Великие певцы романтических идеалов

Романтическая концепция мироздания гласит, что, в сущности, реальная действительность абсолютно несовершенна, и поэтому зло не может быть изгнано из неё окончательно, но вечная борьба добра со злом не позволит злу захватить господство в мире.

Человек в этой грозной схватке, раскрывая лучшие нравственные стороны своей натуры, движет не только историю вперёд, но и, совершенствуясь, обретает духовное бессмертие и несёт в себе всю скорбь мира по поводу его несовершенства. Романтическая поэзия – это не идеализация, а подход к реальности с точки зрения вечных идеалов и, по определению известного немецкого философа-писателя Фридриха фон Шлегеля (1772–1829), является «широкой и высокой точкой зрения истории человечества, романтики хотят видеть мир добрее, красивее, совершеннее».

Центральная фигура романтического искусства – человеческая личность, наделённая ярким и страстным характером. А его основные эстетические воззрения – это раскрытие реально-земных и божественно-возвышенных чувств. Романтическим героям не свойственно жить привычной, обыденной жизнью, они умышленно ставятся авторами в чрезвычайно сложные обстоятельства, в которых ярко выражается духовная мощь этих людей. Они несчастные или счастливые, бедные или богатые, гордые или одинокие, но неповторимые, не принимающие несовершенство мира, мечтающие переделать Вселенную на свой лад. Но главное – они носители и проводники общечеловеческих добрых идеалов и нестареющих вечных ценностей.

В эпоху Средневековья, охватывающую XIII–XVI века, Азербайджан дал восточной и мировой литературе немало талантливых поэтов – великих певцов романтических идеалов. Эта эпоха характеризуется созданием и развитием множества феодальных государств, сопровождавшимся, к сожалению, частыми распрями, междоусобицами, вооружёнными столкновениями, иногда и братоубийственными войнами. Как ни удивительно, при этой общественно-политической формации зарождалась, развивалась большая литература, выразившая несогласие с существующим социальным строем и предложившая свои романтические воззрения для создания устойчивого миропорядка.

Современный мир стал более свободным и независимым от случайностей, нежели средневековая эпоха. Несомненно, это обстоятельство определяет основные направления литературы и отражается в ней. Общественно-политические и социально нравственные функции современности в большинстве стран выполняют парламент, политические партии, общественные движения, а в Средневековье эти нагрузки вынуждены были брать на себя, как правило, учёные, философы, поэты. Поэтому мировая древняя и средневековая литература в целом обогащена социальными мотивами, что характерно и для азербайджанской литературы той эпохи.

Газель была ведущим жанром в творчестве поэтов этого периода. В ней воспевались в основном человеческая красота и любовь. В самом стиле газелей явственно ощущалось влияние фольклора. В многогранную художественную интерпретацию любовной тематики поэты вкладывали своеобразный протест против неправедной, подавляющей человеческую личность атмосферы современной им эпохи. Социальное содержание романтической любовной лирики обогащало художественную мысль житейской реалистической мудростью. Пульс литературы бился в едином ритме с реальным бытием, событиями жизни, переживаниями, думами и чаяниями общества.

Творчество таких великих поэтов, как Шах Гасым Анвар, Нематулла Дилмагани Кишвери, Хабиби, Мухаммед Амани, обогатило сокровищницу азербайджанской средневековой литературы. Творческое наследие Говси Тебризи по духу, содержанию, тематике и мировоззренческой совокупности в основном созвучно поэзии средневековых авторов. Тема любви в сакрально-суфийской трактовке, воспевание доблести и героизма оставались в сфере внимания этих поэтов. Они, выступая с гуманистических позиций, так же как их предшественники – Гатран Тебризи, Мехсети Гянджеви, Хагани Ширвани, Низами Гянджеви, Иззаддин Гасаноглы, Гази Бурханеддин, Имадеддин Насими – видели пути к исправлению нравов и искоренению социальных зол в нравственном и духовном оздоровлении общества, в воспитании доброты, в божественно-земной любви. Призывы к духовному возвышению оставались основным внутренним содержанием художественной мысли этих поэтов. Но идеологическая под­основа творчества романтиков со временем претерпела существенные изменения, в их произведениях явно ощущались новые влияния: любовь и красота были противопоставлены злу, но уже представлены без мистико-символического антуража. Произведения этих романтиков отличаются простотой языка, самобытностью, непосредственностью, жизнерадостностью и богатством изобразительных средств. Им присуща удивительная способность при любых обстоятельствах сохранять внутреннюю свободу и духовную несгибаемость. Этот художественный феномен прослеживается в большинстве поэтических образцов той поры.

В поэзии Анвара, Кишвери, Хабиби, Амани, Говси рельефно отражено суфийское миропонимание, но их суфизм воспринял и черты хуруфизма. Тем не менее в их произведениях воспевание человека, красоты и любви берёт своё начало именно из сути суфийского мировоззрения. По существу, они возвышали любящего и любимого человека до уровня идеала, придавали земной любви божественный ореол. В их лирике, созданной в жанрах классической и народной поэзии, доминируют оптимистические ноты, жизнелюбивый пафос, в них слышится биение трепетного сердца, чувствуются переживания чуткой, восприимчивой души, а также явно проступают восприятие бытия как дара судьбы, искренний призыв ценить радости и красоту земную. Такие стихи отличаются прозрачностью слога, первозданной свежестью речевой стихии, лаконичностью, доступностью, простотой и естественностью. В произведениях великих поэтов-романтиков поэтические образы, сравнения, параллели органичны, изящны, мысли выражаются ясно и чётко, словно создаются словесными красками яркие, незабываемые картины жизни. В целом их творчество развивало реалистическое направление в азербайджанской литературе и служило упрочению связей с устной народной поэзией, обновлению поэтического языка за счёт живой народной речи.

