Роль азербайджанского мугама в развитии общечеловеческого прогресса (Часть I)

Мугам (макам) — это один из важнейших жанров традиционной музыки Востока, история которого простирается в глубь веков. 

Огромнейшая роль и значимость этого уникального искусства в человеческом обществе в течение многих тысячелетий снискали ему славу таинственного, неземного искусства, ниспосланного нам Богом.

Разнохарактерность стилей и традиций с одной стороны, общность, идеалистическая направленность и огромнейшее эстетическое воздействие на рост культуры человечества — с другой, сделали это уникальнейшее искусство загадочным не только для ученых, но и для всего человечества. Гибкость формы, классический стиль, национальность характера, вместе с тем и интернациональность музыкального языка мугамов, легкая восприимчивость их ладово-интонационных особенностей традиционной культурой различных народностей раскрыли большие возможности распространению мугамов на обширной территории земного шара. Музыкальная традиция, несущая в себе изюминку национального мышления мугамов, много тысячелетий распространялась от юга Иберийского полуострова на западе до границ Китая на востоке, от Кавказского хребта на севере до Сахары на юге – в мире, где доминировал расцвет традиционной музыки Востока — мугама.

Таинственность мугама всегда была в центре внимания ученых мира. Музыковеды, литературоведы, историки, древнегреческие и средневековые философы Востока неоднократно уделяли внимание исследованию мугамов, бытующих в Восточных странах. Большой интерес не только ученых мира, но и всего человечества к мугаму предопределил его значимость в развитии общечеловеческого прогресса.
Мугам — это не просто традиционная музыка. Это, прежде всего, национальное и интернациональное мышление. Человеку, познавшему искусство мугама, приоткрыты все двери музыкального искусства. Музыкальный язык мугама интернационален, он доступен всему человечеству. В искусстве музыкальный язык мугама можно сравнить с английским языком, являющимся критерием межнационального общения. Искусство мугама, тысячелетиями оседавшее в быту и в сознании различных народностей, является для более миллиарда населения земного шара общекультурным достоянием. В этом смысле значение этого возвышенного искусства для человечества огромно.

Искусство мугама имеет большое влияние на эстетическое развитие и на психологию человека. Оно порой бывает развлекающим, а порой серьезным, заставляя мыслить о сущности материи и бытия. Мелодический язык мугамов — это древнейший музыкальный язык наших предков, отшлифованный столетиями и тесно связанный с определенным ладом. А лад — это, прежде всего, мышление и настроение в пространстве, где пребывает слушатель мугама. Даже неподготовленного слушателя, ничего не знающего об этой музыке, при первом соприкосновении с ней пронизывает до глубины души.

Древние легенды о мугамах гласят, что первоначальных мугамов было семь, по числу пророков:
Мугам Раст остался от Адама. Ра — корень слова Раст, означает высшее и материнское начало всего, имя Всемогущего.
Ушшак — от праотца Ноя. Ушшак — тюркское слово, означает Ашыг (Ашиг, Яшыг, Ишыг) — это свет, влюбленный, множественное число влюбленных.

Мугам Нава обязан своим появлением пророку Дауду (Давуд). Нава — это мелодия, песня, плач. По легенде пение Давуда было настолько чарующим, что ему внимали не только люди, но и звери и птицы.
Мугам Хиджаз остался от Сулеймана. По легенде это песнопение — обращение к Всевышнему, Аллаху.
Мугам Ирак остался от праведного Эйюба (Иова). Слово Ирак на тюркском означаетдальность. Ирак — название страны, где в древности жили шумерийцы.
Мугам Хусейни остался от праотца Ягуба. Другая легенда гласит, что Хусейни — это мелодия посвящения имаму Хусейну.
Мугам Рахави (с тюркского – Рах) — дорога (божья дорога), ави (эви) — дом. По легенде пророк Мохаммед читал нараспев Коран именно в этом макаме.
Мугам Бусалик в переводе означает поцелуй. Мугам Бусалик принадлежит халифу Омару.

По другой легенде все 12 мугамов произошли от пророка Мусы. Существуют и другие легенды.

