В каждом из разделов соб­раны многочисленные примеры определенного жанра. Например, в разделе «Песни труда» собраны такие уникальные тексты, относящиеся к архаическим жанрам, как «Холовар», «Песня Саячи», «Песня доярки». Или в разделе «Церемониальные песни» собраны образцы в роде «Году-году», «Хыдыр Наби», «Новрузские песни», «Свадебные песни», «Причитания» и др. Это свойственно и другим разделам «Детские песни», «Игры», «Загадки» и «Спектакли». Некоторые из названных текстов были напечатаны в ряде фольклорных сборников, но большая часть впервые была напечатана в этой антологии и доведена до внимания научного сообщества. В обеих книгах в целом нашли свое отражение более тысяче фольклорных образцов, такое разнообразие текстов и видов не наблюдалось ни в одном из фольклорных изданий.
Раздел «Толкования и комментарии», данный в конце первой книги антологии после образцов устной народной литературы, имеет большое научное значение. Здесь даны объяснения к отдельным образцам, толкование фольклорных высказываний и терминов, а также представлены региональные вариации нескольких образцов. Многие моменты этих объемных толкований являются прямым фольклорным и этнографическим материалом. Например, рассмотрим толкование фольклориста, данное к «Последняя среда»: «С последнего месяца зимы, с начала «джемле» до последней среды в каждый вторник (четыре среды) в каждом дворе зажигают и прыгают через костры и говорят «все беды мои пусть горят, все мои несчастья испепелятся в этом костре». В Кубе и Дербенте в последнюю среду сжигают могильник, это называется «пюлембери». А в последнюю среду зимы проводят большое празднование. В последнюю среду на стол ставят семь сладких угощений. Во всех домах готовят плов, красят яйца, жарят пшеницу и т.д. Готовят халву из семени. Эта халва считается священным кушаньем. В среду все в доме должно обязательно быть  убрано, выстирано и вымыто. Устраивают фейерверки. Дети и юноша ходят по домам и собирают гостинцы. В эту ночь никто не спит, все танцуют, радуются» (1,252). Из этих толкований ясно видно, что Ахлиман Ахундов был знатоком и живым носителем фольклорной и этнографической культуры.
К сожалению, эти обширные толкования и комментарии к уникальным фольклорным образцам антологии не содержат информации ни о месте, ни о сказателе, т.е. не паспортизованы. Этот факт, отсутствие паспорта, в какой-то мере вредит научной ценности антологии (6,71).
Вторая книга антологии в основном посвящена видам эпического жанра – сказке, сказаниям, анекдотам, легенде и рассказам. Некоторые сказки («Тапдыг», «Целитель», «Лисица — хитрица», «Хитрый козел», «Бахчевник и Шах Аббас» и др.) и сказания («Емрах», «Наджаф хан и Паризад ханум», «Ашуг Гариб») были опубликованы вышесказанных пятитомниках, но анекдоты, легенды и рассказы собраны фольклористом. В отличии от преды­ду­щего тома в этой книге добавлен раздел «Толкования и комментарии». Но фольклорного паспорта изданных образцов отсутствует (2).
Жанровая классификация в обеих книгах Антологии удовлетво­ритель­на. Порядок последовательности жанров и образцов соответствует научным принципам. В последующих антологиях, подготовленных позже, проводи­мое терминологическое уточнение классифика­ции жанров, последователь­нос­ти и именования текстов выявило, что двухтомник нуждается в изменениях и правке. Несмотря на эти факты, двухтомник Ахлимана Ахундова занимает заслуженное место среди значительных явлений в истории книги фольклора, как первое академическое издание, подготовлен­ное на основе образцов различных жанров фольклора. А.Ахундов был полностью прав, когда, обращая внимание на перспективную функцию издания, во вступлении антологии писал: «Мы не провели никаких исследований по выявлению истории создания, об источниках фольклорных образцов, приводимых в книге. Исследование, выявление источников – обязанность будущих поколений. Эти образцы помогут изучению обычаев и обрядов далекого прошлого» (1,5). И вправду, в течение сорока лет после издания двухтомника «Антология азербайджанского фольклора», нет ни одного монографического исследования, где это издание не являлось одним из основных источников цитирования. Антология всегда была ценным и неисчерпаемым источником для художественных произведений, а также радиотелевизионных передач, кинофильмов и спектак­лей на тему фольклора. Место, занятое в центре внимания и в научном, и культурно-духовном нап­рав­лении,  показывает, что двухтомник «Антология азербайджанского фольк­лора» Ахлимана Ахундова, как книга фольклора свою миссию выпол­ни­ла вполне успешно.
Источник: Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов (опубликовано в 2009 году)
Литература:
Антология азербайджанского фольклора (сост.: А.Ахундов). Кн. 1, Баку, Изд-во АН, 1968.
  1. Антология азербайджанского фольклора (сост.: А.Ахундов). Кн. 2, Баку, Изд-во АН, 1968.
  2. Ф.Кочерли. Подарок детям. Баку, Гянджлик, 1972.
  3. Бабье причитание (подг.: М.А.Аббас-заде), Баку, Сада, 2006.
  4. Фольклор Азербайджана и прилегающих стран. (составитель А.Багри), I т; Баку, 1930.
  5. Эфендиев П. Азербайджанское фольклористика (1940-60-ые годы), Баку, Изд-во АГПУ, 1999.

Добавить комментарий