В этот отрезок времени наряду с великими поэтами романтических идеалов жили и творили ещё два корифея азербайджанской романтической поэзии мирового масштаба: феноменальная личность, видный полководец, крупный государственный деятель, блистательный лирик Шах Исмаил Хатаи и непревзойдённый чародей слова, яркое светило любовной лирики, гений в общемировой художественной сокровищнице незабвенный Мухаммед Физули.

Шах Исмаил вошёл в историю Азербайджана как основатель империи Сефевидов, а в литературу – как поэт Хатаи. Карл Маркс высоко ценил его полководческий талант в начале основания империи: «Шах Исмаил Хатаи, основатель династии Сефевидов, был завоевателем. За свой начальный 14-летний период правления он завоевал 14 областей».

Хатаи наряду с важными государственными делами находил время и для серьёзных занятий поэзией; политическая и литературная деятельность органически дополняли друг друга. Он оставил богатое литературное наследие: два «Дивана» – сборника стихотворений на тюркском и персидском языках, дидактико-философские произведения, нравственно-поэтический трактат «Книга наставлений», множество образцов силлабического стихосложения – гошма, варсагы, герайлы, баяты.

Первая старейшая рукопись стихов Хатаи – «Диван» – хранится в настоящее время в Ташкенте и датируется 1535 годом. Её переписал во дворце шаха Тахмасиба I (1514–1576) знаменитый каллиграф Шах Махмуд Нишапури. Она содержит 262 касыды и газели, 10 четверостиший. Вторая рукопись, относящаяся к 1541 году, хранится в Париже и содержит 254 касыды и газели, 3 матнаки, 1 мураббе, 1 мусаддес.

В известной поэме «Дехнаме» поэт синтезировал классический «аруз» с родным народным поэтическим размером «хеджа» и создал прекрасные живые картины, полные романтизма. Хатаи, вводя в азербайджанскую лирику поэтические традиции народной поэзии, укреплял национальный колорит в литературе. Подлинную ценность его поэзии определяют прежде всего тексты, созданные на родном языке. Они воспевают красоту природы, божественную и земную любовь, возвышенные человеческие чувства. В лирике Хатаи отчётливо выражено органическое переплетение с фольклором. Стихи поэта, близкие народному духу, ещё при жизни переходили из уст в уста. Поэтому ашуги повсюду исполняли его стихи, сочиняя на них музыку, создавали поэтические сказания о достославном Шахе-поэте.

Влияние Хатаи на позднейшее развитие азербайджанской литературы велико и многогранно. Колоритная и яркая поэзия средневекового азербайджанского корифея своим демократическим духом, слогом и стилем, национальным менталитетом внесла свежее дыхание в литературу. Именно в этом секрет бессмертия и непреходящей притягательности наследия гениального азербайджанского поэта.

Поистине один из корифеев мировой литературы Мухаммед Физули в созвездии любовно-поэтического небосклона находится на недосягаемой высоте, ибо он воспевал как реально-земную, так и божественно-священную любовь. Проповедовал мудрую философию любви: каждое сознательное существо только в настоящей любви становится божьим созданием – полноценным человеком. Без любви человеческая жизнь напрочь лишена высокого смысла. Искренне любящий человек способен на красивые, благородные поступки, может понимать и воспринимать адекватно других людей и самого себя. Любовь – не счастливая случайность и не дар судьбы, это послание Всевышнего, требующая от каждого постоянного самосовершенствования и внутренней свободы.

Лирика Физули воспринимается как многоцветная художественная панорама, в которой явно выражены переживания художника, его поиски идеальной красоты человека, совершенной и божественной гармонии души. Обожествление красоты и любви, благоговение перед ними у гениального поэта безмерны и бесконечны. Он видел в красоте и любви проявление высшей предвечной воли, одушевляющей всё сущее во Вселенной. Любовь и красота в их объёмном, сакральном, суфийском понимании возвышаются как первооснова жизни. Поэт веровал в бессмертие души и как бы подготавливал человека к тайне вечности, таинству возвращения к Богу.

Гений Физули проявлялся и в виртуозном использовании неисчерпаемого кладезя родного языка, в чём он достиг высочайшего уровня совершенства. В произведениях поэта азербайджанский тюркский язык вызывает восхищение своей прозрачной чистотой, чеканностью и смысловой ёмкостью. Такой поэтический язык стал неизменным эталоном во всей тюркской поэзии Ближнего и Среднего Востока XVI века, предопределив направление её развития и в позднейшие столетия.

http://luch.az/klassika/prozaazlit/5271-velikie-pevcy-romanticheskih-idealov.html

 

Добавить комментарий