Мелодии мугамов разнохарактерные. Они очень тесно связаны с восточной поэзией, шедеврами поэтического творчества человечества. В этой музыке сочетаются покой и страсть, экстаз высочайшего накала. До суфиев отменными исполнителями мугамов были древние дервиши и жрецы-маги. Слово мугам происходит от слова муг-маг (огонь), которое означает жреца-мага. Из истории известно, что маги были искусными мастерами песнопений, посвященных божеству Ахуры-Мазды. После возникновения религии Ислама эту роль играли суфии. В развитии средневекового искусства мугамов суфиям отводилась важная роль. Мугам (макам) (в переводе с арабского — одно мгновение, место), означает еще и ступень духовного совершенства, дающего возможность человеку, находящемуся в экстазе, постичь величие Божества. У суфиев и исполнителей мугамов существует общепринятый термин Хал (Hal –И.Р.) (вдохновение). Исполнители мугамов, входя в Хал, создают божественные музыкальные образы, под влиянием которых человек так или иначе духовно очищается и совершенствуется. А суфии, входя в Хал, под чарующие звуки музыки и ритма проводят мгновение в экстазе и их душа очищается от земной суеты и способна принять небесные дары.

В отличие от других жанров искусства, двенадцать классических мугамных дестгяхов и мугамы (шобе и гюше), число которых достигает 460, передают полную гамму человеческих чувств. Мугамы по силе своего воздействия равносильны синтезу человека, музыки и космоса. Ученые средневековья соотносили мугамы по характеру четырем основным стихиям природы — огню, земле, воде и воздуху, которые присущи и человеческим темпераментам. В ранних и средневековых музыкальных трактатах встречаются подробные объяснения этому — огненный, горячий по натуре человек любит соответственно динамичные и жизнеутверждающие по характеру мугамы. Ему не соответствуют мугамы элегического характера, воздушные и мягкие по темпераменту. И наоборот — мягкому, воздушному по нраву человеку не импонируют мугамы огненного характера.

Одним из важнейших качеств характеристики мугамов является исполнительский стиль, интерпретация исполнителя, которое называется усуль. В средневековых музыкальных трактатах усуль — это метроритмическая характеристика данного мугама. В современном понятии, как уже отмечено, усуль — это стиль и интерпретация исполнителя. В этом смысле большое значение имеет и настроение, в котором находится исполнитель мугама во время игры или пения. От выбора усуля зависит, в каком настроении будет преподнесен данный мугам. Существуют разнохарактерные усули, где ритмическая сторона играет важную роль в характеристике и в раскрытии философской сущности мугама.

Свободная метроритмическая структура этой музыки универсальна, связана с общим течением времени и с натурой исполнителя и слушателя. В одних средневековых музыкальных трактатах встречается упоминание двадцати четырех усулей (ритмических рисунков, которые тесно связаны с арузным метро-ритмом), соответствующих двадцати четырем часам суток. В других трактатах перечисляются более 65 усулей, которые олицетворяют настроение и состояние души человеческой натуры. Здесь говорится, что усули присутствуют и в человеческом теле, которое под воздействием природных и магнитных волн космического происхождения изменяется с каждым часом. Соответственно, в таблицах древних трактатов говорится, что исполнение каждого мугама должно проходить в определенные часы и дни недели. Соблюдение этого правила помогает лучшему восприятию и воздействию мугама на человека.

Средневековые ученые связывают двенадцать основных мугамов (дестгяхов) с планетами и зодиакальным кругом. Это еще раз доказывает, что при исполнении музыкантом мелодии мугамов имеет большое значение, под каким созвездием находится слушатель и творец музыки. В этом случае мугамы имеют непосредственно активное влияние на человеческую природу.

Вследствие того, что мелодическая структура мугамов базируется на свободной ритмической формуле, в развитии мелодического звучания становится возможным создать любую сферу эмоционального воздействия. Как мы отмечали, сфера эмоционального воздействия мугамов зависит от пространственного местоположения лада исполняемых мугамов, от целей, стоящих перед исполнителем мугамов, а также от эмоционального состояния и настроения данного исполнителя мугамов. Одним из определяющих факторов эмоциональной сферы воздействия мугамов является то, в каком часу, в каких условиях, в какой день недели исполняется тот или иной мугам; к сожалению, подавляющее большинство исполнителей мугамов во время исполнения не учитывают данное обстоятельство.

Если углубиться в историю мугамов, разобраться, когда и в силу каких причин они возникли, выясняется, что создатели мугамов были одаренными профессионалами традиционной музыки. Одаренный профессиональный музыкант создает образец музыкального совершенства и созданное им музыкальное произведение отличается тем, что становится образцом высокого искусства. Исторические исследования доказывают, что мугамы переходили из поколения в поколение устно, традиционным способом. На разных этапах истории лишь высокопрофессиональные исполнители мугамов смогли сохранить исполнительское искусство. Не каждый музыкант был способен исполнять мугамы. Значит, мугамы, являющиеся образцами музыкального искусства, переходящими из поколения в поколение, неоднократно были переделаны более одаренными исполнителями мугамов, которые видоизменяли их мелодическую структуру; так, изменяясь, они дошли до наших времен. За тысячелетия люди совершенствовались, развивались, мугамы также неоднократно переделывались в разных вариациях разными мастерами и, как следствие, изменялись как образцы высокого искусства. Т.е. параллельно развитию общества развивались и мугамы. Сам этот факт свидетельство того, что мугамы, являющиеся на Востоке образцами классической музыки, всегда служили совершенствованию людей в обновленном обществе, идеалам человечества, наконец, развитию гуманизма.

Знатоки мугама всегда воспринимали его как духовное начало, ниспосланное нам от Бога. Известный исследователь мугамов и фольклора Изалий Иосифович Земцовский в 1990 году на международной конференции заявил автору данного труда следующее — Вы очень счастливый народ. Ваш народ имеет данное от Бога великое и древнее музыкальное искусство, искусство мугама. Вероятно, вы не до конца осознали величие этого божьего дара.По этой причине многие музыковеды, говоря о мугамах, прежде всего, подчеркивают их божественное происхождение и связь с Исламом. Решительно заявляем, что у мугамов нет ничего общего с религиозной музыкой, особенно религиозной музыкой Ислама! В Исламе Коран, его аяты, суры, азаны и т.п. исполняются напевами, которые базируются на определенных ладах. Все это не имеет никакого отношения к канонам, существующим в мугамах и служащим их общечеловеческим целям. В молитвах, которые возносили к своим божествам древние шумеры, мидийцы, а также в мелодических напевах, используемых в исламской традиции, широко используются напевы, базирующиеся на свободных метроритмических особенностях ладов. С молитвами, возносимыми в честь божеств, мугамы, возможно, связывает лишь одинаковое местоположение ладов. Так и должно быть. Потому что каждый народ свои чаяния и мечты выражает на своем диалекте и напевает в соответствии со своими национальными религиозными представлениями. Национальная разговорная речь каждого народа подчинена местному наречию, канонам языка. В музыке же это связано с национальным сознанием ладов.

В исполнительской традиции мугама существуют несколько канонов. Мелодическая структура мугамов такова, что они вынуждают людей размышлять. В структуре мелодий музыкальных произведений метроритмические компоненты осуществляются в точных пропорциях. Если какая-либо мелодическая тема выражается точными метрическими размерами, например — 2/4, 3/4, 4/4 и т.д., то в мугамах все иначе. Мелодия в музыкальных произведениях играет роль основного выразителя языка музыки. Изложение мелодической линии точными метроритмическими формулами обеспечивает продолжительное звучание языка музыки в определенных ритмических рамках. Это можно сравнить со звучанием разных стихов метрической структуры в поэтических текстах. В стихотворении метрическое строение заключает поэтический язык стиха в определенные размерные рамки, и все время подчиняет данному ритмическому размеру.

В этом случае идея, изложенная посредством слов, передается в форме стихотворения определенного метрического размера. А это приводит к чтению изложенной идеи в ритмическом размере. Идея, изложенная таким способом, несколько усложняет и затрудняет восприятие ее слушателем. Мы можем убедиться в этом на примере присущих древним обрядам песнопений, обращенных к божествам. В Псалмах, исполняемых в честь пророка Давида, в Песне Песней, исполняемых в честь Соломона, в обращениях к Зороастру и Гите Кришне мелодическая тема основывается на метроритмических особенностях текста стиха и, как следствие, это затрудняет восприятие слушателем высказанной идеи. Это происходит оттого, что древние религиозные тексты составлены на поэтическом языке, на стихотворной основе, при музыкальном прочтении мелодия также образована на метроритмических стихотворных компонентах.

Мугамы же образованы на иных началах. Мелодический язык инструментальных мугамов можно сравнить с поэтической формой. В поэзии метроритмические особенности структуры предложения в изложении идеи выражаются согласно законам гармонии местного языка, и поэтому с легкостью воспринимаются слушателем. Мелодический язык мугамов именно в качестве стихотворной формы регулируется метроритмическими особенностями в соответствии с законами гармонии национального языка. Это можно сравнить со стихотворной формой изложения и озвучения Корана. Поэтическая форма Корана обусловила свободное его восприятие простым народом. Схожесть мелодического языка мугамов, звучащих в них музыкальных тем с простой разговорной речью облегчает лучшее восприятие их широкими массами.
С другой стороны, метроритмические особенности газели, а иногда и силлабического стиха, в вокально-инструментальных мугамах воздействует на формирование в целом мелодического языка мугама. В этих случаях метроритмические компоненты исполняемой газели, изменяясь в рамках ладов, существующих в традиционных мелодиях мугамов, и национальных канонов гармонии, обеспечивают наличие разных вариаций. При развитии мелодий мугамов, основанных на газелях, передаче идеи посредством музыкальных образов в поэтическом тексте возникают небольшие паузы. Прежде всего, это служит обеспечению ясности идеи, исполняемой посредством языка музыки и адресованной слушателю. Паузы, возникающие между фразами, или тишина посреди музыкальных предложений при исполнении мугамов вовлекают слушателя в философские размышления, приближают его к источнику истины.
Сеид Гусейн Наср пишет, что традиционная музыка, подобно всем имеющим духовную природу искусствам, берет начало в молчании. Ее умиротворенность и спокойствие выражают вечную истину в обрамлении звуков, принадлежащих миру внешних форм, в то время как Истина эта существует вне всяких форм, определений и уточнений. Покой и свет этой музыки — печать мира Духа, наложенная на мир форм. Корень каждого мелодичного звука формируется в глубинах обширного мира молчания, лежащего за пределами любого звука. Но каждый звук существует лишь благодаря животворящей силе того мира.

Человек находится между двумя мирами, наполненными молчанием. Эти миры в определенном отношении неясны и неведомы ему. Первый — это время до рождения, второй — время после смерти. Помещенная между ними человеческая жизнь, как внезапный крик, на мгновение нарушает бесконечное молчание, только чтобы затем слиться с ним. Но более пристальный взгляд открывает: то, что кажется человеку молчанием или пустотой за пределами жизни этого мира, есть чистое Бытие; то же, что очевидно, — текущие мгновения жизни в этой материальной вселенной — есть только отражение и тень иного Бытия. Жизнь человека также — не более чем шум и крики перед лицом вечного молчания, которое и есть наиболее глубинная разновидность музыки. Жизнь этого мира обретает смысл, только если вливается в это молчание и превращает внешние шум и волнение в прекрасную музыку, звучащую в нашем внутреннем пространстве.
Суфизм — путь, открывающий доступ к сокровищу молчания, являющемуся средоточием человеческого бытия. Это сокровище доступно лишь тем, кто обладает мудростью, оно питает любые наши осмысленные действия. Оно — источник жизни и человеческого существования. Суфизм — вера, берущая начало в Божественной Милости; он средоточие и сердце откровения Ислама. Это ключ, врученный человеку для того, чтобы тот мог открыть тайну собственного существования и овладеть забытым и пренебрегаемым сокровищем, сокрытым в этом существовании. Суфизм дает человеку средство познать самого себя и, через себя, Бога, средство научиться слышать музыку молчания. Пользуясь учениями и методами духовного пути, человек может прийти к пониманию самого себя, к смерти иллюзорного себя, чтобы вернуться к жизни в осознании себя реального.
Литература:
1.Земцовский И.И. Проблема многоголосия в теории монодии. В сб-к вошли художественные традиции народов центральной и передней Азии: история и современность. Душанбе — Дониш,1990, с.391-395.
2. Кароматов Ф.М. Элснер Ю. Макам и маком –В кн.: Музыка народов Азии и Африки –М.; Сов.комп. 1984. вып.4, с.88-135.
3. Имрани Р.Щ. Муgам тарихи. I ъилд. Елм. Б.1998. 278с.
4. Рамиз Фасещ Фцзули шеириндя тясяввuфи гайнаглар. Елм. Б.2000. 255с.
5.Фяшми Я. Физули гeзeлляринин бeзи поетик хuсусиййeтлeри щаггында. Б.1958. с.250-271.
6. Имам Бяззали. Ещйайи-uлумиддин. 10 илддя. Тяръ. Aли Арслан. Истанбул 1981.
7. Мир Философии. В 2-х ч. ч.1.Исходные философские проблемы, понятия и принципы. Изд-тво политической литературы. М.1991. 672с.
8.История Древнего мира. Древний Восток. ч.1. Египет, Шумер, Вавилон, Западная Азия, Индия, М.: АСТ,2000, 832с. и 2-я ч. Китай, страны Юго-Восточной Азии. М.: АСТ,2000, 848с.
9. Суфии — Собрание притч и афоризмов. –М.: изд-тво ЭКСМО-Пресс, 2002. 640с. (серия Антология мысли).
Рафик Имрани
Доктор искусствоведения, профессор,
заведующий отдела Института Фольклора
Национальной Академии Наук Азербайджана
источник -ethnoglobus.az

Добавить комментарий